Крылатого жениха заказывали?

Размер шрифта: - +

2. Маша – радость наша

Мария Сергеевна Тарская – талантливый врач, сильная ведьма (только тсс – это секрет!) и просто красивая женщина гордо цокала каблучками по мостовой, оставив за спиной закрытые ворота ГКЧВ[1]. Насчёт сего факта её одолевали двойственные чувства. С одной стороны она переживала, что вынуждена бросить хорошую и высокооплачиваемую работу, с помощью которой можно было отслеживать все планы по ловле подпольщиков – тех, кто не желал светиться в реестре госконтроля, а то и вовсе занимался запрещёнными разделами магии. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Та же Аполлинария – мать Марии скрывалась лишь потому, что обладала настолько большой силой, зная о которой, её закрыли бы и использовали во благо родины. Не важно, хочет она того или нет. После промывки мозгов, проверки на верность и прочих малоприятных манипуляций ей, возможно, разрешили бы даже жить в своём доме, завести ребёнка, но тотальный контроль сопровождал бы их повсюду. А так она скрыла свою суть под сильнейшими амулетами, родила дочь от любимого, а не навязанного мужчины, занималась изготовлением зелий, помогала с маскировочными чарами и совсем уж близким людям раскладывала семейные таро на будущее, любовь и прочее. Конечно, львиная доля подполья не цветы выращивала и не булочки пекла, но совсем уж откровенные маргиналы крутились несколько в ином слое магического общества.

С другой стороны, Мария как никогда радовалась, что обрела свободу. Словно крылья выросли за спиной: можно лететь, куда твоей душе угодно! Хоть на Ямайку, куда её так настойчиво отправляет мама. Но отчего же так горько на душе? Она ведь давно сама себе призналась, что Фаргон – не мужчина всей её жизни, более того, она в него даже влюбиться не успела, так, лишь возжелать. Причём не только из-за мужской привлекательности, но и из-за перспектив переселения в другой мир, где можно не скрывать свои истинные силы, а колдовать сколько вздумается. Ну и магически одарённый партнёр – гарант сильного потомства, значит, и дар зря не пропадёт. Но что поделать – всё решил случай и её величество Любовь. Не в её пользу. В общем, какая тут работа – надо восстановить душевное равновесие, особенно после того, как Маша узнала, что давний друг, который учил её когда-то целоваться, оказался безумным экспериментатором и вообще магом без каких-либо табу. Ох и натворил он дел! Если бы не Фаргон, самой ей было бы не разгрести ту кашу, что она по глупости заварила. И сидела бы она сейчас под замком, терпя допросы, а не собиралась в жаркую страну расширять сознание…

 

- Вот телефон Бена, - Аполлинария скинула дочери контакт одного широко известного в узких кругах растамана, как никто другой умеющего работать с магами. – Я с ним уже разговаривала – он с удовольствием тобой займётся.

- Да не надо со мной заниматься, - устало вздохнула Маша. – Я просто хочу отдохнуть, привести мысли в порядок и понять, как жить дальше.

- О, Бен отлично ставит мозги на место, - гнула своё мама. – Давно надо было тебя к нему отправить, ещё когда ты решила в ГКЧВ устроиться на работу.

- Вот возьму и поменяю билет на Бали, - пригрозила дочь.

- Те же грабли, только в профиль, - усмехнулась Полина. – Там Рустем живёт, но у него методики жёстче.

- Чёрт, нигде от вас не скрыться, - посетовала Маша. – Везде есть какой-нибудь гуру, от которого мне не отвертеться.

- Почему, в Антарктиде нет, - ухмыльнулась мать. – И на Шантраских островах.

- Кстати, Шантары! – Воскликнула Маша. – Давно же туда хотела, но забыла про них. Эх, там туры редкие, а своим ходом не добраться.

- Езжай куда хочешь, - устало вздохнула Полина, махая рукой на непутёвую дочь. – Заколебала, если честно! Судьба тебя везде найдёт, вопрос: будешь ли ты готова встретить её.

- Ма-ам, - протянула Маша. – Я устала от этих мужиков! Честно! Надеешься на них, а один вон в другую влюбился, второй гадом оказался. Марк и вовсе тот ещё извращенец.

- Боже, сколько раз тебе повторять, что то было досадное недоразумение, - закатила глаза Полина, вспоминая, как несколько лет назад взъерошенная дочь приехала со свидания и давай взахлёб рассказывать об экспериментальном театре, в котором обнажение душ, анонсированное в программке, сопровождалось оголением телес актёров. Хорошо хоть зрителей не трогали! А то кто их, экспериментаторов, знает. И это безобразие на первом же свидании… Разумеется, новой встречи, помимо рабочих моментов, не состоялось.

- Всё равно показатель, - не уступала Маша. – Была масса вариантов: встать и уйти, а не пялиться на чужие телеса, а ещё лучше заранее нормально всё узнать. Что за безответственный подход к делу? Вон Фарг всю неделю подарки слал, потом карету заказал, ресторан, жаль, что сразу не подписался, я бы тогда стольких ошибок избежала…

- Любая ошибка учит нас чему-то, - философски заметила Полина. – Надеюсь, когда ты встретишь действительно свою судьбу, то не будешь отталкивать этого мужчину своей излюбленной холодностью.

- Настоящего мужика сдержанностью не испугать, - парировала Маша. – Зато сразу понятно, что я дама серьёзная, по мелочам не размениваюсь.

- Боже, и в кого ты такая? – Покачала головой мать. – Мы с твоим отцом никогда так не рассуждали. Как увидели друг друга, так и не сомневались, что будем вместе. И ни разу не притворились, чтобы цену набить, гордыню показать.



Fjolia (Анна Соломахина)

Отредактировано: 06.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться