Крылья

Размер шрифта: - +

Глава 19

ГЛАВА 19

 

[Джейс]

 

Перерыл все сайты клиник, специализирующихся на лечении последствий влияния на организм «синего тумана». Хотя что я говорю? «Лечении»? «На поддержании жизни обреченных» будет точнее.

Лечения от «синего тумана» не существует. Человек, который принимает хотя бы одну единственную дозу этого наркотика, мгновенно подписывает себе смертный приговор и все равно что заболевает Альцгеймером и синдромом иммунодефицита сразу. Нейроны мозга гибнут с каждым днем все больше, а любая простуда может стать смертельной, внезапно отказывают органы, выпадают зубы, на коже появляются пятна…

Молли под наблюдением врачей почти с самого начала, поэтому разрушение всего, кроме мозга, удалось взять под контроль. Но и то, как честно признается доктор Кравец, стоит ей выйти из стерильного окружения, последствия он уже не предскажет: одна прогулка по людному месту может стать последней.

Уже третий час сижу за столом и ищу в компьютере что-нибудь, чего я не знаю. До рези в глазах. И везде все, что нахожу, приводит меня на страницу клиники доктора Кравеца. Его называют светилом в этой области. Да, он не волшебник, и чудесного исцеления доктор тоже не изобрел, но в продлении жизни «заболевших» он лучший.

Всего лишь в продлении…

С психу отключаю компьютер, откидываюсь на спинку кресла и закрываю глаза. Ладони сжимаются в кулаки.

Я не дурак, понимаю, что моя сестра не жилец, но я не могу просто сдаться и наблюдать за тем, как она умрет. В муках — о да. Смерти тех, кто попал под воздействие продукта из синерила, не бывают безболезненными: или постоянное пребывание в бессознательном состоянии под обезболивающими, или чудовищные боли.

Мне нужно забрать Молли из клиники, попавшей в поле зрения РДАКа. Не знаю пока как, но нужно, иначе мне не соскочить с крючка. Но при этом гораздо хуже то, что забирать сестру мне некуда — я ее просто убью.

И что мне остается? Играть по правилам альфа критской разведки, пока им не надоест? А им не надоест, и они от меня не отстанут, пока я не уберусь с Лондора. С которого убраться по доброй воле раньше чем через три года не могу. Знал бы, чем все обернется, специально завалил бы вступительные экзамены. Теперь же, если я заберу документы и брошу Академию, это расценят как отказ от сотрудничества, и за это расплатится жизнью моя сестра. Бог ты мой, они даже не поймут, что делают: решат, что всего лишь пытаются меня припугнуть, поэтому перевозят Молли в другое место, а по факту — угробят ее по незнанию.

Черт-черт-черт.

Значит, все же играть по навязанным правилам, как бы меня от этого ни тошнило. Мне нравится Морган, и шпионить за ней — последнее, на что бы я согласился добровольно. Но сейчас выбор стоит между малознакомой женщиной и родной сестрой. Так что РДАКовцы не просчитались — всем и так ясно, кого я выберу.

Открываю глаза и пишу сообщение Миранде. Сперва хочу предложить встретиться, но потом вспоминаю: она считает, что наши фиктивные отношения выгодны только ей, — и решаю проявлять инициативу в меру. В итоге предложение переформулирую в вопрос: встретимся ли мы сегодня, — и даже не забываю поставить дурацкую скобку. 

«Прямо сейчас. Можешь?» — ответ приходит почти мгновенно.

Вроде бы три обычных слова, но они меня почему-то настораживают. У нее что-то случилось?

Может, и придумываю, приписывая ей собственную нервозность. Тем не менее отвечаю не менее быстро, уточняя место встречи.

«У ворот», — значит, она все еще в ЛЛА.

От здания Академии и от общежития до ворот примерно равное расстояние, поэтому не тяну время и быстро переодеваюсь. Я все еще в форме, но сейчас она кажется мне неуместной.

Бросаю взгляд на часы, убеждаюсь, что сборы заняли две минуты, и выхожу из комнаты.

РДАКи сказали выяснить что-то о Рикардо Тайлере.

И, если от этого зависит жизнь моей сестры, я выясню.

 

***

Я покинул комнату в считанные минуты после получения сообщения. Тем не менее Морган уже у ворот, да не просто ждет, а успела перегнать к ним свой флайер с парковки, а теперь нетерпеливо переминается с ноги на ногу у его блестящего красного бока.

Невольно любуюсь ею по мере приближения. Морган очень красивая и живая, когда не натягивает на себя маску холодного преподавателя. И назойливый Лиам чертовски прав: по привлекательности Миранда даст фору всем нашим однокурсницам.

— Привет, — подхожу, зачем-то убрав руки в карманы куртки. Чувствую себя неловко. С чего бы?

Капитан стоит, обняв себя руками. На ней нет ничего, кроме привычной формы, а ветер по-настоящему осенний.

— Привет! — неожиданно улыбается, убирает волосы за уши, так как ветер норовит бросить их ей в лицо. — Готов к безумным полетам? — ее глаза блестят, что явно говорит: сама Морган не просто готова, а жаждет неба и скорости — пилот до мозга костей.

Запоздало спохватываюсь, снимаю с себя куртку и набрасываю ей на плечи — меня крайне привлекают губы Миранды, но синий оттенок им не идет. Как она только умудрилась добраться до ворот так быстро, что успела замерзнуть в ожидании меня?

Мой внезапный порыв с курткой заставляет брови Морган взлететь вверх: не ожидала, поражена. Не привыкла к рыцарским жестам? Да я сам к ним не привык — как-то само собой вышло.

— Спасибо, — благодарит смущенно, кутаясь в предложенную вещь. — Как-то резко похолодало, — будто оправдывается. Что есть, то есть; сам вчера не ожидал, что так околею за время своей «прогулки» в парк.

— Так летим? — спрашиваю, потому что пауза затягивается. Неловкая пауза. Неужто ее так удивила куртка?



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться