Крылья

Глава 31

ГЛАВА 31

 

[Морган]

 

Неделя пролетает как один миг. Даже не припомню, когда время для меня летело с такой бешеной скоростью. Целые дни провожу в ЛЛА, ломая голову над устройством «круиза», до отправления в который осталось совсем немного, вечерами встречаюсь с Риганом, домой прихожу за полночь, и сил хватает лишь на то, чтобы принять душ и упасть лицом в подушку.

Самая короткая неделя в моей жизни. И самая счастливая за последние четырнадцать лет.

Даже Мэри Морри, которую обычно проще убить, чем заставить заткнуться, весь наш сеанс (нам пришлось сдвинуть нашу встречу из-за предстоящего «круиза» и провести ее раньше) сидела и молчала, лишь кивая и делая в ответ какие-то записи. А в конце встречи объявила, что довольна наблюдаемым прогрессом в моем лечении. Из каких моих слов она сделала такой вывод, уточнять я не стала, поспешив воспользоваться моментом и поскорее сбежать — чтобы встретиться с Джейсоном.

Нет, как и всегда, я не была откровенна с Мэри, о Ригане или об Александре не было сказано ни слова, мы говорили на общие темы. Однако Морри удалось понять, что в моей жизни что-то изменилось. Может, я и вправду была к ней несправедлива? Потому что она права, в моей жизни изменилось… всё.

В первый день возвращения Ригана в ЛЛА мы с ним не перекинулись и парой слов. Только взгляды — то, на что не нужно много времени, и то, что каким-то непостижимым образом оказывается важнее слов. Мне тепло, по-настоящему тепло от его взгляда и просто оттого, что он где-то рядом.

Лаки прав, довольно, не хочу и не буду искать причины своим чувствам. Устала.

А еще в эти дни я сделала для себя вывод: моя привязанность к Джейсону гораздо глубже и серьезнее простой физической тяги, которой я так старательно оправдывала свои чувства к нему все это время.

Мы не были близки ни разу за эту неделю. Держались за руки, когда гуляли по парку, куда мы, наконец-таки, добрались. Целовались во флайере на парковке. Сидели обнявшись, провожая закат на берегу озера, на которое наткнулись совершенно случайно, пролетая мимо.

Не скажу, что инициатива была с моей стороны: Риган сам не делал шагов к продолжению поцелуев или объятий. Не знаю, чем он руководствовался, внезапно сменив тактику поведения. Возможно, решил, что мне нужна передышка? Но тут Джейсон здорово ошибся — что мне нужно, так это он. И если кто-то один не делает первого шага, значит, пришла очередь второго проявить инициативу.

У меня появилась идея.

А когда я сегодня увидела Ригана на занятии в группе и поймала себя на мысли, что готова запрыгнуть на него хоть прямо в туалете Академии, то только еще раз уверилась в своем решении.

Впереди последние выходные перед выходом в космос со студентами на круизном лайнере, щедро предоставленном нам Рикардо. И я намерена по-настоящему отдохнуть и послать к чертям все, что не успела сделать за эти дни. Все — в понедельник, а кому не нравится, тоже может идти… да-да, туда же — к черту.

 

***

Субботним утром ношусь по дому со скоростью бешеной белки из мультфильма, который в детстве обожал Лаки. Сегодня я встала раньше обычного и, наконец, повела себя как примерная мать: заказала продукты, доверху набила холодильник, приготовила несколько блюд, чтобы обеспечить мальчиков и обедом, и ужином на два дня.

Гай забегает на кухню, когда я как раз заканчиваю жарить блинчики на завтрак. На столе уже расстелена свежая белоснежная скатерть, расставлены тарелки, а апельсиновый джем разлит по плошкам.

Мальчик замирает в дверях и смотрит на меня как на ожившее приведение.

Вот тебе, Морган, до чего довела ребенка.

— Доброе утро! — улыбаюсь, стоя у плиты, и приветственно взмахиваю лопаткой. — Как спалось?

— Э-э... Хорошо.

— Присаживайся, — переворачиваю очередной блинчик, поэтому говорю через плечо, — уже почти готово.

— Хорошо, — повторяет Гай.

Похоже, своим небывалым энтузиазмом я шокировала ребенка больше, чем мне показалось сначала. Но ничего не могу с собой поделать, я действительно летаю. Все спланировано, приготовлено. А Джейсон даже не стал ничего уточнять, когда я написала ему вчера вечером: «У меня идея на выходные. Поедешь со мной?». Он просто ответил: «Да».

Обожаю его за это. Кто-нибудь, вроде Рикардо, завалил бы меня вопросами: куда, зачем, почему, а что там, а для чего. А Риган взял и согласился. Без вопросов. И я готова летать не только во флайере, но и на своих собственных, неизвестно откуда выросших крыльях.

— Ого! — Лаки появляется в дверях как раз вовремя: я выключила плиту и водружаю на стол тарелку с высокой стопкой ароматно пахнущих блинчиков. Гай, слава богу, уже оправился от шока, и довольно потирает ладони. — У нас праздник?

Дарю сыну ехидную улыбку.

— У вас — да: выходные без меня.

Сын усмехается.

— Да ты вроде как не обуза.

Корчу ему грозную гримасу, но ее быстро сменяет улыбка — настроение отличное.

Мне скоро сорок? Черта с два! Мне снова двадцать пять.

Лаки усаживается на свободное место, все еще не сводя с меня пристального взгляда.

— Даже уже не припомню, когда я видел тебя не в форме ЛЛА, — изрекает задумчиво.

Он прав, это бывает крайне редко. А утром я сделала заказ не только на продукты, но и на кое-какие вещи. Ибо иметь две столетние кофты, помимо формы, — не дело.

Опускаю на себя взгляд: на мне — узкие джинсы и мягкий свободный свитер, оголяющий одно плечо. Все светлое — бледно-голубое. Долой опостылевший темно-синий, долой.

— И как? — спрашиваю осторожно.



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться