Крылья бабочки

Размер шрифта: - +

Пролог

Ветер сорвал шляпу и опрокинул мольберт, краски разлились на траву, делая ее из грязно-желтой разноцветной.  Я с досадой опустилась на землю и подняла деревянную конструкцию, а когда увидела результат происшествия, расплакалась. На упавшем холсте смешались невысохшие мазки. Дерево, которое пестрило весенней зеленью и белыми цветами, слилось со светло-голубым небом и превратилось в грязную кляксу. Несколько дней труда на холоде уничтожил один шальной порыв воздуха. 
Размытый пейзаж полностью соответствовал моему тоскливому настроению, осталось добавить дождя, который будет вторить слезам. Стоило подумать, как первые робкие капли упали на голову. Я взглянула на серое небо и рассмеялась. Занятая своими переживаниями, не заметила, как слева подошел незнакомец.
-Долгое время наблюдал, как вы тащите мольберт и сумку, из которой торчат кисти, на вершину холма. И думал, что вы одержимы своим талантом художника. Признаюсь, всегда восхищался людьми, которые способны создавать прекрасное. Но теперь убедился в безумии прекрасной незнакомки, которая то смеется, то плачет. 
Первые слова разлились в душе сладким нектаром, ободряя, но конец фразы заставил нахмуриться и разозлиться. Слезы вмиг пересохли. Я была возмущена тем, что посторонний человек позволяет себе оскорбительно высказываться в мой адрес. 
-Я всегда думала, что люди в возрасте умны и благородны, имеют такт, но… - гневную тираду прервал смех мужчины. При этом длинные серебряные усы забавно подпрыгивали, а в уголках глаз появились небольшие капли.
-Вы бесподобны! - вытирая слезы, произнес незнакомец. 
Дождю разговор не нравился, поэтому он брызнул холодной водой с особой силой. Я попыталась закрыть голову, чтобы сохранить прическу, но тщетно. Собеседник раскрыл зонт, но спасать меня от ливня было уже поздно. 
Я покорно приняла протянутую руку, сочтя жест за извинения, и, быстро собрав вещи, проследовала за мужчиной. Шли недолго. Стоило спуститься с холма с подветренной стороны, и перед глазами предстал двухэтажный дом с резной белой верандой. Такие обычно принадлежали богатым людям. 
Внутри зародилось чувство надежды, что незнакомец, словно крестная фея из сказки, решит все навалившиеся проблемы. И вдруг стало стыдно за такие меркантильные мысли. Я остановилась, мужчина шагнул вперед, унося с собой зонт, а дождь окончательно намочил платье. 
-Дорогая, что же вы отстали, пойдемте! - он перевел взгляд на мольберт и, извинившись, передал мне зонт, а деревянную конструкцию аккуратно взял подмышку. 

Двери любезно распахнул мужчина средних лет, которого хозяин представил управляющим по имени Павел. Последний предложил проследовать в комнату для гостей. Смущение и чувство, что я лишняя в этом богатом доме, все больше давили на плечи. Мокрая одежда холодила тело. Но проблема решилась через несколько минут. В комнату вошли горничная с Павлом.
-Мадам Аманда будет Вам помогать по мере сил. 
С этими словами управляющий удалился, а я заметила в руках женщины пару платьев, которые она любезно предложила примерять. 
-Вам широко! С такой изящной фигурой моделью по подиуму ходить, - женщина искренне улыбнулась, располагая к беседе. 
-Рост метр пятьдесят не позволил покорять сердца модельеров.
Аманда рассмеялась, заражая меня позитивным настроением. Удивительная, внимательная и хорошо воспитанная женщина сразу запала в душу. Ей захотелось рассказать обо всех бедах, что свалились на мою голову. Но стук в дверь отвлек от нахлынувшей грусти. 
-О, это, наверное, Павел! Он утверждает, что русское имя досталось то ли от потомков дворянской семьи, то ли императорской четы, к коим он себя относит, - она замолчала на секунду, а потом с сарказмом добавила. - Думаю, не врет. Не зря же дворецким работает! 
Легкость и тонкость, с которыми Аманда шутила, дарили тепло и чувство уюта. Это было странно в незнакомом доме с чужими людьми, но порой посторонние гораздо ближе родных и близких.

Оказавшись в гостиной, удивилась красоте помещения. Здесь не было золотых и помпезных элементов декора, как любили в эпоху Возрождения. Стиль казался близок к викторианскому, хотя и имел современные акценты в виде искусственного камина и разбросанных хаотично предметов техники: телефон последней модели ютился на столе, а планшет с погрызенном яблоком - на широком подоконнике.
-Простите, я не представился. Бенджамин Фолдес, к вашим услугам. 
Услышав имя и фамилию мужчины, ахнула и присела на диван. Несказанная удача познакомиться с представителем знаменитого семейства, что разбогатели на продаже чая! 
-Вам дурно? - искренне забеспокоился Бенджамин и позвал Аманду, которая явилась через пару минут. 
-Нет, нет, все хорошо. Просто немного замерзла, - не задумываясь, соврала и смутилась. 
Стоило произнести эту фразу, как на плечи лег теплый шерстяной плед, а на журнальном столике передо мной появились пару кружек, чайник, сахарница и три вазы: одна с конфетами, две с вареньем, апельсиновым и абрикосовым. 
Хозяин дома налил зеленый чай. Запах высушенных листьев распространился по всей комнате, наполняя ее сладким ароматом. Отменный вкус и плед согревали, как тело, так и душу. 
-А теперь вы можете ответить, что стало причиной ваших слез? - господин Фолдес не любил долгих разговоров, предпочитая сразу перейти к волнующему его вопросу. 
-Это неважно, - растерялась и съежилась под проницательным взглядом. Я вдруг ощутила себя совершенно нелепо, словно старая гнедая лошадь в новом стойле, где по соседству обитают породистые жеребцы. 
Вскочила, как ужаленная, и, прощаясь, двинулась к выходу. У порога стояла мокрая обувь, которая от дождя совсем расклеилась. А на фоне дорогих, сделанных из крокодиловой кожи туфель Бенджамина, она выглядела бедной сиротой.
-У меня к вам деловое предложение, мисс Гриндарс.
Удивление от того, что господин Фолдес знает мою фамилию, заставило разволноваться. Поспешила надеть туфли, но они приказали долго жить, показав большой палец левой ноги. Стыд затопил с головой. Я покраснела и в одной туфле выскочила за дверь.
Бенджамин попинал оставленную туфельку и рассмеялся. 
-Что же, пусть это будет история золушки.
Павел прервал смех мужчины, спросив, что делать с оставленными вещами мисс. В руках управляющего был смятый листок, что оказался плохо закреплен на мольберте. Развернув рисунок, господин Фордес, увидел не кляксу, а разноцветные крылья бабочки.
 



Анна Ведышева

Отредактировано: 14.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться