Крылья

Крылья

Была ночь, когда я почувствовала жжение на спине рядом с лопатками. Казалось, что кожу в этих местах разрывает. Постаралась уснуть, но это было довольно сложно, потому что жжение не давало покоя.
С утра, изможденная ночной бессонницей, я подошла к зеркалу и попыталась посмотреть на спину.
Совсем крошечные, еще даже не оперившиеся крылья смешно торчали чуть ниже лопаток. В этот момент нахлынуло какое-то чувство страха, но в тоже время и восхищения. Если я буду разрабатывать их, если буду посвящать себя полетам полностью, смогу воспарить к небесам. Смогу столько всего сделать.
Мне нужно было рассказать родителям.
- Не трать время в пустую, - произнесла мама, отводя от моей спины взгляд. - Ты не сможешь, не хватит сил. 
Отец произнес тоже самое, спешно надевая рубашку, чтобы я не заметила два шрама на спине, но я знала, что они, как и у мамы, там есть.
Мне нужно было с кем-то обсудит это, я хотела научиться, хотела понять, как это летать? Вот только среди моих знакомых не было тех людей, чьи крылья по-настоящему завораживали красотой.
У кого-то куцые, у кого-то просто обрубки, а у кого-то даже не появлялись.
Дни и ночи напролет я тренировалась. Я растила крылья, словно они были хрупким цветком, который нужно оберегать. Появились белые мягкие перья, я проводила по ним руками, удивляясь их шелковистости.
Очень скоро я могла уже полететь, но пока только отрывалась на несколько метров от земли и могла зависать в воздухе. Но даже это было невообразимо прекрасно для меня.
- Зачем тебе это надо? - спрашивали у меня все. Все, кто ходил по земле.
- Почему ты продолжаешь это делать? - интересовались другие.
- Неужели тебе не тяжело. Ты тратишь столько времени на эти глупости, которые потом не принесут тебе пользы, - слышалось ото всюду, ото всех, кто видел крылья, растущие и крепнущие с каждым днем.
Некоторые восхищались моему терпению, они с завистью глядели на большие могучие крылья, прикрывая шарфами, рюкзаками или куртками свои неказистые. Но ведь и их крылья могли бы быть такими! Если бы они уделяли им время! Если бы только решились вновь ими взмахнуть!
С каждым днем я все чаще слышала укоры о пустой трате времени. С каждым днем мне становилось все неудобнее заниматься своим любимым делом, но я упорно продолжала.
Утро выдалось прохладным, но приятно свежим и солнечным. Небо казалось по особенному голубым и притягивало взгляд.
- Не пытайся! - покачал головой отец, неспешно выпивая чашку кофе и листая газету.
- Ты разобьешься! Сломаешь крылья, ты потом будешь жалеть, что решилась на это! - мама преградила дорогу, раскинув в стороны руки, чтобы занять больше места и не выпустить меня из дома.
- А что ты предлагаешь? - закричала я, пылая от раздражения. Они не летали, а если летали, то очень мало. - Где ваши крылья?
- Будет больнее, если ты их сломаешь, - тихо произнес отец.
- Лучше просто ничего не делай. Тогда они сами отпадут, - аккуратно касаясь пальцами моих перьев, шепнула на ухо мать.
- Но я не могу! Я не хочу! Мне нравится летать, - тогда родители сдались.
- Ты не сможешь, разобьешься, глупая. - уверенно произнесли родители, провожая меня взглядом.
А я была уверенна, что смогу. Чувствовала, что все удастся.
На крыше было очень ветрено и холодно, но адреналин и азарт от предстоящего полета заставляли мою кровь бурлить.
Я расправила крылья, и первый же порыв ветра сбил меня с ног, заставляя опрокинуться на спину. 
Потирая содранный локоть, который начал кровоточить, я поднялась на ноги, не желая сдаваться. 
-Ты сможешь, - шепнула я сама себе. - Ты сделаешь это. Просто верь.
Разбежалась и прыгнула вниз с крыши, пока не расправляя крылья, я буду планировать, буду лететь. 
С визгом я летела вниз, но решилась наконец взмахнуть крылами. Больших усилий стоило мне держать крылья не сложенными. Они выгибались под тяжестью, скрипели перья, но я летела. 
Это было сложно, очень сложно. Выглядела я, наверное, как неуклюжий птенец, но вот только все получилось. Я летела.
- Ха-ха-ха! - послышался снизу детский смех. - Какая смешная!
Я взглянула вниз. Несколько детей, гуляющих на детской площадке подняли голову и тыкали в меня пальцем. 
- У нее ведь плохо получается, зачем же она летает? - сыпались вопросы на родительские плечи.
- Потому что она еще маленькая и глупая, - отвечали одни, другие только пожимали плечами.
"Не сможешь" - вспыли в голове слова, и в этот момент я провалилась в воздушную яму.
"Разобьешься, глупая" - слова родителей появлялись в сознании, а смех детей, заставлял меня все хуже управляться с полетом.
- Вот дура, какой ерундой страдает! - это уже были возгласы группки подростков, пьющих пиво на лавочке у подъезда.
- Смешная она, - поддакивали, проходящие мимо люди.
Я еще раз взмахнула крыльями, стараясь сдержать слезы. Они не понимают. 
-У тебя плохо получается, брось это дело! - внизу я заметила человека с посеревшими, но еще крепкими крыльями.
- Я научусь! - крикнула я ему в ответ, но тот только сокрушенно покачал головой.
-Брось. Не получится, - и в тот момент, когда я стала сомневаться, а нужно ли мне это действительно, крылья надломились.
Я попыталась ими махнуть, но было очень больно. Хорошо, что в этот момент я летела не высоко.
Удар об асфальт показался мне не настолько болезненным по сравнению с тем, как горели крылья. Перья темнели, будто медленно тлея, а потом опадали, рассыпаясь пеплом.
- Нет! - закричала я, дотрагиваясь до торчащих из спины двух сломанных костей, оставшихся от когда-то прекрасных крыльев. - Я хотела летать, мне нравилось.
- Так лучше. Потом было бы только больнее, - ко мне подошли мать и отец и помогли подняться.
- Скоро они отвалятся, и желание летать быстро пропадет. Его не будет возникать.
- Если бы... - всхлипнула я, вытирая окровавленной рукой, слезы. - Если бы только вы верили в меня. Я бы смогла, у меня бы получилось.
Родители только переглянулись и горестно вздохнули, видимо, вспоминая, как они потеряли свои крылья.
Через неделю, крылья отвалились окончательно. Раны от них заживали медленно, от мимолетного желания летать, вновь открываясь. Мне казалось, что если я вновь начну думать о полетах, если вновь буду делать все эти упражнения, крылья могут появиться снова. Но я этого не делала. Слишком велика была боль в открывающихся ранах, слишком сложно было заставить себя снова взяться за это дело.
В конце концов раны зажили, а на спине осталось два уродливых шрама не сбывшихся мечт.



ЕкатеРина Козина

Отредактировано: 05.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться