Крылья

Глава 13

ГЛАВА 13

 

[Джейс]

 

{Волнистые волосы скользят между моих пальцев. Они такие темные и блестящие, что мои руки кажутся блеклыми на их фоне. Но кожа женщины еще белее, тонкая, почти прозрачная. Контраст белого и черного бьет по глазам.

Я скольжу по этой коже губами. Шея, ключица, грудь…}

 

Будильник звенит в самый пикантный момент. Резко распахиваю глаза и рывком сажусь на кровати. Душ, мне срочно нужен холодный душ.

Ледяные струи бьют по голове и плечам, стекают по лицу, а я думаю лишь о том, что нет никакого труда, чтобы идентифицировать женщину в моем сне. А ведь еще вчера я искренне полагал, что ни о каком настоящем романе не может быть и речи.

Кто же знал, что один короткий поцелуй будет иметь такой затяжной эффект? Впрочем, о длительности рассуждать не возьмусь — по правде говоря, как захлопнулась дверь за свидетелем разыгранной нами сцены, не заметил. И что самое поганое — когда Морган меня поцеловала, то я и думать забыл о том, для чего к ней пришел. А если бы она первой не отстранилась, не знаю, чем бы все закончилось, но ограничиваться поцелуем мне точно не хотелось.

Вырубаю воду и выбираюсь из душевой кабины с полотенцем на плечах. Потрясывает от холода, но в голове прояснилось.

Глупо это все. Преподаватель ЛЛА, публичная персона, приближенная Рикардо Тайлера. Будь она хоть самой сексуальной женщиной в мире, связываться с такой — себе дороже.

По-хорошему, закончить бы на этом и вернуть все на свои места, я имею в виду статус отношений: «ученик — преподаватель». Потому что в другой раз можно и заиграться, и тогда после будет… неловко.

Не прижми меня к стенке агенты РДАКа, отказался бы от предложения Морган сразу и не раздумывая — слишком чревато. Но при той ситуации, которая есть, можно сказать, что мне чертовски повезло. Она стала инициатором наших якобы отношений, она, а не я. А я весь такой герой-спаситель-ничего-мне-не-надо-взамен. Гадко.

В тот момент, когда Морган выложила мне правду о том, что ей нужно и почему, у меня мелькнула шальная мысль признаться в ответ — честность на честность. Но эта мысль быстро ушла, перекрытая другой — о Молли.

Не была бы в деле замешана моя сестра, я действительно рассказал бы Морган о РДАКе — все равно не собираюсь для них шпионить, — а потом пусть бы думала, связываться ей со мной или нет. В итоге или сработались бы, или она сразу же сдала бы меня Службе безопасности как шпиона, и дело с концом.

Но вероятность второго варианта развития событий была настолько велика, что я банально струсил.

Сейчас Морган мне доверилась (хотя по-прежнему не понимаю почему — женщина с ее историей и репутацией представлялась мне куда более расчетливой и хладнокровной), но если бы я упомянул разведку Альфа Крита, ни о каком доверии можно было уже не мечтать.

Это своей шкурой можно рисковать, а когда на кону стоит жизнь сестры, желание вытворять глупости отпадает напрочь. Так что нужно отделаться от чувства вины и признать, что все к лучшему: Морган необходима видимость романа со мной, а мне — с ней. Все при своем.

Вытираюсь насухо и цепляю коммуникатор на запястье. Раздумываю пару секунд, а затем уверенно набираю сообщение: «С добрым утром!». Думаю еще немного и добавляю веселый смайлик — обычно женщинам такое нравится.

Ересь, конечно, но нам же нужно сделать вид, что у нас отношения. Именно отношения, а не просто секс. Впрочем, после вчерашнего не сомневаюсь, что она, как и я, от него бы не отказалась.

Как раз успеваю одеться, когда пищит сигнал, оповещающий о новом текстовом сообщении.

«Доброе))))» — Морган обошлась четырьмя скобками вместо цветных смайлов.

 

***

Никогда в жизни не заострял внимания на том, что на мне надето. Ну, разве что пытался принарядиться на выпускной, чтобы понравиться одной однокласснице, от которой был без ума. Правда, и тогда костюм мне выбирала мама…

Сейчас же, шагая из общежития к зданию ЛЛА в синей форме студента, вместо бежевой абитуриентской, чувствую себя бабочкой, которая только вчера была гусеницей.

На территории студгородка, как и всегда, полно народа, но теперь все одного цвета. Единственное отличие — количество желтых полосок на рукавах.

— Ээээй! Джейс!

Поворачиваю голову на голос: а вот и индивид с целыми тремя полосами на плече.

Тайлер ловко лавирует между другими студентами, пробирается ко мне, пристраивается рядом, и мы вместе идем по направлению к зданию Академии.

— Привет, — говорю.

Из головы упорно не выходит, чьим приемным сыном и чьим племянником оказался этот парень. С Рикардо Тайлером — еще куда ни шло. Но представить, что этот здоровый детина, выше меня ростом, зовет Морган мамой, мне по-настоящему трудно.

— Ага, привет, — отзывается мой незваный попутчик. Он какой-то взъерошенный. Бежал, что ли? — Еле догнал, — тут же подтверждает мою догадку. — Ты что, не слышал?

Когда услышал, тогда и обернулся.

Пожимаю плечом, не собираясь оправдываться, но Тайлер и не настаивает. Поправляет ремень сумки, перекинутый через плечо, поглядывает по сторонам, убеждается, что никого в особой близости от нас нет, и заговаривает уже совсем на другую тему:

— У меня проблемы, — сообщает заговорщически. Однако при этом у него на лице такое довольное выражение, что в реальность его проблем верится с трудом.

— Ноготь сломался? — интересуюсь с вежливой улыбкой.

Тайлер усмехается, но и не думает обижаться.

— Еще скажи, что ресница в глаз попала, — потом бросает на меня понимающий взгляд. — Просветили, чей я племянник?



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться