Крылья

Размер шрифта: - +

Холодный принц и бездомные бродяги.

- Угрюмый вид тебе не к лицу. Это тебя старит.

Чародей, мягко шагая по траве, подошел и сел рядом с Раэнэлом. Отпустив крылья беспомощно лежать, он сидел у берега реки, широко расставив ноги и согнув их в коленях. Над городом навис тяжелый густой холодный туман, от которого тело стало влажным и липким, а крылья намокли.

- Скажи мне, - медленно произнес Раэнэл. – Могут ли быть среди чародеев ренегаты?

- Ренегаты….  В каком смысле? У магии нет запретов, просто ты выбираешь одну из сторон.

- У меня был друг, Хэллэ. Его мать была купчиха, отец славным охотником, а сам он мечтал быть кузнецом. Это он лишил моих друзей зрения. Он рассказал мне, что еще мальчишкой его похитил какой-то безумный маг, - Раэнэл посмотрел в темные глаза чародея. – Садист. Он поднимал мертвых. Управлял ими. И жил, запершись в башне.

- Знал я этого мага, - вздохнул его собеседник, пряча озябшие руки в рукава балахона. – Правда, позабыл его имя, да и знал я его до того, как он сошел с ума. Я учил его. Давно. Но затем наши с ним пути разошлись.

- Ты знал, что он творил? – Крылатый приподнял бровь.

- Отчасти знал, отчасти нет.

- А остальные знали? В ваших силах изменять погоду, в ваших силах перемещаться, куда угодно в любой момент, сражаться. Но Вы не в силах были остановить одного сумасшедшего человека?

- Поднимать мертвых может не каждый. Это был его дар, о котором он не знал. Потом узнал. И этот его удар свел его с ума. Когда общаешься с мертвыми, у которых больше не бьется сердце, не течет кровь,  ты отдаешь им свою жизненную энергию, чтобы они могли говорить. И они всасывают эту энергию. Чем больше общаешься с мертвыми, тем тяжелее общаться с живыми. Мертвые уже ничего не сделаю. Не предадут, никому не расскажут твоих секретов, не станут плести против тебя или кого-нибудь еще заговоры. Мертвым уже все рано, и в этом их необъяснимая прелесть. Говорить с ними приятно, их общество успокаивает. И после этого общество властных и алчных людей становится тебе постылым и отвратительным, и ты стремишься вниз. В могилу. К мертвым. Это плата за разговор.

- А сам ты когда-нибудь говорил с мертвыми?

- Стал бы я говорить о том, о чем понятия не имею? – спросил колдун, и в голосе его проскользнула нотка легкого раздражения. – Да, говорил. Несколько раз. При жизни я говорил с твоим дедом, Нур-Курасом, а после – решил поговорить с ним и после смерти. Но это было единожды. А тот ренегат, похоже, проводил с ними все свое время, постепенно отдаляясь от людей, и это утянуло его в трясину.

- И ты ничего не сделал, - глухо сказал Раэнэл.

- Моя работа - поддерживать равновесие, - Маг протянул руку, показывая маленькие покачивающиеся весы. Обе чаши тонко, почти незаметно дрожали.

- Они неспокойны, - заметил Раэнэл. – Они не находятся в равновесии.

- Потому, что я не добился его. Никто не добьется положения идеально ровных чаш. Но, покачиваясь, они остаются на одном уровне. Добро и Зло. Если что-то из них пересилит, мне придется вмешаться. И пока бесчинствовал ренегат, чаши дрожали так же тонко, как и сейчас. Пока что все в порядке. Но я чувствую, что грядет что-то, с чем даже мне одному не справится. Некая буря….

- Буря, - повторил Раэнэл медленно. – Придет буря. Она расколет нас и сметет по одному.

- Чьи это слова? – Маг напрягся.

- Варэла. Он сказал мне их, перед тем, как я покинул Зулавейр, - Раэнэл поглядел себе под ноги. – Пока я был в этом городке Мха, я увидел Красного Жреца Риясэ.

- Я тоже сталкивался с его безумными речами.

- Я почти поверил ему.

- Он очень хороший оратор, - усмехнулся Темный предсказатель и пожал плечами. – В его словах неб одного единственного объяснения. Если Великая Айлэ была создана из его Крови и названа Матерью, без которой нет жизни, то откуда тогда появился сам Риясэ? Если до него не было матери. Отец не может родиться без Матери, но и Матерь не может родить без Отца. Слова его странны, но властны, и он хорошо может управлять толпой.

- Зачем ему наемники? Чего он добивается?

- Некоторые из толпы могут распустить руки. Он платит наемникам, чтобы те защищали его. А мотивы…. Он рвется к власти. Простого народа гораздо больше, чем великих домов. Постепенно они откажутся платить дань, и станут собираться в секту. Собственно, что они и делают. Слухи Кайо разносятся быстро, словно зараза. Но король Суклиазар не глуп, и его подчиненные тоже. Он уже выслал отряды по всем городам Севера, чтобы выпроводить жрецов Риясэ из своего королевства. Им он ныне закроет дорогу.

- Тогда народ решит, что те жрецы правы, а король выпроваживает их вон, потому, что они знают якобы его тайну.

- Да, могут подумать, - кивнул маг, а после медленно поднялся со своего места. – Но когда у овец нет пастуха, они становятся беспомощными. Разбить их жалкие иллюзии легко и просто, даже не прибегая к насилию.  

- Уже дважды я слышу это имя…. Король Суклиазар. Винторогий король, кажется. Значит, он тоже обладает Геном. И сейчас мы в его владениях.

- Он мудр и благороден. А еще, он очарователен. Очень, - улыбнулся маг. – Ты еще встретишься с ним.

 

* * *

 

Крылатый не смог убедить Кильватора отправиться вместе с Темным предсказателем, поэтому воин остался с ними. Чародей бесследно пропал в одну из теплых ночей, ни с кем не попрощавшись, не оставив даже малейшего знака на то, что был здесь. Он всегда появлялся неожиданно, тогда, когда его не ждали, а уходил, не говоря ни слова. Теперь четверых своих друзей Раэнэл повел дальше. По пути он вычистил свои крылья от веточек, которые забились между перьями, пока он спал на земле. Мастеров, которые могли привести в порядок его скомканные волосы, пусть и немного пышные после купания в ледяной реке, здесь не было, поэтому, одолжив у Кильватора маленький кинжал, Раэнэл, аккуратно отсек себе отросшие и мешающиеся пряди, а после, равнодушно бросил их в пылающий огонь.  



Рене Вебер

Отредактировано: 03.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться