Крылья

Размер шрифта: - +

Палач.

Раэнэл рывком поднялся, тяжело дыша, и взглянул на племянника, сладко посапывающего под боком. Это был самый отвратительный сон, какой только довелось ему увидеть. А может быть, это был и не сон.… Во всяком случае, мужчина помнил каждую минуту того дня. Ему было пятнадцать, Кайо – четырнадцать… Отвратительный день, страшный, оставивший после себя привкус острой горечи во рту и след, словно после раскаленного метала на коже. Раэнэл, глядя на трясущиеся руки, поднялся и взял кувшин с водой, чтобы хоть как-то унять дрожь и успокоиться. Он поднес кувшин к губам, но снова поставил его на стол. Воды в нем не было.

- Что-то случилось?

Эрэ-Туранэ лежал на боку, подложив обе ладони под голову, и глядел на него - то ли равнодушно, то ли обеспокоенно. В данный момент сложно было понять, что таится в его глазах, похожих на две льдинки. 

- Ничего не случилось. Просто нехороший сон.

- Вчера мне было так страшно. Еще никогда не чувствовал себя таким беспомощным. Кто вытащил меня? Ты? – Эрэ-Туранэ приподнялся на локте, зашипел от боли, и лег снова.

- Нет, менестрель. Лежи, отдыхай. Надо набраться сил. И хотя ты довольно плох, уходить нужно сегодня.

- Я смогу.

В горле у Раэнэла стало еще суше. Окинув взглядом племянника, мужчина вышел из комнаты, пытаясь принять обыкновенный спокойный вид.  Крыло все еще волочилось за ним. На перевязанной ладони, пропитав ткань, застыло бурое сухое пятно крови.
Его уже не так штормило, он не шагался, хотя пережиток прошедшей ночи, едва не стоивший им жизни, болью в ладони напоминал о себе. Раэнэл вышел из комнаты и огляделся, щурясь от слишком яркого света. Кару в длинных темных одеждах и в белой рубахе, с закатанными до локтей рукавами, варил похлебку. Услышав шаги, он обернулся и  поприветствовал Крылатого, невольно скользнув взглядом по волочащемуся крылу. Мягко кивнув ему, Раэнэл подобрал сломанную и теперь чужую часть своего тела и вышел из домика, плотно закрывая за собой сухую деревянную дверь. После того, как вчера ночью он выбил ее, она закрывалась плохо.

К утру метель прекратилась. Снег изредка медленно падал мягкими хлопьями, ласково касался лица, застревал в волосах, таял на живой горячей ладони. Он падал, затем прекращался, словно давая самому себе передышку, а затем снова падал.
Пелена вновь стала снежной и гладкой. Раэнэл сощурился, обходя домик вокруг. Вдалеке виднелся темной кромкой лес. Безмолвно стоящий, будто сотню лет. На его окраине было селение, откуда, судя по всему, воительница и менестрель брали еду, молоко и все, что им было нужно. Здесь Раэнэл никогда не был, хотя опыт мог кое-что ему да подсказать, если они пойдут дальше. Ару стояла на холме, глядя на тот же лес, спокойно сложив руки за спиной. Подол ее плаща слабо покачивался от легкого южного ветерка.  Раэнэл подошел, встал рядом и тихо кашлянул.

- Доброе утро.

Ару не ответила, лишь дернула плечом. Было видно, что и сейчас она раздражена. Раэнэл,  закрыв глаза от белого света, от которого болели веки, думал о том, с чего бы начать разговор, предугадывая каждый ответ воительницы. И каждый ответ был в его мозгу резким, как жестокая пощечина. В конце концов, чтобы не напороться на бессмысленную резкость, он решил не говорить ничего и уже собрался уходить, как до его ушей донесся звонкий мальчишеский голос.

- Дядя!

Тээа, с длинным плащом на плечах, бежал к мужчине. На его губах застыла счастливая улыбка. Раэнэл быстрым шагом устремился к мальчику и  присел, распахивая свои объятья. Мальчик тут же бросился дяде на шею, зарываясь пальчиками в густые черные волосы. Обхватив Тээа за пояс, Раэнэл крепко прижал его к себе, так, что ступни его племянника оторвались от земли. Раэнэл держал его долго, наслаждаясь родным теплом и таким приятным ощущением кого-то живого и близкого совсем рядом.  

- Мальчик мой.… Как чувствуешь себя? – заботливо спросил мужчина, ставя племянника на ноги. На мальчике остался едва уловимый запах увядающего леса. Ару повернула голову, а после снова отвернулась.

- Хорошо… Я так… отлично себя чувствую! Я готов хоть лететь! В буквальном смысле!

- Как твое горлышко?

- Болит слегка, но уже не так, как раньше. Тот настой мне вчера помог. Научись его делать. И я не буду болеть!

- Я обязательно научусь, - Раэнэл несколько заторможено улыбнулся и коснулся детской ладони. Было такое ощущение, будто они не виделись много лет. Хотя еще вчера он прикрывал его своим телом от вражеской стрелы. Только теперь, вражеской ли?
Менестрель накормит их, воительница не желает их видеть, но руки на них она уже не поднимет. А если и поднимет, то не застанет врасплох. На левом сапоге у нее он заметил небольшое крепление и короткую рукоятку метательного ножа. Он повернулся к племяннику.

- Кару готовит суп. Поешь сначала. А потом можно и полетать. Я буду здесь. Беги.

Кивнув, Тээа побежал в дом. Крылья, скрытые плащом, развернулись у него за спиной, растянув ткань. Банальное желание оторваться от земли. И у него такое было. Проводив его взглядом, мужчина снова устремил взгляд к темной кромке леса. Селение спало. Он приподнял свое раненное крыло, погладил его по перьям, вымазывая пальцы в собственной крови. За ночь она не высохла и не запеклась, а стала только гуще. Присев, мужчина вытер окровавленные пальцы о мягкий снег, оставляя на нем розоватые подтеки.

- Вчера ты назвал его сыном, но сегодня он зовет тебя дядей, - насмешливо произнесла Ару, ленивой походкой спускаясь к нему. – И кто же из вас мне лжет?

- Я солгал, - спокойно сказал он, поднимаясь, но не выпуская крыла из рук. В распоротой ладони кололо. – Он – сын моего брата. Принц Западного королевства, мой племянник. Но мне он как сын.

- Забавная родительская любовь. А он тебя своим отцом считает? – резонно заметила девушка и ехидно сощурилась. 



Рене Вебер

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться