Крылья. Ошибки

Размер шрифта: - +

Ястребиное крыло

— Вы предпочли мне кого-то другого, не так ли?

Голос Адаль был холоден и жесток, но в лице принца не дрогнул ни один мускул. Служанки Северной принцессы стояли позади нее, словно вкопанные, и принц увидел, как их руки мелко задрожали. Он нашел в себе силы признаться и попросить прощения. Но, разумеется, сделать это нужно было далеко не единожды. Адаль поднялась с жесткого кресла и подошла поближе, словно пытаясь уловить вину на лице Крылатого принца, но тот оставался спокойным. Она, одетая, как всегда в плотное и довольно тяжелое пышное красно-черное бархатное платье с плотным корсетом, которое стягивало ее прекрасную узкую талию, и подчеркивало и без того большую грудь.

— Да, это так, — мирно сказал он, кивая. Его крылья чуть приподнялись, а затем опустились. — Вы прекрасны, прин…

— Отбросьте лесть, Ваше Высочество. И отбросьте ложь, — Адаль усмехнулась краем накрашенных губ. — С первого дня приезда я видела ваш взгляд. Как и фальшь, впитавшуюся в вашу улыбку. И думала, с этим ли человеком — лживым и неискренним, мне провести всю оставшуюся жизнь? Это было бы пыткой. Красота, статус, влияние.… это все, чем Вы располагаете. Но в вашей душе абсолютная пустота. И признаться, несмотря на оскорбление, я рада, что мне не придется связать с Вами свою жизнь.

— Я не имею права опровергать Ваше мнение, — учтиво произнес принц, сводя ладони вместе. — И еще раз прошу прощения за оскорбление.

— Оскорбление Вы нанесли не мне, а моему отцу. А потому…. Извиняться стоит перед ним, не передо мной. Но ответьте на мой вопрос, Тол-Кариан, если это не затруднит. — Адаль снова усмехнулась — красивая, в своей холодной жесткости. — Если не хотели этого брака, то зачем согласились на него? Или, быть может, я настолько ужасна?

— Нет. — Принц качнул головой. — Боги изменили мое решение. Я хотел этой свадьбы. Хотел Вас и этот союз. Он, верно, пришел бы на пользу всем нам.

— Так почему отказываетесь сейчас? Это не попытка изменить Ваше решение. Хочу лишь узнать причину.

— Вмешательство того, кому подвластны наши жизни. Все наши жизни. Я связан с этой девушкой. Связан невидимой и нерушимой нитью, которую закрепил на нас сам Велиат. Но не буду огорчен, если Вы мне не поверите.

Сложно было сказать, что она подумала, и почувствовала, оставаясь внешне такой же холодной, как камень. Ее служанки, потупив взгляд, молчали и заламывали себе руки, словно сокрушаясь. Адаль сощурилась.

— А Вы обладаете острым умом. Выдать за банальную похоть старую легенду, которую практически никто не помнит. Но да, понимаю… гордыня не позволяет просто сказать, что понравилась упругая грудка. Она ведь не дочь лорда. Это старая легенда. О том, что Велиат насильно связывает людей, и им двоим лишь любить друг друга, — ядовито заметила она. — Зачем Богам вмешиваться в наши планы? Будто бы единение Запада и Севера, двух давних братьев, это нечто плохое и недопустимое.

— Разве похож я на того, что может добровольно полюбить человека, который не соответствует мне по статусу? Судя по Вашим же словам, что в моей душе пустота.

— Вы похожи на того, кто не умеет любить, — отрезала девушка, словно ножом полоснула. Это был уже второй, если не третий человек, который сказал принцу подобные слова. Что ж, как жаль, что они ошибались в своих суждениях. Тол-Кариан приподнял подбородок, мягко поклонился.

— Пусть так, — сказал он безразличным голосом и вышел из дорогих женских покоев.

Варэла не было рядом. Еще утром он оставил записку о том, что уходит в Дом Чародеев и вернется позже. Атмосфера замка мешала ему сосредоточиться на собственном даре, а ему нужно было развивать свое начальное умение. Тол-Кариан подошел к окну. Солнце холодело, собираясь опускаться за горизонт, но все еще находилось высоко в небе, которое начинало приобретать нежный розовый оттенок заката.

Он медлил целый день, набираясь храбрости, и наконец-то сказал. Теперь отступать уже слишком поздно. Он сказал девушке, а теперь, скажет все это своему отцу, матери, и, разумеется, королю Андраху, который всегда находился с Нур-Курасом и Кайлун…. Старые короли….

Тол-Кариан, вздохнув, расправил крылья, поправил серебряную застежку у горла, а после поспешно спустился вниз, в обширный Тронный зал, с узким мостиком, ведущим к нему, с большими колоннами вдоль стен, и высокими светлыми окнами.

Северный король пребывал в хорошем расположении духа. Он сидел подле трона Нур-Кураса, на высоком резном кресле, закинув ногу на ногу, похожий на рогатого Хранителя Леса, сказами о которых Кайлун потчевала своих детей на ночь. Длинные украшения на его рогах свисали почти до подлокотников и звенели при каждом движении. Кожаный дорогой дублет был подпоясан ремнем из белой кожи с золотыми бляхами, а на руках у Андраха были длинные перчатки. Сам Нур-Курас был одет в длинное королевское мужское черное платье, с высоким воротником, и свободными длинными рукавами. Его крылья, были сложены за спиной, и слегка подрагивали.

Кайлун сидела на своем месте, по правую руку от короля, в фиолетовом платье, вытянув ноги в дорогих сапогах на небольшой пуфик. Она крутила в руках какой-то медальон, внимательно слушая мужчин. Когда Тол-Кариан зашел, его мать отчего-то засмеялась, сияющими глазами глядя на улыбающегося Андраха. Тот сощурил разноликие глаза и повернул голову к вошедшему принцу. Его губы изогнулись в улыбке.

— Доброго вечера. Где же Вы пропадали целый день?

— Здравствуйте, Владыка Андрах, — Тол-Кариан подавил легкую дрожь в голосе и поглядел на отца, понимая, что давно уже выдал свой страх. Пронзительный взгляд Нур-Кураса безошибочно увидел, что с первенцем что-то не в порядке.

— Что случилось? — холодно спросил он, выпрямляясь на троне. Король Андрах так и застыл с ядовитым выражением на лице и приподнятой тонкой черной бровью. Тол-Кариан сжал зубы. Отступать уже поздно. Принцессе он уже признался, а значит ни к чему лукавить.
— Я уже давно хотел сказать, — Тол-Кариан поднял уверенный взгляд на родителей и чужого короля. Отчего-то он чувствовал себя виновным, стоящим перед судьями. — Но прежде, я попрошу прощения. У вас двоих, за то, что не оправдал надежд. И у Владыки Андраха, за то, что разочаровал. За оскорбление, что я нанес Вашем… Вашему дому.

— О чем ты говоришь? — спросила его мать, чуть подаваясь вперед. — Что случилось, сынок?

Тол-Кариан снова поднял уверенный взгляд пламенных глаз.
— Я не женюсь на принцессе Севера, — сказал он твердо. — Я расторгаю помолвку. С этой минуты. Свадьбы не будет. Я отказываюсь от этого союза.

— Что ты себе позволяешь? — процедил Нур-Курас. Его сильные пальцы сжали округлые подлокотники трона, а крылья чуть приподнялись. — Что за минутная блажь?

Король Андрах зло сощурил глаза, поджал губы и промолчал. Его взгляд был невыносимым, равно как и у Адаль. Но он молчал.

— Не минутная, — голос Тол-Кариана не дрогнул. Он сделал шаг вперед к отцу. — Я не хочу эту девушку. И более того… я люблю другую. Она станет моей женой. Либо она, либо никто. Я прокляну наш дом, если…

Движение Нур-Кураса он не заметил. Король слетел с трона стремительно. Сначала по лицу принца ударил ветер, а затем — тяжелая отцовская рука. Он схватил сына за ворот одежд и притянул к себе.

— Что это ты выдумал? — процедил король. — Ты хочешь войны между нашими королевствами, глупый, неопытный мальчишка. Я выпорю тебя до крови за твой отказ и твое оскорбление. Знай свое место, а оно пока что не на троне. Ты подчиняешься мне, и пока ты не король, ты будешь делать то, что велю тебе я! Забудь о том, что сказал сейчас, и все мы сделаем вид, что не слышали этих слов!

Мать вздрогнула, когда правитель снова жестоко ударил своего сына. Андрах слегка приподнялся.

— Не стоит реагировать так резко, — процедил он, скользя по принцу. — Быть может, у мальчика взбунтовалась мужское естество, ударило в голову. Волнение, такое бывает.
Щека у Тол-Кариан горела, а ядовито-пламенные глаза вспыхнули злобой.

— Не ударило! И я не буду подчиняться тебе! — выкрикнул он, с силой скидывая руки отца с себя. — С меня довольно! Надоело изменять самому себе ради амбиций других!

— Кто та женщина, что соблазнила тебя? Как ее фамильное имя? — с презрительно усмешкой спросил отец, скрещивая руки на широкой груди. Владыка Андрах поднялся. Голос Тол-Кариана наконец-то задрожал, и юноша напрасно пытался подавить в себе эту дрожь.

— Ее зовут Алура….

— Фамильное имя, — плотоядно повторил король, буравя сына злым и сосредоточенным взглядом.

— У нее нет фамильного имени…. Она…

— Крестьянка! Низшее сословие! — ахнула мать и тоже невольно поднялась с трона. — Сын мой…. Как ты мог.

— Это позор! Позор нашего дома, ты опозорил наше наследие!

— И не только наследие, — процедил Андрах. Он мягко спустился по ступенькам, и подошел к королю, внимательно глядя в его янтарные глаза.

— Ты, разумеется, знаешь, чем чреват отказ? При таких обстоятельствах…

— Андрах… Послушай, мой сын… — Кайлун прижала руки к груди, и в ее голосе сквозила горечь.

Нур-Курас, не дослушав, замахнулся снова. На этот раз удар был гораздо сильнее, и юный принц не смог устоять на ногах, ощутив щекой холод мраморного пола. Он ощутил собственную дрожь и чужую ярость. Каблуки Северного короля мягко стучали по плитам. Тот обошел его стороной.

— Глупый мальчик.

— Алура. Я прикажу ее разыскать, — прошипел Нур-Курас. — И на твоих глазах петля захлестнет ее шею, ты слышишь?! Она смоет своей кровью твой позор, и, думаю, теперь ты доволен.

— Нет….

— О, не сомневайся. Теперь я понял, к кому ты сбегал по утрам и по ночам! Думаешь, Анулор стал бы держать язык за зубами? О нет. К этой деревенской твари! Что может она дать тебе. В ней нет благородной крови, ни высокого происхождения. Ни достойного имени! Для тебя она никогда, и никогда, слышишь, никогда не станет твоей супругой! Только через мой труп.

— Ты слишком строг. Не стоит казнить, — мягко смешалась мать, глядя на сына. — Казнь этого человека не принесет тебе добра. Лучше сошли ее. Скажи, что она изгнана с Запада. Пусть найдут ее и спровадят за Благородные Ворота. Тем лучше. Андрах, этот разговор останется только между нами, и мы забудем это небольшое недоразумение. Мой сын просто погорячился, и он….

— Нет… — Тол-Кариан поднялся, глядя на сапоги отца, готовый броситься и расцеловать их за помилование. — Прошу….

— Я согласен на примирение, если увижу, что девушка казнена, — резко произнес Андрах, глядя на Кайлун.

— Никакой жалости, — отрезал Нур-Курас. — Человек низкого происхождения не заслуживает чести спать с принцем. Я не потерплю этого позора, и я его смою. А ты вовек не забудешь это оскорбление, что нанес нашим гостям. Извинись немедленно и скажи, что глубоко сожалеешь, глупый мальчик! Ты женишься на принцессе, сохранишь ген и станешь королем тогда, когда я скажу, что ты готов. А твоя блядь будет повешена не сегодня так завтра! Даю тебе свое королевское слово.

— Нет, отец…. Не делай этого, она… она, носит мое дитя! — выкрикнул принц и тут же прикусил губу, понимая, что зря он это сказал. Сухое лицо отца сделалось еще более жестким, а тонкие благородные губы сжались в узкую полоску. Андрах сощурил и без того злые глаза. Он скрестил руки на груди, и Тол-Кариан ощутил его ненависть.

— Как ты посмел…. — процедил отец, а мать и вовсе прижала руки ко рту, явно пораженная этой новостью больше всего остального.

Дверь распахнулась, и в зал забежал светлый чародей. Андрах поднял на него свирепые глаза, словно искал, на ком сорвать свою злость. Почувствовав напряжение, царившее в воздухе, Варэл подошел к принцу, положил ладонь ему на плечо, пытаясь отрезвить. Луари ясными глазами поглядел на короля и едва заметно качнул головой, пытаясь ментально воздействовать на разум, ослепленный злобой. На Андраха он не смотрел.

— Этого не может быть….

— Сын мой, — мягко произнесла мать. Тол-Кариан оскалился, словно собака, сорвавшаяся с цепи, обнажил белые зубы. Его натренированная рука обхватила свой меч — Черного Ястреба. Он почувствовал чужие пальцы на любимой рукояти — это Варэл пытался помешать ему обнажить клинок. И отец не мог не заметить этого. Тол-Кариан не увидел, как Последняя Честь сверкнула, описав полукруг, но моментально почувствовал боль в плече. Острый конец меча резко полоснул его, и ткань пропиталась кровью. Мать закричала — громко, пронзительно, как кричат только напуганные до смерти женщины. Андрах метнулся в сторону так быстро, что этого никто и не увидел. Варэл что-то говорил, то молодой принц уже не услышал. Ярость и отчаяние захлестнули его. Он до хруста вывернул руку друга, и с силой оттолкнул его от себя. Удар оказался такой силы, что чародея отшвырнуло к другой стене. Тот встретился взглядом с королем Андрахом. Северный Владыка был зол, шокирован, встревожен и все это одновременно. Он прижался к стене, примерно представляя, как дерутся озлобленные друг на друга птицы, и не желал, чтобы эта драка коснулась его. Нур-Курас зарычал от злобы.

— Ты не тронешь ее. Я убью тебя…. — прошипел Тол-Кариан, сверкая глазами.

— Неблагодарная тварь!

Он без труда отразил два удара, расправил крылья и оттолкнулся от пола, взлетая почти под потолок, и отец поспешно поднялся за ним. Сталь запела, отдаваясь противным звоном в ушах. Они дрались в воздухе, полностью контролируя свои тела, и все же, место было слишком тесным, чтобы развернуться. Отец оттолкнул сына прямо к окну и выбросил руку с мечом вперед. Тол-Кариан опустил крылья и скользнул вниз, пропустил острие меча над головой. Послышался резкий хруст и стеклянный звон — это Последняя Честь разбила окно. Нур-Курас обернулся, полы его платья зашелестели, и он снова бросился на сына, желая наконец-то проучить его. Опустив руку, Тол-Кариан резко закрылся крыльями, и меч отца скользнул по гладким перьям, не причинив ему вреда. Он распахнул свой дар, замахнулся и наискосок ударил отца по плечу. Он бил, невольно с закрытыми глазами от собственного страха, но удивился, когда меч прошел по плоти, не встретив преграду. Королева снова закричала, но уже не от страха. Ее крик был наполнен невыносимой горечью. Даже Владыка Андрах вскрикнул, когда увидел густые капли крови, обильно заливающие мраморный пол.
Тол-Кариан взглянул в лицо своего отца, на его изумленный, будто восторженный взгляд. Губы старого короля искривились в гримасе глубокой боли, а Тол-Кариан все смотрел на своего отца, не понимая, что он сделал.

Последняя Честь выпала из руки Нур-Кураса и, медленно пролетев, упала на пол, звонко запев. Старый король не удержался в воздухе и камнем начал падать вниз, вслед за собственным мечом. Варэл метнулся от стены, преодолевая собственную боль и шок. Он поймал на руки короля, который, получив страшную травму, упал вниз, не в силах больше удерживаться в воздухе. Кайлун, крича и заливаясь слезами, бросилась к мужу, отталкивая молодого мага прочь. Андрах стоял, прижимаясь спиной к стене с приоткрытыми губами, и, не мигая, смотрел на старого короля. Тол-Кариан, мягко опустившись на пол, наконец-то скользнул глазами по груди отца и ужаснулся.

Понимая, что не отобьет такой удар, старый Нур-Курас попытался закрыться крыльями, как щитом, но возраст и тело подвели его. Не хватило скорости, а крыльям хватило сил.
Кровь пропитала темные с серебром одежды, брызнула на шею и подбородок, застыла солеными каплями на губах. Его правое крыло было почти перерублено, из него, пропитывая перья, сочилась кровь. Порез прошел через плечо, крыло, не задев грудную клетку, но задел живет и бедро, раздробив кость. Тол-Кариан опустился на колени, глядя на ужасное увечье, которое он нанес своему отцу в порыве ярости. Черный Ястреб выскользнул из его пальцев, мокрых от чужой крови. Принц подполз к отцу, не веря своим глазам. Он и правда хотел ударить, и не ожидал, что отец не сможет отреагировать. Он не хотел ранить его… Он не хотел такого исхода…

Андрах отшатнулся. Не подходя к Крылатому королю, он по стене добрался до двери, и вышел из Тронного Зала.
— Нет… нет… нет! Что ты наделал!!! — закричала королева, держа мужа на руках. Она расправила его крыло. Нур-Курас еще дышал — тяжело, со свистом. Он сжал ей руку. Варэл отполз подальше, с непониманием глядя на принца.

— Зачем?.. — выдохнул он. — Тол-Кариан? Зачем….

Молодой принц поглядел на собственные руки. Его трясло. Будто в лихорадке. Он наклонился над еще живым отцом, его черные волосы светились, закрыв его лицо, и поглядел в угасающие пламенные глаза. Огонь потухал. Нур-Курас шумно сглотнул. Тол-Кариан ощутил, как горькие слезы начинают душить его…. Как же так… Неужели это произошло? Лариат, не забирай его… верни.

— Ты свободен, — проговорил король сиплым голосом. Каждое слово давалось его с трудом, он хрипел. — Делай, что хочешь… Ты выиграл.

— Я не хотел…. Прости… — прошептал Тол-Кариан, но старый король уже не услышал этого извинения. Его глаза остались открытыми, но огонь в них уже погас.

* * *

Варэл остался сидеть на полу в опустошенном зале в полном одиночестве. Когда Нур-Курас перестал дышать, Тол-Кариан закричал, сорвался с места, и вылетел через разбитое окно, содрав собственные перья и порезав руки об осколки стекол.

Королева Кайлун, заливаясь слезами, призвала слуг и велела им убрать тело из Тронного Зала. Чародей был один, на окровавленном поле, глядя на два брошенных красивых королевских меча, и не верил, что это произошло. На его памяти, Тол-Кариан никогда не был настолько жесток и зол. Где-то, разумеется, он был горделив, где-то презрителен к низким людям, где-то чересчур высокомерен и самоуверен, но жесток — никогда. Теперь же Варэл видел, даже не видел, а ощущал, это садистское желание, вспыхнувшее в принце за миг до рокового удара. Он ударил и разрубил родного отца пополам. Какая же ярость должна была наполнять его в этот момент. Он отбросил все — от здравого смысла до последствий. Теперь, похоже, даже Владыка Андрах опасается молодого принца — такой замах подчас дается не каждому опытному и старому воину. Он старался не смотреть на это, и едва ли ни бегом покинул Тронный Зал. Быть может, он уже окружает себя верными людьми, чтобы, в случае злости принца, не дать убить еще и себя? Адаль наверняка собирается обратно — и рада, что с жестоким человеком ей не связывать свою судьбу. А Алура?..
Что же она скажет, когда узнает, что король мертв, а все — из-за нее?

Маг с трудом поднялся, отряхивая руки и рукава от противной влажной липкой крови. Он знал, куда полетел Тол-Кариан, а потому поспешил за ним. Сложно было представить, на что способен человек после такого поступка. Еще не хватало, чтобы Тол-Кариан наложил сам на себя руки, а он вполне мог решиться на такой отчаянный шаг.

Варэл нашел его там, где и искал — в Храме Бога Жизни. Хотя, это, скорее, был не храм, а красивая рощица, которая летом всегда цвела, будучи ярко-зеленой. Но теперь, в пору осени, роща была охвачена ярким огнем, рыжие и алые листья перемешивались с зелеными, и мягко постепенно оттесняли их, внося осень на Запах. Варэл ощутил дрожь в коленях, посох, который он зачем-то изначально взял, выскользнул у него из руки, и глухо упал на неровные плиты холодного пола.

— Мой принц, — мягко выдавил он, боясь сделать шаг ближе, и оставаясь стоять прямо у входа.
Тол-Кариан стоял на коленях, низко опустив голову, черные волосы свесились, закрыв лицо, а сильные плечи вздрагивали. Черные крылья, на которых засохла своя и чужая кровь между перьями, понуро свисали по краям его боков. Варэл понял, что принц плачет — как ребенок, горько навзрыд, захлебывается, но не кричит. Он пересилил собственный страх и, подойдя ближе, присел на одно колено, опуская ладонь на плечо друга.

— Тол-Кариан….

— Зачем…. Зачем мне это испытание, за что? — выдавил принц, отворачивая лицо, чтобы чародей не увидел его слез, украдкой вытер их рукавом, а после с трудом поднял крылья и оглядел их. Его глаза и щеки были красными. Маг сел на оба колена, стараясь успокоиться, и взглянул в лицо каменной статуи Матери. Неизвестно, кем был художник, который сделал ее из камня, умер он или уехал, Варэл этого не знал. Но ему удалось изобразить Мать такой, какой ее описывал Эрэ-Аэрата.
Ее платье было будто было осязаемым, состоявшим из бурных морских волн. И волосы ее развевались так, как развеваются волосы под водой. Глаза…. Внимательные, лучистые, добрые и мудрые. А на голове, может быть, для красоты, венок, а на них — застыли алые листья — единственный яркий цвет во всей скульптуре.

— Если они уедут сейчас, то останутся живы. Никто не нападет на них… — дрогнувшим голосом сказал Варэл, скорее себе, чем принцу. Тол-Кариан с трудом поднял раскрасневшиеся глаза, глядя в лицо Матери.

— Наверное, уже поздно спрашивать, что же я наделал? — прошептал он приглушенно, глядя на свои руки. Кончики изящных пальцев были стерты и окровавлены. — Что сказала Кайлун? Она призовет Азурэ?

— О чем ты говоришь?
— Это убийство, Варэл, я убил его. Своими руками. Убивший правителя, не имеет права вступить на его место. Я не смог стать королем. Наследницей становится Азурэ.

— Азурэ уехала и она не вернется, ты ведь слышал ее.

— Да, но мы не предполагали, что… все случится вот так.

— Тол-Кариан, править — не ее судьба, а твоя, — Варэл протянул руку, поворачивая к себе подбородок принца. — Да, ты убил его. Да, я видел это. Да, это было ошибкой. Но больше наследников нет. Азурэ больше не часть этой семьи, она уехала. Король — ты.

— А Андрах?

— С ним и его дочерью еще предстоит серьезный разговор. Ты должен взять себя в руки. Что произошло, то произошло, и надо идти дальше.

— Как? — выдохнул принц, приоткрывая побелевшие губы. — Я сам себя ненавижу. Ненавижу, слышишь? Я убил того, кто создал меня, ради той, кого меня заставили полюбить.

— Значит, так было нужно…. Они тебя осудят. Они, а не я, не Кайлун, не Андрах, ни Адаль, ни Алура. Они знали, что так будет. Значит, хотели. Но нам мотивов этих не понять. Никогда не понять… Остается идти на поводу — слепыми. Но они знают, куда ведут. Цель…. Какая-то высокая цель… Который мы не знаем. Даже я.

Варэл сглотнул, вспоминая свое видение, которое так и не смог расшифровать до конца. Два сражающихся мальчика. Два брата. Два родных брата. И алый цвет. Что же это было? Пламя? Чье пламя? Или кровь? Чья-то кровь….

Тол-Кариан сглотнул, а затем поднялся. Его янтарные глаза нехорошо блеснули, а губы сжались в узкую полоску.

— Тогда ты коронуешь меня, — сказал он спокойным ровным голосом, словно и не рыдал несколько минут назад. — Коронуешь, наденешь венец мне на голову. И будешь стоять по правую сторону от меня. Всегда.

— Я тебе поклялся очень давно, — Варэл поднялся следом, отряхивая край одежды, хотя в рощицы всегда было очень чисто. — И клятву сдержу до смерти.



Рене Вебер

#18231 в Фэнтези
#7929 в Разное
#2136 в Драма

В тексте есть: крылатый, король, маг

Отредактировано: 16.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться