Крылья

Глава 3

ГЛАВА 3

 

[Джейс]

 

Забираю свой багаж, перекидываю сумку через плечо и решительно шагаю к выходу из космопорта. После полуторанедельного путешествия чувствую себя пещерным жителем, которому, наконец, позволено вдохнуть свежего воздуха.

Яркий солнечный свет бьет по глазам. Вспоминаю, что у меня в сумке есть солнцезащитные очки, достаю и немедленно надеваю. Потом осматриваюсь. Мимо проносятся спешащие люди, катят большущие чемоданы на колесиках или на воздушных подушках, кидаются на шеи встречающим. Сигналят наземные автомобили. Возле них стоят служащие в форме транспортных компаний, над коммуникаторами которых светятся голографические экраны с именами тех, кого они прибыли забрать. Чуть дальше — посадочная площадка для флайеров. Летательные аппараты без перерыва садятся и взмывают в небо. Вдалеке виден город. Острые шпили небоскребов сверкают на солнце…

Симпатично, и климат приятный. В этой части планеты — ранняя осень. Сила притяжения привычная, содержание кислорода в воздухе вроде бы тоже обычное — голова не кружится.

Отхожу от беспрерывно открывающихся автоматических дверей в здание космопорта и раздумываю, с чего бы начать. В отличие от большинства прибывших, я налегке, и меня никто не встречает, не ждет водитель с табличкой.

«Твоя задача — явиться в ЛЛА и показать свои документы. Там все улажено», — прощальное напутствие, полученное мною от начальства.

Хорошо бы, если улажено…

Спрашиваю первого попавшегося прохожего, где можно взять такси, получаю вежливый развернутый ответ и плетусь в указанном направлении. Денег, по крайней мере, мне выделили с лихвой, так что не пропаду.

Такси находится без проблем, а пункт назначения «Лондорская Летная Академия» даже не требует точного адреса — это место водителю известно. На самом деле, удивлен, встретив людей-таксистов. На Альфа Крите уже давно функцию общественного транспорта выполняют исключительно беспилотники.

Водитель приветлив, а затем немногословен — то, что надо. Плюхаюсь на заднее сидение и всю дорогу, не стесняясь, пялюсь на пролетающий под нами город. Здесь меньше растительности, чем на моей родной планете, архитектура немного другая, больше небоскребов, стекла и металла, но мне, в общем-то, нравится. Современно. Красиво. И при этом неавтоматизированное такси — парадокс.

Голова абсолютно пустая, поэтому я просто смотрю в окно, толком не анализируя то, что вижу. И так полторы недели только и делал, что думал о том, какого черта я делаю на этом пассажирском лайнере, уносящем меня бог знает куда, и почему поддался на уговоры Кинли и ввязался в эту авантюру.

«Всего три года, — вещал он мне. — Три года обучения, а потом карьера, перспективы»… Всю жизнь плевал и на карьеру, и на эти его перспективы, но, должно быть, в тот момент я еще не отошел от шока после вручения мне «Крыльев» самим главой АП, поэтому согласился.

Сбежать сейчас было бы неспортивно. Нужно хотя бы посмотреть, что там за Летная Академия, которую все так расхваливают.

В жизни не мечтал стать пилотом, но не признать того, что это полезный навык, не могу. Как бы там Кинли не выпрыгивал из штанов, пребывая в восторге от моего так называемого героизма, то, что экипаж «Искателя-VIII» выжил, не моя заслуга, а чистая удача. Так что, может быть, выучиться на пилота не такая уж плохая идея. В любом случае, другой, как и планов на будущее, у меня все равно нет.

 

***

Пространство перед Летной Академией заполнено людьми в бежевой форме. Среди них, словно капли чернил на холсте, то тут, то там мелькают одетые в темно-синее. Тут два вида формы?

Мои сомнения разрешает водитель такси, промолчавший всю дорогу, зато теперь так вовремя брякнувший:

— Абитуриенты.

В бежевом? Их так много?

Расплачиваюсь и покидаю флайер. Тут-то у меня и закрадываются сомнения, что Кинли сильно преувеличил, сказав, что на Лондоре все улажено.

Поправляю сумку, вздыхаю и обреченно иду к высокому крыльцу. Поздно сдавать назад.

С облегчением замечаю в толпе молодняка людей постарше, есть даже за сорок, и они тоже в бежевом. Значит, не буду выделяться. Хорошо.

Здание ЛЛА пятиэтажное, с колоннами из зеленого мрамора у входа. Должно быть, безумно дорого и престижно. А может, и нет — не разбираюсь, но красиво.

Вылавливаю среди бежевого моря индивидов в синем, вкратце обрисовываю ситуацию, спрашиваю, куда мне идти. Но в ответ на меня смотрят, часто моргая, и разводят руками. Один, второй, третий… Все улажено, да, Кинли?

Похоже, если с чем-то и улажено, так это с его генеральскими нашивками. Все остальное бывшего полковника тогда не волновало.

Когда у меня уже возникает стойкое желание все бросить и взять такси обратно в космопорт, кто-то трогает меня за плечо. Резко оборачиваюсь, с усилием давя в себе выработанный годами службы и общения с преступниками рефлекс: «сначала бей, потом спрашивай».

Передо мной стоит светловолосый парень в синем. Высоченный. Приходится задрать голову, хотя я вроде бы не коротышка.

— Приятель, тебе помочь? — спрашивает, улыбаясь.

Пять минут назад один местный студент уже предлагал мне свою помощь, заметив, как я безрезультатно мечусь в толпе, но, выслушав мой вопрос, почесал в затылке и растворился в бежевом океане абитуриентов. Поэтому на этого улыбчивого тоже не надеюсь.

Вздыхаю и, кажется, в сотый раз описываю ему свою проблему. Жду ответа уже с каким-то мазохистским желанием услышать очередное: «Нееее, это не ко мне. Понятия не имею», — чтобы с чистой совестью бросить все и убраться отсюда подальше.



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться