Крылья

Размер шрифта: - +

Ночное небо

IV

Ночное небо.

 

И эта ночь и ее электрический свет
Бьет мне в глаза,
И эта ночь и ее электрический свет
Льет мне в окно,
И эта ночь и ее электрический голос
Манит меня к себе,
И я не знаю, как мне прожить
Следующий день…

 

Кино «Ночь»

 

 

Нужное здание никак не прозеваешь: оно возвышается посреди жилых домов, как уродливый гнилой обломок во рту, полном ухоженных и здоровых зубов. Только слепой бы не заметил. Артём поднял голову и посмотрел на нависшую над ним чёрную громаду. Сколько же в ней «этажей»? Если судить по количеству оконных проёмов, то шесть, а может, и семь – в темноте не совсем понятно, что там на самом верху – полноценный ярус или просто бойницы… Когда-то башню увенчивала луковица купола и шпиль, но теперь часть кровли отсутствует, и взгляд поневоле цепляется за эту асимметричность.

Артём перестал глазеть на колокольню и прислушался. Вряд ли сюда кто-то сунется, когда рядом есть оживлённые Долгоруковская, Тверские-Ямские и Садовое кольцо… но осторожность всё равно не помешает: по закону жанра в чью-нибудь гениальную голову в самый неподходящий момент может прийти идея выглянуть в окно и поинтересоваться, кто это и зачем копошится возле «заброшки». Доказывай потом, что ты не верблюд, а он и так уже получил сегодня по полной.

Артём пошёл вдоль заграждения, прикасаясь к холодным перекладинам. За забором - тёмные пятна перекопанной земли посреди лужи от голого резкого света, металлическая сетка-рабица, какие-то куски арматуры.

Лязг.

Тяжело и мощно дохнул заработавший механизм. От неожиданно раздавшегося звука Артём вздрогнул и вытянул шею, чтобы посмотреть.

Ресницы опустились и поднялись. Его тёмные глаза схватывают несравнимо больше, чем способно обычное, человеческое зрение.

Человек в яркой пластмассовой каске и резиновых сапогах пересёк пространство, таща за собой конец кабеля, и исчез за углом. Строители организовали очередные раскопки.

Перед тем, как направиться сюда, он набрал в поисковике и прочёл об этом месте. Печальный и увы закономерный итог равнодушия или алчности – это ещё как посмотреть. Вряд ли Бог на этот раз окажется победителем – Он очень редко выигрывает в поединке с человеческими страстями.

Артём включил телефон и посветил себе.

23:02.

Он опоздал на встречу.

Признаков присутствия сорок первого не ощущается. Впрочем, Артём и не ожидал ничего обнаружить. Этот мелкий здорово умеет маскироваться. Обидно даже: за что ему столько силы? И умение шустро заживлять раны, и способность усыплять чужие физические чувства, попросту говоря целительство и гипноз – не слишком ли жирно?

«Не злись ты на него. Ты же знаешь правила».

«Да знаю я!»

«Чем слабее физическое тело – тем больше сил ему даётся», - синхронно произнесли Артём и голос в трубке.

«А я всего лишь биолокатор».

И неважно, что способность позволяет быстро улавливать чужие мыслительные волны – или, как их ещё называют, эманации – и по ним безошибочно идентифицировать их носителя, «ловить» и «считывать» всё, что имеет разум. Всё равно обидно!

«Всего лишь!» - передразнил голос. – Ручаюсь, он был бы не против махнуться с тобой способностями. Хотя бы из интереса».

Сюда надо как-то залезть.

Артём измерил взглядом забор. Высоковато. А с той стороны - чересчур много света. И ещё строители. Значит, пройти нужно непременно здесь. Руки схватились за металлическую перекладину, рифлёные подошвы «гриндеров» - хорошо, что он имеет привычку, отправляясь в незнакомое место, надевать именно их – легко нашли сцепление, и Артём, рывком подтянув вверх тело, перемахнул через преграду.

Ну и где все эти сверхспособности, когда они так нужны? Ещё одно дурацкое правило: ты не можешь их использовать в личных целях, а только чтобы помочь кому-то.

Вход в заброшенную часовню обнаружился слева, на торце постройки. Доска, закрывающая его, оторвана. Значит, сорок первый всё-таки пришёл. Уже неплохо. Маленькая, но победа.

Прижимаясь к стене, чтобы не попасться на глаза рабочим, Артём скользнул в дыру.

Ауч.

Чёртов гвоздь!

Следующую подлость ему устроили обломки кирпичей, сваленные кучей прямо при входе. Артём споткнулся и полетел через весь проход.

Хлоп!

Пальцы схватились за выщербленную стену, как за спасательный круг.

…хаааа… хаааа… хаааа…

Так и лицо себе расквасить недолго.

Продолжая держаться за стену, Артём заскользил вдоль неё.

 

Посмотри туда вниз,
Там все не хорошо:
Жертвы перемен,
Далекие диапазоны.


«А» теперь не «А»,
Быть или не быть,
Увидь то, что я вижу,
Получай то, что я получил.

 

Звуки внезапно включившейся на телефоне и немного искажённой его динамиком музыки, низверглись откуда-то сверху и хлестнули Артёма по ушам.

- Ты в своём уме? Хочешь, чтобы нас спалили? Сейчас же выключи!

- Ты опоздал, - сказал в темноте голос, но звук тем не менее тут же немного убавился.

- Я топал от Новослободской.

- Ни разу не оправдание. Я тут уже корни пустил, пока тебя ждал. Мне, между прочим, завтра на учёбу. Кретинская контрольная по кретинской алгебре, а с училкой я и так не в лучших отношениях.



Соня Унгерн

Отредактировано: 15.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться