Крылья

Глава 28

ГЛАВА 28

 

[Джейс]

 

— Не дергайся, — шикает на меня Лаки. Матерюсь себе под нос, но подчиняюсь: разжимаю сжавшиеся было пальцы на подлокотниках и пытаюсь расслабиться. — Так-то лучше, — комментирует мой помощник, продолжая накладывать толстым слоем на мое лицо какую-то дурно пахнущую мазь, орудуя специальной лопаточкой из того же набора.

Чувствую себя неловко. Изначально пытался эту лопатку отнять и сделать все самостоятельно, но мой добровольный спаситель авторитетно заявил, что сам я с моими заплывшими глазами ничего не увижу, а пропустить в данном случае хотя бы сантиметр поврежденной кожи — смерти подобно. Поэтому приходится смириться.

— Готово, — наконец, объявляет Лаки. Теперь, его стараниями, от меня пахнет как от мусорного бака, который давно не вычищали.

— Фу, что за дрянь вообще?! — не сдерживаюсь.

Тайлер ехидно ржет. Именно ржет — смехом это не назовешь.

— Эта дрянь стоит как маленький особняк с видом на море, — просвещает затем. — Завтра останется небольшой отек. А послезавтра не останется и следа.

Слова про особняк меня впечатляют.

Еле разлепляю заплывшие веки и смотрю на молодого человека укоризненно.

— Ты бы о цене предупредил, прежде чем вываливать на мою битую морду половину банки.

Тот лишь фыркает и пожимает плечами.

— Тебе, вообще-то, счет никто не выставлял. Я упомянул стоимость только для того, чтобы ты проникся: это не дрянь, а чудо-средство, — Тайлер крутит в пальцах баночку из толстого стекла с остатками мази, затем ставит на мой компьютерный стол. — Завтра с утра еще намажь. Послезавтра можно будет и на занятия.

Провожаю банку взглядом. Попробовать отказаться и сказать, что это слишком дорого? Глупо: у нас разные понятия дороговизны. Да и хоть и неловко, не хочу, чтобы он счел меня неблагодарным. Я благодарен.

— А завтра как быть? — спрашиваю. — Как в ЛЛА относятся к прогулам?

Тайлер морщится и ерошит волосы на своем затылке.

— Ну-у, — признается неохотно, — отчисляют?

— Ты меня сейчас спрашиваешь? — могу заявить с уверенностью, что побои моему хорошему настроению и чувству юмора не способствуют.

Воздевает глаза к потолку.

— Обычно отчисляют. Нет веской причины для прогула — иди гуляй дальше. Но у тебя-то причина веская.

Хмыкаю.

— И кому это известно?

Прямой взгляд в ответ:

— Мне.

Шикарно.

Снова негромко матерюсь, соскребаю себя с кресла и плетусь в ванную, чтобы посмотреть на ту красоту, которую приобрело мое лицо.

Блеск. Лучше бы не смотрел. Или Тайлер здорово преувеличил, что через день не останется и следа, или мазь, которую он мне притащил, сделана из божественной амброзии.

Когда возвращаюсь из ванной, то застаю Лаки копающимся в моем компьютере.

Подхожу, останавливаюсь немного поодаль, убираю руки в карманы брюк; стою, покачиваясь с пятки на носок и наблюдая, как на экране мелькают страницы с каким-то текстом.

— Ты чего делаешь? — окликаю довольно грубо.

Помощь помощью, но кто-то откровенно хозяйничает.

Оборачивается, окидывает меня взглядом, приподнимает бровь.

— Хреново, да?

Нет, я просто так срываюсь на единственном человеке, готовом броситься мне на помощь посреди ночи.

— Паршиво, — признаю, не видя смысла храбриться. Кулак у Второго тяжелый, а удар хорошо поставлен. Ребра целы, как показал портативный медсканер, который Лаки прихватил с собой в составе аптечки, но из-за сотрясения мутит, да и синяки дают о себе знать.

— Иди приляг пока. Я закончу и приду расскажу.

Что закончит? Составлять отчет для СБ?

Последний раз бросаю взгляд на мельтешащие на экране строки и действительно ухожу в спальню. Если я не способен даже успеть прочесть то, что там написано, то как я могу остановить этого гениального парня, вздумай он со мной разделаться?

Да никак.

А, к черту. Попробуем довериться вслепую.

Уже, в принципе, так и сделал, когда позвонил не в аптеку, а Тайлеру. Так что, если проведу весь остаток жизни в камере, буду знать, что людям верить не стоит.

 

***

Валяюсь на кровати, закинув руки за голову, и борюсь с кружащимся надо мной потолком. В какой-то момент мне кажется, что он, наконец, останавливается, но нет, карусель продолжается.

Услышав вежливое покашливание, скашиваю взгляд к выходу из комнаты: Тайлер стоит в дверях, подперев плечом косяк.

— Все, не переживай. Я подделал медотчет от пункта неотложной помощи, в который ты обращался сегодня вечером.

Потолок теперь не только кружится, но и пульсирует вверх-вниз.

— И чего я туда обращался? — интересуюсь меланхолично.

— Отравился.

— Точно. Вот почему мне так охота блевать.

Задержавшийся в дверях гость усмехается.

— Нет. Блевать тебе охота от сотрясения мозга. После тех синих пилюль завтра от него не останется и следа.

М-да. Похоже, этот племянник миллионера скормил мне сегодня бюджет небольшого населенного пункта, а не только скромный особнячок у воды.

Повисает молчание.

Глаза захлопываются сами собой. То ли рука Второго оказалась тяжелее, чем мне показалось под действием адреналина, то ли то, чем накормил меня Тайлер, имеет еще и снотворный эффект.

— Я пойду, — доносится от двери. — Очухаешься, обсудим.

Вот так — просто. После того, как я выложил ему как на духу, что альфа критская разведка сотрудничает с противниками его дяди-почти-президента?



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться