Крылья. Пробуждение

Размер шрифта: - +

Заклинание вечного сна

Мороз усиливался, и Крылатый юноша, подавляя зевоту, плотнее укутался в меховой плащ. Виола жалась к Амритаэлу, который стоял чуть дальше от ворот, за ночь покрывшихся инеем. Кару, который и без того был на нервах, вовсе не пожелал подходить настолько близко. Таэнор поднял глаза на серое свинцовое небо, которые тяжело и медленно двигалось. Изредка с Востока вспыхивал солнечный свет, но тут же угасал, не способный согреть замерзшую землю. Весна, вроде бы, должна была уже придти, но оттепель не спешила согреть все живое. Кончался февраль.

 

Силуэт Темного предсказателя строго выделялся своей чернотой на общем белом фоне. Он стоял спиной ко всем, так, чтобы его было видно, и все же, чтобы никто, в случае чего, не пострадал. Он стоял далеко. А рядом с ним были лишь два чародея, которые закатывали ему рукава и оба держали блестящие серые кинжалы. Нейтральный маг вытащил толстый фолиант, и, пролистав его, поглядел вдаль. Он ощущал, как страх постепенно начинает его сковывать, но не позволял себе поверить в него и допустить неудачи, которая стоила бы жизни ему и всем остальным. Он стоял на этом месте, не сходя и не питаясь уже более двух суток. За двое суток без еды, воды и сна, на морозе, он уже дрожал, и все равно упрямо продолжал ритуал вызова. Как пояснил Ллиарэс, кровь вызывающего должна быть одновременно и свежей и высохшей, не смываемой, чтобы Древнейшие поняли, что их зовут. У Лариата грязь и прелесть равнялась лишь с одним. Тем, что он требовал.

 

- Приготовьтесь, - спокойно произнес он. Два мага одногодки, коротко кивнули и прижали острия кинжалов к его рукам. Эрэ-Аэрата опустил глаза в книгу.

Ллиарэс, нервно усмехнувшись, вытащил свой конусообразный магический предмет. Амритаэл, отпустив Виолу, взял в руки свой вдовий камень. Сива-Нурин, выпив какое-то зелье, явно придуманное им же самим, сложил ладони ковшиком. Таэнор скользнул взглядом по чародеям. Все собранные, сейчас как один – напряжены и молчаливы. Светлые чародеи держат ладони сложенными, закрыв глаза, бормочут слова, которые после, превратившись в заклинание, отдадут Светлому Велиату какой-то промежуток их времени. Темные же маги готовы разрезать себе руки, чтобы пусть по снегу кровь и та, напитав чашу Лариата, даст им то, что они просят у Бога Мертвых Душ.

Таэнор перевел взгляд на предсказателя. Тот стоял спиной к нему, но Крылатый юноша услышал слова его заговора.

 

- Умеом увор хищнеанэ толар верде вам, толар лосоло хиркала!

 

Последние слова заклинания вспыхнули, пронеслись по всему полю, и оба чародея, по команде одновременно и резко перерезали чародею запястья. Таэнор, видя его раскинутые окровавленные руки, невольно скривился, и отвернулся. Зрелище было не из приятных. Кровь окропила белый снег на поле, сверкающими рубинами. Оба чародея медленно отошли от учителя, вытирая окровавленные лезвия о края собственных мантий.

 

Кровь Эрэ засветилась, сначала нежно-розовым цветом, затем багровым. Земля дрогнула, серое небо заволокло густым туманом лишь на мгновение. Таэнор закрыл глаза, чтобы не ослепнуть, а когда открыл глаза, то увидел, что облака приобрели мутно красный оттенок, но плывут все так же медленно и лениво.

 

Земля дрогнула снова. Чародеи покачнулись, Виола невольно вскрикнула. Издалека по снегу прошла линия, постепенно превращаясь в огромную расщелину. И из нее, упираясь на лапы, вылезла, разбуженная первая тварь, пытаясь отряхнуться от комьев гнилой земли, которая застряла у нее между чешуйками и забилась между огромными когтями. Тварь зарычала – лениво, протяжно, будто приветствуя всех, ее задние лапы вытянулись, как, если бы она тянулась ото сна. Возникла с грохотом еще одна трещина, и Таэнор содрогнулся – полчища Древнейших медленно ползли к Эрэ, который одиноко стоял посреди поля. Они не видели его, но чувствовали. Чувствовали этот странный зов, который пробудил их, заставил ползти именно сюда, собраться всем вместе как одно. Зачем, неизвестно. Главное то, что запах и голос были манящими и сладкими…. Тянули и останавливали. 

 

Нейтральный маг, снисходительно усмехнувшись, вытянул руки. Кровь, закапав, прочертила небольшую линию на снегу. Он сделал два шага назад от твари и та, остановившись у линии, втянула носом воздух, но ничего не почувствовала. Она была голодна. Пища стояла от нее в полуметре, но до нее не дотянуться…. Ни страха, ни гнева, ни предательства, ни лжи….  Ничего.

 

- Чего они ждут? – тихо спросил Таэнор, ощущая, как напряжены собственные нервы.

 

- Это не все…. Их больше. Они должны придти все до одного, - прошептал Ллиарэс и покачнулся. Рука, в которой он держал предмет, мелко задрожала.

 

- Можем ждать и неделю, пока они приползут, - прошептал Амритаэл. В его глазах блеснули слезы от мороза. Таэнор содрогнулся.

 

- Без еды, воды и сна?

 

- Эрэ предупреждал, что опасно. Но мы обязаны сделать это. Либо сейчас, либо уже никогда, - выдохнул Сива-Нурин. Амритаэл, взглянув на брата, согласно кивнул.

 

Твари все ползли, лениво и неохотно, слепо сталкиваясь друг с другом и останавливаясь ведомые заклинанием, и сейчас были больше похожи на страшных огромных кукол в руках умелого кукловода, но никак не на убийц. На какое-то мгновение, Таэнору показалась, что сейчас их даже можно коснуться, ощутив рукой неприятную грубую чешую и сырые комья гнили. Оставив колдунов за спиной, он неуверенно двинулся вперед, подгоняемый страхом и жадным интересом.

 

Странное изувеченное создание стояло рядом с ним, в нескольких сантиметрах. Слепое, глухое, словно бы беспомощное, а и с огромной приоткрытой пасти с кривыми, уже давно подгнивающими клыками и деснами, покрытыми плесенью, капала густая грязно-желтая дурно пахнущая слюна. Таэнор, протянув руку, коснулся пальцами края морды. Их кожа на ощупь была подобна холодного шершавому большому камню. Тварь дернулась, зашипела, и Таэнор поспешил вернуться обратно, попутно отряхивая руку от прикосновения.



Рене Вебер

Отредактировано: 10.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться