Крылья пепла

Размер шрифта: - +

А за окном стояла осень

За окном стояла осень. Не то, чтобы Алану не нравилось это время года, но сейчас, смотря в окно, он сетовал. Частичкой разума мальчик понимал, что это входит в его привычку.

      На улице лил дождь. Его капли, словно наполняли чашу бытия, заполняя её доверху ещё большей серостью. Голые ветви деревьев, умытые слезами неба напоминали щупальца осьминога, которые так и стремились дотянуться до тебя. Даже монстр под кроватью их боялся. Так говорил мальчик.

      Родители Алана уезжали на подработку в другой город и тогда, в прекрасные юношеские будни, на полном ходу врывался, раскрывая огромную дверь, рёв чёрной тоски, приглушая захлёстом сквозняка крик мальчика о помощи.

      Родители для юного храбреца были спасеньем, но, с тех самых пор, когда он тяжело заболел и припадки кашля находили на него волнами, папу и маму мальчику доводилось видеть очень редко.

      Мама не приезжала уже три недели. И юному Алану это начинало казаться странным, а рассказы отца о многовековой работе были откровенными бреднями. И в один из таких вечеров, когда мальчик смотрел в окно, на пролетающий мимо города дирижабль, он спросил у отца:

— Мама не приедет? — голос у храбреца казался совершенно измотанным. Отец мальчика, молодой и обаятельный Руперт Флетчер, отложил газету и, поправив жилет, сел ровно.

— Что за вздор. Мама приедет вскоре. Вот-вот я пошлю за ней экипаж, — верхняя губа Руперта дрогнула, так было всегда, когда он блефовал. В тот момент мальчик смотрел на него. Глаза юного Алана казались большими лазурными озёрами, переполненными водой настолько, что стали разливаться на щёки тонкими дорожками. Взгляд у храбреца был суровым, из-за нахмуренных бровей область вокруг глаз и сами глаза, казались чёрными пятнами.

— Неужели ты думаешь, что я настолько глупый? — пискнул Алан, затягивая туже тонкий шарфик вокруг шеи. — Мне уже двенадцать и я не мальчишка!

— Сынок, — отец провел по щетинистой щеке и тяжело вздохнул. Затем, он снял цилиндр с головы и направился к сыну. Который стоял по стойке смирно. Мальчик чувствовал себя обманутым. — Я не хотел тебе говорить, мальчик мой.

— Не хотел? — со злобой произнёс тот. — Скажи ещё, что беспокоился за меня.

— Так и есть, — кивнул Руперт, касаясь кисти сына своими холодными от волнения пальцами.

— По городу шатаются убийцы, чума стучится в двери, а ты переживаешь из-за того, что оставляешь самого близкого человека без правды одного, в этой «замечательной» комнатке? Не глупо ли? — мальчик убрал руку за спину, не давая отцу прикоснуться к нему.

— Понимаешь, — затянул отец, — ты болеешь и я подумал, что это будет не самым лучшим выходом, сказать тебе правду… Душевное здоровье важнее физического.

— Ты сам себе противоречишь, Руперт. Не хотел тревожить меня, так как я болею, но при этом хочешь убедить, что душевное здоровье важнее физического, — мальчишка пожал плечами. Озёра продолжали разливаться, набирая силу. — Что с мамой?

— Чума, — кротко ответил Флетчер. — Она оставила тебе кое-что.

— Что? Ты думаешь мне это интересно? Моя мать умерла, а ты говоришь мне о подарках! — мальчик прикрыл лицо руками. Руперт ухватил сына и, присев на одно колено, посадил сына на ногу. Мальчик какое-то время вырывался, но потом, болезнь дала о себе знать и храбрец, словно травинка, прогнувшаяся под натиском ветра, сел под давлением отца.

— Сейчас очень тяжёлое время, сынок, — начал Флетчер. — Мы с тобой остались совершенно одни, вдвоём против целого мира. Не самое удачное время, чтобы ругаться. Нам нужно заняться твоим здоровьем и ждать, когда ты поправишься. И тогда, когда тебе станет лучше, мы отправимся в путешествие на дирижабле, как ты и хотел. А пока, возьми их, мама просила отдать.

      Алан увидел, как в руке отца заблестело что-то золотое и круглое. Руперт с грустной улыбкой, вложил в раскрытые ладони мальчика золотые часы на цепочке. Алан обнял отца за шею и стал всхлипывать. Руперт провёл пальцами по рыжим волосам мальчишки, взъерошив их. Поцеловал сына в макушку.



Эллис Волкова

Отредактировано: 13.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: