Крылья

Размер шрифта: - +

Глава 33

ГЛАВА 33

 

[Морган]

 

Мне казалось, что после наполовину бессонной ночи буду спать до обеда, но просыпаюсь едва ли не с первыми лучами солнца. Не хочется пропустить ни минуты этих чудесных выходных.

Просто лежу на боку, подложив согнутую в локте руку под голову и смотрю на лежащего рядом с собой мужчину. На его лице появилась легкая щетина, но сейчас она не делает его старше, наоборот, спящим и расслабившимся Джейс кажется мне еще младше.

Куда ты вляпалась, Морган? Он всего на десять лет старше твоего сына…

Но дело-то уже в том, что «вляпалась» — в прошедшем времени. И, кажется, вляпалась давно, сама толком не заметив когда. И это при том, что до вчерашнего вечера я вообще толком о нем ничего не знала. А когда Джейсон рассказал, только влюбилась в него еще сильнее.

Риган просто упрямый — ситуация с родителями, — и верный — с сестрой.

Да, после повествования о том, как он очутился в полиции, Джейс рассказал мне и о Марии, Молли. Грустная история, которой пытался отпугнуть меня Рикардо, и сам толком не вникнув в подробности. Юная, талантливая, наивная девушка влюбилась в парня постарше и доверилась ему. А он ее… убил.

Нельзя, неправильно так думать, сестра Джейса жива, но ничего не могу с собой поделать. Воздействие «синего тумана» необратимо (гори в аду, Изабелла Вальдос!). И продукту из синерила плевать, кого губить: бродягу или будущего врача и отличницу. Все просто: попробовал — и ты мертвец. Пускай еще некоторое время дышишь и передвигаешься, это не имеет значения — ты мертвец.

Не похоже, что Риган верит в чудо, но готов бороться за Молли до последнего. И это вызывает уважение. Когда даже родители отказались от собственной дочери, брат не бросил свою сестру.

А родители… Это тоже неправильно, но волей-неволей переношу ситуацию Риганов на себя. Мои папа и мама поддерживали меня, не всегда так, как мне было нужно, часто не понимая до конца, что творится в моей душе, но они были рядом.

А потом им сообщили, что их дочь связалась с лондорцем, человеком с планеты, в войне с которой погиб их сын. Снюхалась с врагом, а затем настолько обезумила, что уничтожила целый город.

Чем больше думаю об этом, тем больше начинаю понимать, почему они отказались от меня. И НЕ понимать. Да, если все было так, как им представили, их мотивы становятся ясны. Но с другой стороны, кто бы и что бы ни рассказал мне о Лаки, я бы не поверила. А они ведь даже не пытались поговорить со мной и спросить, что на самом деле произошло на Эйдане.

А вдруг пытались, но мне об этом не сообщили?

Утыкаюсь носом Джейсону в плечо и закрываю глаза.

Я уже их оправдываю.

Морган, что с тобой? Ты так счастлива, что готова простить весь мир?

А себя?

— Щекотно, — раздается надо мной.

— А, что? — вскидываю голову, а потом и вовсе сажусь, завернувшись в простыню.

— Ресницы, — поясняет Риган с улыбкой. — Слишком длинные. Щекотно.

И смотрит так, что понимаю: ему тоже нравится на меня смотреть.

— Прости, что разбудила.

— Ерунда, — он тянет меня за руку на себя, вынуждая лечь рядом; обнимает. — Забудь, что я говорил про альфонсов, давай останемся тут навсегда, — бормочет мне в волосы.

Отличная идея, и это то, чего я на самом деле хотела бы. Но там — мальчики, ЛЛА, — моя жизнь. Какая бы ни была, но моя. И я бы очень хотела, чтобы Джейсон тоже стал ее частью — не тут, будучи оторванными от остального мира, а там — на виду у всех и всем вопреки.

— О чем думаешь? — интересуется Риган, когда молчание затягивается.

— Мечтаю, — признаюсь.

Оказывается, я еще на это способна. Как долго мне казалось, что я утратила эту способность.

— Тогда молчу, — усмехается, — не мешаю.

Тоже смеюсь.

— Не молчи, — прошу. — Я уже все успела… намечтать.

Джейсон отодвигает мои волосы от лица свободной рукой (на второй лежу я) и целует в висок.

— Очень любопытно узнать, о чем ты мечтала. Но не рассказывай — не сбудется.

Поворачиваю голову, чтобы иметь возможность видеть его глаза.

— А так сбудется?

— Конечно.

Он говорит это так уверенно, что ему хочется верить. Как в детстве, когда я спрашивала отца: «Папа, а Санта Клаус придет?». И он отвечал точно так же: «Конечно».

Понимаю, что улыбаюсь при этом воспоминании. Риган, что ты делаешь со мной? Я же улыбаюсь при мысли об отце!

— Завтракать? — предлагаю, приподнимаясь.

Мысль об отравлении из-за голодовки все еще не дает мне покоя, и я дала себе слово, что больше не забуду о том, что мужчину нужно кормить.

Джейс закидывает руки за голову, смотрит на меня, изогнув бровь. Черт, да у него получается не хуже, чем у Рикардо.

— Ты хочешь есть?

— Нет, но…

— А я люблю лениться по утрам, если никуда не нужно бежать. Успеем, — и демонстративно прикрывает глаза.

Ну, ладно.

Плюхаюсь на спину рядом с ним и скрещиваю руки на груди, а взгляд устремляю в потолок. Лениться так лениться, но у меня такая жажда деятельности, что улежать на месте удается с трудом.

Джейсон смеется.

— Ты хочешь кофе, да?

Он что, мысли читает?

— Убью за чашечку, — признаюсь.

— А лучше большущую кружку с пенкой, — снова проявляет чудеса ясновидения. — Пошли на кухню. Будем тогда лениться там.

Тут же подскакиваю.

— Я могла бы сама сходить.



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться