Крылья

Размер шрифта: - +

Глава 32

ГЛАВА 32

 

[Джейс]

 

Летим долго. У меня ощущение, что мы вообще решили махнуть на другой континент. К своему стыду, понятия не имею, сколько их на Лондоре.

Сегодня Морган не гонит, но летит быстро. Подозреваю, что медленно она просто не умеет.

В начале пути еще перекидываемся ничего не значащими фразами, а потом как-то синхронно замолкаем. Подозреваю, Миранда заметила, что я все больше пялюсь в боковое окно, изучая незнакомую местность, и решила меня не отвлекать.

А мне и вправду интересно. Лондор — красивая планета, менее обжитая, чем тот же Альфа Крит, здесь больше дикой природы, лесов, рек, озер. На моей Родине тоже очень много зеленых зон, но все они давно являются частью беспрестанно разрастающихся городов. У нас нет лесов — есть парки.

Продолжаю пялиться в окно. Ненадолго отвожу глаза и натыкаюсь на изучающий меня взгляд Морган. Только она может вести флайер на такой скорости и поглядывать по сторонам. Несмотря на то, что Миранда утверждает, что у меня врожденный талант к пилотированию, не сомневаюсь, сделай я так, разбился бы уже через полминуты.

Улыбаюсь немного вопросительно, но в ответ получаю просто улыбку. Значит, посмотрела в мою сторону без повода, а я уж подумал, она хочет что-то сказать.

Или она помалкивает, чтобы я не начал снова спрашивать, куда мы направляемся? Вообще, забавно, ей так не хотелось признаваться. Прямо-таки похищение. Не хватает только ее устрашающего «Охо-хо».

Хотя, по большому счету, мне плевать, что за место Миранда выбрала для того, чтобы провести выходные. Потому и согласился без вопросов, стоило ей предложить поехать вместе с ней.

А какие у меня были варианты? РДАК временно затих, врач Молли молчит. Чем мне заниматься в свободное время? Учиться? Домашнего задания нам задают много, но на скорость чтения и память не жалуюсь, так что мне вполне хватает времени, остающегося после занятий, чтобы подготовиться к следующему дню. Не знаю, чего Лиам вечно ноет, что не выспался, потому что изучал заданный материал. Или он читает как улитка, или просто любит прибедняться. Подозреваю, второе.

Неделю с лишним мы виделись с Морган каждый день — неплохая тренировка моему терпению. Но в итоге я выдержал молодцом: мне удалось держать ее на расстоянии, пока синяки на моем теле полностью не исчезли.

Интересно, что она подумала? То, что я решил удариться в романтику и отмотать назад? В какой-то момент мне даже показалось, что Миранде нравится наш новый формат отношений, так сказать, подростковый. Но ее приглашение уехать в выходные подальше говорит само за себя — мы давно не подростки, и держаться за ручки ей тоже осточертело.

Под нами снова проносится лес, много леса, огромная территория. В конце концов мне надоедает разглядывать однообразный пейзаж, и я сажусь вполоборота, оттягивая ремень, нагло нарушая технику безопасности, чтобы сесть поудобнее. Таким образом сижу и сам нагло разглядываю спутницу. Момент выбран удачно — она-то как раз теперь следит за обзорным экраном и показаниями приборов, не глядя на меня.

Мне нравится на нее смотреть. Она красивая. Но красивых много, а Морган… Она интересная, у нее живая мимика, и когда Миранда не закрывается намеренно, по ее лицу можно очень многое прочесть.

Черт, я влип окончательно. Чем больше общаюсь с Мирандой, тем больше понимаю, что меня затягивает сильнее. Хочу ее всю и постоянно. Ни разу не испытывал такой привязанности к женщине.

А еще я никогда не боялся будущего. «Будь что будет» — было моим главным девизом по жизни. Как там сказал Первый при нашем знакомстве? «Вы не честолюбивы, не меркантильны, не жадны, не гонитесь ни за славой, ни за карьерой». Он думал, что у меня нет слабых мест, а на деле я просто не заглядывал наперед, ставил перед собой маленькие скорые цели и ничего не планировал.

Сейчас же, глядя на Миранду и находясь в непосредственной близости от нее, я начинаю думать о том, как все обернется и как скоро мне придется уйти. Добровольно или под конвоем. А еще понимаю, что уходить не хочу. Впервые в жизни мне не хочется все бросить и бежать. Ведь, если по правде, именно этим я всегда и занимался: бегал. Сначала от родителей и от заготовленной ими для меня судьбы, с которой был категорически не согласен. Потом — в поисках справедливости. Позже — в попытке забыться. Затем — по накатанной.

А теперь я никуда не хочу бежать.

Я хочу эту женщину.

И не хочу ей врать.

Если до этого я сам намеренно тянул с признанием о связи с РДАКом, то теперь слова об этом так и вертятся на языке. Знаю, что теперь, спустя столько времени, она не воспримет это спокойно, и скандала не миновать. А может, и прекращения отношений — порвав со мной после такого долгого утаивания важной информации, Морган будет в своем праве. Но лучше риск, чем вранье.

Но так не хочется делать ей больно и вмешивать во все это дерьмо…

А еще я обещал ее сыну пока молчать. А он обещал все уладить, и у меня нет причин сомневаться в его словах: Лаки знает Миранду лучше всех и любит. Думаю, он заинтересован в том, чтобы защитить ее, не меньше, чем я. Надеюсь, ему виднее.

Флайер идет на снижение. Вытягиваю шею.

— Где это мы? — на этот раз не сдерживаюсь.

В салоне летательного аппарата тепло, а за бортом — зима: на деревьях и на земле лежит толстый стой снега.

— На севере планеты, — коротко отвечает Морган.

Очень… информативно.

Усмехаюсь.

— Ты решила меня похитить и заморозить?

Я вырос в той части Альфа Крита, где не бывает зимы. Остальные годы все больше провел в космосе на кораблях с искусственным климатом — к холоду не привык. По мне, в той части планеты, где находится ЛЛА, сейчас и то прохладно, хотя до зимы еще далеко. А по рассказам местных, она там снежная и довольно холодная.



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться