Крылья колдуна

Размер шрифта: - +

16.

 

Пансион встретил их прохладным сумраком, гулкое эхо шагов множилось где-то под отсыревшим потолком. Оставив куртки в гардеробе, они прошли по коридору с белыми дверями, украшенными латунными табличками с номерами, и остановились перед кабинетом директрисы.

Ланс приложил ухо к двери, подергал ручку. Когда дверь на поддалась, положил ладонь на замок, и что-то тихо щелкнуло.

— Прошу, — он галантно открыл дверь, пропуская Матильду вперед.

— Знаешь, а ты не такой уж плохой напарник, — признала она, заходя в кабинет.

— Самый лучший, — исправил ее Ланс. — Просто ты пока не хочешь воспользоваться всеми моими возможностями и талантами.

Он направился прямиком к окну и, отдернув портьеру, открыл его. Тиль тем временем села в кресло директрисы и принялась выдвигать полки одну за другой.

— Что ты надеешься найти? — спросил Ланс. — Счет за собачий корм?

Он прошелся вдоль стеллажей, взял статуэтку балерины, заглянул ей под юбку и поставил на место.

— Ланс, пора признать, что в пансионе происходит что-то очень, очень странное, — сказала Матильда, листая содержимое картонной папки.

— Может, хозяин цербера не отсюда, — предположил Ланс, вытаскивая книгу с полки. — Ты ж погляди какая книга!

— Какая? — заинтересовалась Тиль, отвлекаясь от бумаг. — Что-то про колдовство?

— Да не простое! Темная страшная магия!

— Дай сюда! — она требовательно протянула руку.

— Дыхание маточкой и другие способы завлечь мужчину, — прочитал Ланс название и подал книгу Матильде, широко улыбаясь.

— Тьфу, — сказала она, возвращаясь к папкам. — Займись делом. А вот это интересно, — Тиль склонилась над листком с колонками цифр. — Оказывается, у пансиона есть спонсор. По крайней мере, плата за нескольких девочек поступает из одного источника.

Звонок прозвучал так резко и неожиданно, что Ланс выронил очередную статуэтку, и она упала, разбившись вдребезги. Тиль посмотрела на него с укоризной, но колдун невозмутимо повел пальцами, и осколки закатились под стеллаж. За дверью раздались шаги, Тиль спешно захлопнула папку, сунула ее назад в стол.

— Сюда, — прошептал Ланс.

Он схватил Тиль за руку, потянул за собой в высокий платяной шкаф, стоящий в углу. Они нырнули в его нутро, пропахшее сладкими духами, и едва Ланс успел прикрыть дверки, как в кабинет кто-то вошел.

— Я не собираюсь перед тобой отчитываться! — голос директрисы звучал раздраженно. Каблуки звонко процокали к окну. — В конце концов, пансионом управляю я.

— Разумеется, — второй голос звучал спокойно и уверенно. Его обладательница аккуратно закрыла за собой дверь кабинета, тоже прошла вперед. Ее шаги звучали глухо, словно она не носила каблуков.

— Вот и не надо меня учить, — пробормотала Петра, успокаиваясь. — В конце концов, он — отличный кандидат, с хорошими рекомендациями, опытом. И с ним племянница. А у нас и так недобор учащихся. Двух зайцев, одним выстрелом.

— Задвинь шторы, пожалуйста, — попросила вторая женщина. — Ты же знаешь, я не люблю яркий свет.

— Да, прости, — ответила директриса. Раздался звук закрываемого окна, шторы с шуршанием вернулись на место. — Странно, мне казалось, я оставляла его закрытым.

Ланс всхлипнул и уткнулся носом в щеку Тиль.

— Матильда, — сдавленно прошептал он. — Я не могу.

Она чувствовала кожей его дыхание, поверхностное, частое, как у человека, которому не хватает кислорода, руки вцепились в плечи Тиль.

— Ох, Ланс, только не сейчас, — выдохнула она. — Держись.

— Ты слышала? — спросила неизвестная женщина. — Кто-то разговаривал.

— Перемена, — ответила директриса. — Девочки на коридоре шумят. Ты можешь пояснить, почему тебя так возмутил новый преподаватель? Ты с ним уже познакомилась?

— Еще нет, — ответила вторая. — Но он молод и наверняка привлекателен. Судя по тому, какой фурор произвел среди учениц.

— Мы не можем отгородить их от реальной жизни, — миролюбиво сказала Петра. — К тому же, невинная влюбленность в преподавателя — это нормально. Может, девочки даже станут лучше учиться. А он — очень приятный молодой человек, и явно с правильными моральными принципами. Ты бы видела, с какой заботой и нежностью он относится к племяннице.

Ланс вцепился в руки Матильды, потянул ее на себя, вжался в нее всем телом, тяжело дыша. Вешалка с треском съехала в сторону. Дыхание Ланса превратилось во всхлипы, и Тиль прижалась губами к его рту. Первое мгновение он словно опешил, а потом поцеловал ее — осторожно, касаясь губами мягко и не спеша. Тиль дернулась, попыталась отодвинуться, но он лишь обнял ее крепче.



Ольга Ярошинская

Отредактировано: 18.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться