Крылатое счастье 2

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Я стояла, словно громом поражённая, и пыталась просто спокойно обо всём подумать. К несчастью, спокойно не получалось, потому что мысли проносились в голове со скоростью света, вызывая в душе прилив самых разных чувств: неверие, радость, непонимание, страх... Страх в итоге победил всё остальное, но у Садхора с сообразительностью было лучше, чем у меня, поэтому именно он задал Рдамору этот очень важный вопрос:

–У кого вторая книга?

Я невольно кивнула, подтверждая, что да, это очень хороший вопрос, но дракон на картине на меня едва ли обратил внимание, вновь подняв взгляд и немигающе глядя на прямо сейчас напрягающегося и откровенно злящегося Садхора.

И не ответил. Вот вообще никак не отреагировав ни на вопрос, ни на, собственно, злость действующего правителя Даркхайма.

И вот зря он так.

–Мне провести призыв и устроить вам весёлую загробную жизнь? – Тоном, от которого мороз по стенам пополз, вопросил у Рдамора дракон за моей спиной.

Дракон, что в этот миг показался таким пугающе жутким, опасным, безжалостным... и я бы обязательно подумала обо всём этом, но его руки продолжали обнимать меня с нежностью, а потом ещё и указательный палец ласково погладил живот сквозь ткань... В общем, мне страшно не было. Рдамору тоже не было, он просто откровенно взбесился, что было ясно по замерцавшим чёрным глазам и сжавшимся зубам.

–Я жду, – холодно напомнил правитель драконьего народа.

Рдамор посмотрел на него с пренебрежительностью и даже презрением, но после всё же открыл рот и что-то сказал. Честно признаться, я вот вообще ничего не поняла.

–Марисса Арганар, – любезно перевёл для меня Садхор и тут же пояснил: – сестра Рдамора.

Дракон на картине неодобрительно поджал губы и сказал ещё что-то. Садхор переводить не стал, а секунд через десять молчаливого монолога картины он и вовсе весь словно окаменел, напрягся и застыл.

–Садхор, – позвала я встревоженно и попыталась обернуться.

–Тише, – попросил правитель тут же, прижав меня крепче к своей груди.

Дважды повторять не пришлось, я послушно замолчала, но, едва Рдамор закончил что-то рассказывать, повернулась в кольце Садхоровых рук, закинула голову и внимательно посмотрела в его глаза. Глаза, золото в которых снова размыло грани зрачка и теперь медленно и немного жутко перемешивалось с окружающей их тьмой. Выглядело завораживающе, но пугающе.

Лорд Арганар опустил взгляд с картины за моей спиной на меня, внимательно вгляделся в мои глаза и лишённым каких-либо эмоций голосом сухо произнёс:

–Марисса Арганар вышла замуж, политический брак. Её мужем стал лорд Вьярис Морво, на тот момент действующий правитель вампирьих народов.

Первой моей реакцией был шок. Вот просто шок. Потом я постояла, подумала и с сомнением переспросила:

–То есть вампир женился на драконице?

Это даже для меня было как-то странно и, честно говоря, немного дико. Кто же тогда родится в таком браке? Кровососущие драконы?

Сомнения явственно отразились на моём лице.

–У них не было детей, – правильно понял Садхор мой немой вопрос, а затем спокойно, вот просто убийственно спокойно добавил: – Мариссу ритуально убили до того, как её супруг пришёл на первую брачную ночь.

В ужасе прижав ладони ко рту, я с откровенным потрясением уставилась на Садхора, который, видимо, просто безупречно умел скрывать свои эмоции, потому что за маской спокойствия я не видела ничего... но голос разума шепнул, что сейчас правитель зол, практически взбешен, раз ему приходится скрывать собственные эмоции.

И предательский шепоток где-то в голове: «хана вампирам». И вот лично мне их совершенно не жаль.

–Ужин, – напомнил Садхор и уволок меня в открывшийся портал.

На последок я успела лишь бросить взгляд на картину, где Рдамор Арганар задумчиво, вот просто крайне задумчиво смотрел почему-то на меня.

*

На ужин было какое-то наскоро приготовленное Садхором мясо. Выглядело оно невозможно вкусно, и пахло тоже совершенно безупречно, я так вообще слюнкой истекла вся, пока он его готовил, наполнив этим сочным сладковатым запахом всю кухню да и вообще, кажется, весь дом.

И оно было бесконечно вкусным, насыщенным, сладко-остро-солёным, и первый кусочек попросту растаял во рту у ужасно голодной меня... Второй кусочек я жевала куда медленнее, на третьем под внимательным взглядом Садхора соскочила и убежала в нужную комнату.

Вырвало меня уже там.

Захотелось посидеть на холодном полу и поплакать от жалости к себе. Такая вкуснятина, а я её даже съесть нормально не могу! Что за несправедливость?!

В общем, это был долгий, очень долгий вечер, за который меня попытались накормить двумя видами рыбы, мясной запеканкой, супом из мяса, супом из овощей, просто супом вообще без всего... Вот после него я и отказалась куда-либо идти, оставшись сидеть в ванной комнате, устало прислонившись затылком к стене.

Просто странно – с яичницей я нормально ела и бутерброды, и чай тоже пила, и даже кашу, но без неё всё было плохо. И я сидела и думала о том, что всё дело в яйцах, ну, или точнее, в чем-то, что содержится только в них, но потом вспомнила, что Садхор и в мясную запеканку их тоже штуки три положил.

Грустно это всё. И вариант поплакать от жалости к себе пришлось заменить на более необходимый – пойти и поспать.

Раздался тихий вежливый стук. Я не ответила, сил просто не было даже на то, чтобы что-то говорить.

Садхору мои слова и не понадобились, он просто открыл дверь, зашёл в комнату, которая с его появлением вдруг как-то меньше стала, медленно приблизился к сидящей на полу мне, опустился на корточки и задумчиво меня оглядел с головы до ног.

–Ты бледная, – было итогом его осмотра.



Валентина Гордова

Отредактировано: 23.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться