Крылья, которые нравились мне

Размер шрифта: - +

Глава 10. Вечеринка незваных гостей

Я была заинтригована.

Вместе со спутниками я кралась по темной улице, таящей со всех сторон опасности, и должна была бы больше уделять внимания шепчущему голоску инстинкта самосохранения. Однако вместо этого, как ни одергивала себя, упорно возвращалась к размышлениям, спровоцированным болтовней Безбашина. Не о беспардонном допросе Эби, нет, - о харизматичной личности по имени Эл-На-Грани. Макс Безбашин косвенно добился-таки того, что мысль об этом сероглазом незнакомце прочно угнездилась в моей утомленной событиями голове.

"Что за глупая женская натура?.. - сетовала я, смотря себе под ноги. - Впечатляться каким-то типом, о котором знать ничего не знаешь, да и не узнаешь никогда. Парадокс!"

Погоревав над этой мыслью, я почему-то погрузилась на следующий уровень ненужных раздумий - о серых глазах. Здесь, в Тир-на-Ногинске, просто какая-то диаспора сероглазых людей. Хотя таких проникновенных, как у Эла, пожалуй, ни у кого не было. Я помнила его лазерный взгляд, там на стенде, и до сих пор не могла отделаться от ощущения, будто на мне поставили клеймо.

- О, вот мы и пришли!

Я очнулась от грёз и увидела перед собой тусклое здание многоэтажного дома, ничем не отличавшееся от прочих, пройденных ранее. Дверь в подъезд выглядела так, словно пережила штурм пьяной толпы. Фонарь во дворе, как ни странно, был цел и добросовестно освещал подъездный пятачок. Макс Безбашин вступил в темный проем и зашаркал по ступенькам. Эби нерешительно оглянулась на меня.

- Яся, что-то не так? Ты идешь?

- Всё хорошо, дружок, - ласково сказала я. - Просто задумалась. Весёлая ночка, да?

И, помедлив, скользнула в подъезд вместе с Эби, стараясь не коснуться грязной двери. Вызванный лифт-инвалид навевал вполне естественные опасения насчет работоспособности, но Безбашин уже нетерпеливо топтался в кабинке, поджидая нас.

- Какой этаж? - обреченно спросила я.

- Девятый, - отрапортовал фотограф, ткнув шишковатым пальцем в останки расковырянной кнопки. Цифра на ней отсутствовала.

Замученный жильцами механизм полз вверх по-черепашьи долго и страшно лязгал на каждом пролете, заставляя своих пассажиров обеспокоенно замирать и переглядываться. На девятом этаже лифт остановился, повисел в склеротической медитации, потом опомнился и медленно раскрыл створки. Наполовину.

- А-а, гори оно всё синим пламенем! - не выдержал Безбашин и начал штурмовать узкий проход.

- Макс, вас случайно не сглазили? - со смехом сказала я. - Куда ни пойдете, везде застреваете.

Эби помогла мне выпихнуть тезку Винни-Пуха, и со вздохом облегчения мы выбрались на лестничную клетку. Тяжелый пивной запах висел в воздухе так густо, что хоть топор вешай.

- Алкаши, - коротко сообщила Эби свой вердикт и указала на облепивший средние ступени лестницы мокрый рваный пакет. - Никакого житья от них.

- Тс-с-с... - прошипел Безбашин. - Держи ухо востро.

- А что такое? - настороженно осведомилась я.

Он неопределенно пожал плечами.

- Всякое бывает. Вдобавок тут сурово. Ведите себя тихо, девчонки... - и на цыпочках подошел к двери напротив лифта. Вопреки своему предостережению, от чрезмерных стараний он пыхтел громче обычного.

- Пить меньше надо, - сердито прошептала Эби, с эльфячьей грацией ступая за ним.

- Сам знаю...

Я хмыкнула, наблюдая за площадкой. Соседи здесь были чересчур шумные, как тут вообще жить можно? За стенами кто-то злобно ругался и грохотал тяжелыми предметами. Бедлам...

Из открывшейся двери потянуло нежилым помещением - щекочущим пыльным душком. Макс Безбашин вздохнул по-особому, думая о своем, и вошел в прихожую. Все мы единогласно помалкивали, разглядывая убогую обстановку. О включении освещения пока никто не заговаривал под властью неясных опасений, и приходилось щуриться в полумраке. 

Эби притормозила еще на входе, забавно принюхиваясь. Ноздри у нее трепетали. Безбашин просочился в сторону кухни с неизвестной целью, а я решила заглянуть сразу в ванную. В конце концов, сколько можно чувствовать себя чумазой бомжихой? Хоть руки бы помыть после канализационной одиссеи для начала.

Если в комнате еще как-то можно было ориентироваться, то в ванной темнота была практически чернильной. Я с маетой потопталась на пороге и решила включить свет. Выключатель упорно не нащупывался на стене, и в тот момент, когда мне начало казаться, будто этого необходимого элемента здесь попросту нет, раздался странный звук. Что-то вроде прерывистого вздоха. Меня окатило ледяной волной страха от макушки до пяток.

- Кто здесь?!

Невидимка задышал громче. В темноте смутно мелькнуло движение, что-то щелкнуло, и я зашарила рукой по стене с удвоенным рвением. Выключатель неожиданно отыскался. Ванная озарилась желтым, поражая глаза куриной слепотой. Потрясенная, я с приоткрытым ртом уставилась в чёрное дуло пистолета, направленное мне прямо в грудь, затем подняла взгляд выше.

Напротив меня стоял жилистый парень с осунувшимся лицом. Было похоже, что он напуган не меньше, чем я сама. И это был точно не Эл-На-Грани, предполагаемый хозяин квартиры. Он был неожиданным, как рукопожатие вместо удара, этот неизвестный парень с рюкзаком, у которого в унисон со мной дрожали губы.

В эту же секунду рюкзак упал на пол со звучным шмяком, а оттуда, в свою очередь, амебой вытекло наружу аморфное тельце... кота. Впрочем, встряска при падении, кажется, взбодрила его, потому что тощие лапы вздрогнули.

Я заметила, как дернулся палец на курке, и чуть не грохнулась в обморок от ужаса, но ничего не произошло. Неожиданный обитатель ванной оторопело переводил взгляд туда-сюда с меня на пистолет. Надо же... не выстрелил. Если на свете существует счастливая разновидность склероза, заставившая парня забыть о банальной истине "Незаряженный пистолет всё равно что Казанова без гениталий", то я была этому рада. Но парень даже с незаряженным пистолетом всё равно не переставал быть угрозой, поэтому я смотрела на него так, как только могут смотреть среднестатистические домашние человечки на неандертальца с самодельным топором.



Алёна Яблочкина

Отредактировано: 22.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться