Крылья

Глава 24

ГЛАВА 24

 

[Морган]

 

Рикардо умеет выматывать. Целый день с сотней студентов не утомляет так, как Рикардо Тайлер за час общения с ним. По-своему я его даже люблю, но чем больше расстояние между нами, тем эта любовь крепче.

Ума не приложу, как Луиза его выносит столько лет. И как она смогла стерпеть — и мало того: одобрить! — то, что он сделал предложение другой женщине?

К черту Рикардо.

Когда приземляюсь во дворе дома, голова просто трещит. Столько сегодня всего было сделано и обговорено. Студенты восприняли новость о предстоящем «круизе» с энтузиазмом, а я, честно говоря, в панике. Понятия не имею, как умудриться все организовать в столь ограниченные сроки. А именно на мои плечи Тайлер и взвалил реализацию своей «великолепной» идеи. Будь он не ладен.

А еще Джейсон.

Честное слово, утром я была всерьез настроена никогда больше не приближаться к нему, кроме как на людях, чтобы избежать навязанного брака. А потом — р-раз! — и снова: он касается меня и… И пусть весь мир подождет.

А что наговорила? Какие ровесницы, какие будущие дети? Ясное дело, Джейс меня младше, и наша с ним связь — изначально неправильная. Но при чем тут будущее? Как такое вообще могло сорваться с моего языка?

Но и он тоже хорош: спокойный, спокойный, а рявкнул на меня не от большого спокойствия. Вот и получил. Что-что, а о пощечине не жалею ни капли. А о том, что было после нее… Хм, нет, и об этом тоже не жалею.

Только теперь обращаю внимание на другой припаркованный перед домом флайер — черный. Двигатель выключен. Интересно: Билли Боб обычно прилетает, забирает Лаки или высаживает его и надолго не задерживается.

Глушу мотор своего аппарата и вылезаю наружу. Ежусь от ветра и стягиваю пальцами ворот формы у горла. Какого черта я опять забыла с утра надеть куртку?

Преодолеваю расстояние, разделяющее флайеры, в три широких шага и стучу по блестящему черному боку. Дверца тут же открывается.

— Капитан Морган, — кивает мне Билли Боб и тянется к ремню безопасности, чтобы отстегнуться и встать — поприветствовать меня по всем правилам. Есть у телохранителя Лаки такой пунктик: всегда действует по инструкции.

— Здравствуй, — говорю быстро. — Сиди, я на минутку.

— Да, мэм, — кивает серьезно, будто получил крайне важный приказ от старшего по званию.

Вздыхаю: ну что с ним делать? Просто удивительно, как они с Лаки так долго взаимодействуют и до сих пор не поубивали друг друга.

— Мой сын уезжает или приехал? — спрашиваю.

— Приехал, — докладывает Билли Боб. — С другом. Велел ждать.

Так уж и «велел»? Если я еще люблю покомандовать, то Лаки с наемными работниками — образец вежливости. Так что «попросил» — и никак иначе.

— Понятно, — киваю. — Спасибо за информацию. Ну, жди, раз договорились.

— Да, мэм.

Как робот, честное слово.

Усмехаюсь собственным мыслям и захлопываю дверцу. Интересно, он там хотя бы что-то читает или смотрит, чтобы скоротать время, пока ждет? Или просто сидит, как и положено по инструкции: не отвлекаться, быть готовым в любой момент прийти на помощь подопечному?

Поднимаюсь по ступенькам крыльца, открываю дверь.

Очень надеюсь, что Лаки и его гость чем-то заняты на втором этаже, и я смогу без препятствий совершить набег на запасы продовольствия в холодильнике. Есть хочется зверски, а вот улыбаться и вести светские беседы — нет. На сегодня я уже наговорилась вдоволь.

Но мой день идет не так, как я бы хотела, с самого утра: голоса доносятся именно с кухни.

Слышу смех Гая, значит, он тоже уже дома — все в сборе. А потом различаю еще один знакомый голос, спотыкаюсь на ровном месте и чуть не растягиваюсь посреди холла.

И как это понимать?

В моей голове роятся тысячи мыслей: зачем это ему, как он пробрался в наш дом, кому из мальчишек запудрил мозги, чего добивается, хочет втереться в доверие еще больше?.. Словом, секунда — и у меня готова тысяча обвинений.

Мне хорошо с Джейсоном. Правильно это или нет, мне хорошо с ним. Он мне нравится. Больше чем просто нравится. Или даже больше чем нравится. Но это только между мной и ним. Может, между мной, ним и Рикардо, но точно не между нами с ним и мальчиками. Наш дом, конечно, не крепость, но что-то очень близкое к этому понятию. И вхожи сюда только по-настоящему близкие люди, проверенные временем. Когда Билли Боб сказал, что Лаки приехал с другом, я подумала о Лэсли, с которым мой сын дружит с детства, или еще о ком-то хорошо знакомом. Но точно не о Джейсоне Ригане. Ригане, которого в последнее время и так подозрительно много в моей жизни.

Со всеми этими мыслями залетаю в кухню с воинственным видом и холодной решимостью немедленно выставить наглеца из нашего дома. И замираю — передо мной предстает идеалистическая картина: все трое сидят за столом. Гай весело болтает, потягивая свой обожаемый апельсиновый сок. Лаки — сбоку. Гость — напротив, в руке — чашка с кофе. Посреди стола — коробка с недавно открытой пиццей. По кухне плывет аромат расплавленного сыра.

Все трое, как по команде, поднимают головы, Гай оборачивается.

— О! Миранда, ты вовремя! — радуется мне мальчик.

— Привет, мам, — Лаки приподнимает руку в приветствии.

— Привет, — последним здоровается Джейсон, ставя свою чашку на стол. — Еще раз, — мне кажется, или в его голосе слышится напряжение?

С моего языка рвется множество слов, но вместо этого я выдаю, как самая заправская зануда:

— Опять едите всухомятку?



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться