Крылья

Размер шрифта: - +

Глава 37

ГЛАВА 37

 

[Морган]

 

Накрываю на стол так медленно, как никогда в жизни. Надеюсь, у родителей хватит чувства такта не спускаться вниз, пока их не позвали. А я не позову до семи, ни за что.

Тарелки, салфетки, ножи, вилки — раскладываю все с особой тщательностью и со скоростью сонной улитки. В общем, тяну время как могу. Жаль, что нельзя накрывать на стол годами.

Странное чувство: я вроде бы и рада видеть родителей живыми и здоровыми, но как только думаю о том, что с ними придется о чем-то разговаривать, то на меня мгновенно нападает ступор. Что им сказать? О чем?

Смотрю на часы: семь ноль три. Дольше тянуть нельзя. Я уже согласилась принять родителей в этом доме, так что поздно от них бегать. Правда, мне хотелось, чтобы Джейс был рядом, но, видимо, он опаздывает. Или передумал. Не думаю, что знакомство с моими отцом и матерью — предел его мечтаний…

Но не успеваю смириться с неизбежным и таки позвать гостей и мальчиков к столу, как на коммуникатор приходит сообщение. Джейс: «Встречай».

Шумно выдыхаю и прижимаю ладони к горящим щекам. Морган, какая ты дура, естественно, он не передумал, если обещал.

Молниеносно раскладываю последние салфетки по своим местам и мчусь к двери. Одеться не удосуживаюсь, а на улице ветрюган — стоит выйти на крыльцо, мой тонкий свитер мгновенно продувает насквозь. Чувствую, как по коже проходится волна ледяного воздуха, а волосы тут же запечатывают лицо так, что ни черта не видно, и приходится терять несколько секунд, стоя на месте и отплевываясь, а затем заправлять непослушные кудри за уши. Подстригусь, как пить дать, подстригусь.

Бегом преодолеваю расстояние от крыльца до ворот. Да, мне хочется поскорее увидеть Ригана, но бегу я все же не из сентиментальных соображений, а чтобы окончательно не околеть — болеть за два дня до отправления в «круиз» мне нельзя категорически.

— Парни, это ко мне! — машу рукой высунувшимся из домика охраны двум молодым людям. — Открывайте.

— Так точно, мэм, — козыряет мне один из них. Второй, слава богу, обходится без лишнего пафоса, а просто набирает код на пульте.

Ворота с противной медлительностью ползут в стороны. Обнимаю себя руками и жду, стуча зубами и подпрыгивая на месте. Ну почему так долго?!

— Привет, — Джейсон, видимо, тоже уставший ждать, протискивается внутрь в образовавшуюся между створками щель, не дожидаясь полного открытия ворот.

Он в штатском и сегодня гладко выбрит. А в руках у него…

— Что это? — спрашиваю, ошалело уставившись на большую картонную коробку.

Риган держит свою ношу в правой руке, а потому пожимает левым плечом.

— Пирожные. Я спросил Лаки, что лучше принести, и он посоветовал взять что-нибудь к чаю, потому как ты, как всегда, забудешь о десерте.

— Почему это забуду?.. — задыхаюсь от возмущения. А ведь я и правда о нем забыла. Черт. — Погоди, а почему ты спросил Лаки, а не меня?

— Потому, что ты сказала бы: ничего не надо, — да, именно так я и сказала бы. — Пошли скорее, у тебя губы синеют, — усмехается Джейс, не дав мне продолжить возмущаться. — Держи, — едва ли не силой всучивает мне коробку со сладостями (принимаю и крепко сжимаю ее бока, скорее, от неожиданности), а сам он расстегивает куртку, шире распахивает полу и притягивает меня к своему теплому боку. Я млею от этого мужчины, без шуток.

Так и идем к крыльцу, обнявшись и кутаясь в одну куртку.

— Как прошла первая встреча? — спрашивает Риган, склоняясь к моему лицу.

Издаю нервный смешок.

— Порядок. Я сказала: «Здравствуйте», — и погнала их наверх переодеваться.

Джейсон смеется.

— Уже неплохое начало. Кто они хоть по профессии?

Вскидываю на него глаза. Странный вопрос. Какая разница?

Тем не менее отвечаю:

— Папа — генерал, в отставке. Мама — дизайнер интерьеров, но, я так поняла, тоже уже не работает.

— Ну, вот видишь, уже что-то проясняется.

Ему весело. Черт возьми, ему весело.

— Как тебе удается почти всегда быть таким спокойным? — спрашиваю с завистью. Чувствую себя комком нервов. Такой неустойчивой субстанцией, которая, того и гляди, лопнет от перенапряжения, и во все стороны полетят ошметки.

Риган снова склоняется ко мне, проводит носом по щеке. Щекотно.

— Я притворяюсь, — сообщает трагическим шепотом.

— Очень смешно, — огрызаюсь; выворачиваюсь из его объятий потому, что мы уже перед крыльцом. — Подержи, — вручаю ему коробку обратно, а сама прикладываю ладонь к сенсорной панели замка. — Входи, — командую, распахивая дверь.

Подумать только, как на меня влияет присутствие этого человека: мне на самом деле сделалось спокойнее.

По закону подлости мы входим в холл одновременно: гости и мальчики спускаются с лестницы, а мы с Джейсоном заходим с улицы. Вот она — немая сцена, как в лучших дешевых драмах по ТВ.

— Привет, Джейс! — первым ориентируется Лаки.

— Привет! — радостно вторит ему младший брат.

Риган взмахивает свободной рукой, приветствуя мальчишек, и прежде чем я успеваю произнести хоть слово, уже обращается к родителям:

— Здравствуйте.

Мама удивленно взмахивает ресницами. Вроде бы они не были у нее такими длинными, когда она вошла в дом час назад. Накрасилась?

— Здравствуйте, э-э… молодой человек, — бормочет растерянно.

Отец молчит и смотрит в упор на еще одного неожиданного гостя. Взгляд — самый что ни на есть генеральский. Так и кажется, что Шеймус Морган прямо сейчас рявкнет: «Представьтесь, рядовой!». Но пожилой генерал молчит, и на том спасибо.



Солодкова Татьяна Владимировна

Отредактировано: 02.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться