Крылатая. Танец в огненном круге

Размер шрифта: - +

Глава 4

Дом встретил нас непроглядным мраком и скрипом половиц под ногами. Меня поставили на пол, придержав для верности. Яру хорошо, он в темноте видит, как кот, а вот я опять рисковала разбить нос о шершавые доски. Пришлось позволить супругу выпутать меня из плаща, потом на пол с хлюпаньем полетел и мокрый плащ дракона.

- Замерзла? – обнимая меня со спины, шепнул Яр.

Я кивнула и прижалась к супругу. Теплому и надежному. И так хорошо вдруг стало. За окном тихо кружились снежные хлопья, сверкая в свете луны. Бежали по небу облака, свистел ветер, путаясь в кронах деревьев. А вокруг нас была темнота. Мягкая, уютная, умиротворяющая.

Вспыхнул огонь в камине, вмиг разрушив уютный полумрак. Зато стало ощутимо теплее.

- Чаю? Молока? – осведомился Яр, направляясь на кухню.

Я вздохнула и, решительно тряхнув волосами, заявила спине мужа:

- Поговорить.

Яр в кухню ушагал бодрее обычного. Я вприпрыжку последовала за ним, решив до конца прояснить отношения с мужем.

- И о чем беседовать желаешь? – язвительно спросили у меня, заливая в чашку кипяток из графина.

Нет, драконы все же незаменимы в хозяйстве. Вот был бы у меня муж человеком, так пришлось бы вечность над кастрюлькой ждать, когда вода закипит, а тут раз — и все. Только коснулся, и уже раков варить можно. Хотя, он так в сердцах и зажарить живьем может...

- О нашем, о привычном, - усаживаясь за стол, сообщила я. – Почему ты такой упрямый и чего твоему папе от меня нужно. Ведь нужно же?

У меня был целый день, чтобы взвесить и обдумать все возможные причины, по которым отец Яра прислал вестника мне. Мы были женаты с драконом уже не один месяц, но его батюшка решил использовать меня как тайное орудие давления именно сейчас. А значит, что-то случилось, и это «что-то» требовало присутствия Яра. А Яр ехать не желает.

- Умница ты моя, - с нежностью заявил дракон и шлепнулся на табурет рядом со мной. – Все время забываю, какая ты у меня сообразительная.

- Это потому, что я алхимик, - вздохнула я, - про нас часто забывают.

- Это потому, что ты еще и красавица. А мозги и красота в женщинах редко вместе уживаются, - вздохнуло мое огнедышащее чудовище.

- Подхалим, - не поддалась я усыплению бдительности. - Я жду.

Яр опять вздохнул и жалобно на меня глянул. Бровки домиком сделал, губешку нижнюю оттопырил. Не поддамся, змеюка артистичная. Я нахмурилась и сложила руки на груди. Яр изображать скомороха перестал.

- Эх, у папы новый бзик, - заявил дракон, - решил он меня в который раз осчастливить, не спросивши.

Да, повелитель обладал подобной чертой характера, решая за других, что для них будет лучше. Ну, на подданных это действовало, им это даже нравилось. А вот семья страдала. И если Лер и Жив, как наследные принцы, вынуждены были терпеть отцовские распоряжения, то Яр с чистой совестью каждый раз посылал батюшку в дальнюю пешую прогулку в компании с его приказами.

- И что на сей раз?

Яр скривился и, потерев шею, глянул в окно.

- А желала бы ты стать супругой наместника Южной гряды?

Я присвистнула. Ничего себе! Я и ранее была осведомлена, что каждый из сыновей повелителя Нираса имел «приданое». Леру достанется сам Ельрушаель, правда, после батюшкиной смерти. Жив готовился управлять небольшой провинцией на западе горной гряды драконов. А вот Яру предлагали город, славящийся своими самоцветами и одним из самых крупных портов.

- И с чего он такой добрый?

- Видимо, со свадебным подарком определился. Решил шикануть на радостях.

- Какой-то очень щедрый подарочек.

- И я так подумал, а потому на всякий случай отказался.

Тут я взгляды мужа разделяла. И Яр, и я слеплены из другого теста, для нас собственная свобода важнее материальных благ. А еще мы уже прижились в Нуире, пустили корни. И тут на тебе, собирайся в путь-дорогу.

Мы с Яром сидели и молча улыбались друг другу, пока нашу идиллию наглым образом не нарушили. В двери тихо поскреблись. Нерешительно, робко. Я бы даже сказала – нехотя. А потом послышалось злющее от Каратая:

- Хмель, что ты дверь пальцем ковыряешь? Стучи давай нормально.

Мы с Яром синхронно вздохнули и переглянулись.

- А вот теперь я думаю, что отказался зря… - протянул Яр, даже не думая идти открывать дверь.

Я, если быть честной, лицезреть Каратая тоже желанием не горела. Но совесть у меня еще не вся отсохла, остались еще живые ее участки, а оттого я все же поднялась со своего стула. До двери, правда, не дошла, Яр перехватил на половине пути, усадив к себе на колени.

- А давай притворимся, что мы еще не дома, - жалобно попросили у меня. – Мало ли куда нас в такую пургу занесло. Может, мы в сугробе застряли.

И взгляд на меня такой жалобный-жалобный, но с хитрым прищуром. Зато за дверью оставлять нас в покое не торопились. Каратай, как всегда, был настроен воинственно, но Хмелик еще пытался выгородить меня перед мастером.

- Может, они уже спят? – жалобно шепнул боровичок. – Давайте с утра.

- Я те дам с утра! Дело-то какое! А ну стучи, я сказал! - ворчал мастер, а потом дурным голосом заорал: - Данка, а ну двери открывай, у меня лапы мерзнут!

Я все же выпуталась из объятий мужа и не спеша поплелась открывать дверь. На пороге стоял слегка посиневший от холода Хмелик, на плече которого восседал нахохлившийся Каратай.

- И когда ж вы намилуетесь? – рявкнул ворон, залетая в дом.

Хмелик тщательно отряхнул с одежды и обуви снег и смущенно переступил порог.

- А вы не завидуйте, мастер, – отозвался от стола Яр.

Каратай как раз совершил посадку на спинку стула, так что Яра с чистой совестью проигнорировал. А вот Хмелю опять досталось:

- И чего ты стал, как столб соляной? Вручай давай.



Анна Калина

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться