Крыса на корабле

Размер шрифта: - +

Крыса на корабле

Крыса на корабле.

Капитан Джо Паувер закончил последние приготовления и, довольный своей работой, взошел на корабль. Рядом с его тяжелыми сапогами одна за другой семенили тоненькие лапки нескольких десятков крыс.

- Мы полностью доверяем вам, капитан, - сказал молодой Крыс, высоко задрав голову. – Я и отец долго выбирали, на каком судне совершить свое путешествие. Нам посоветовали «Елизавету», как самый надежный корабль.

Крыс Пинки тщательно подбирал слова, стараясь казаться вежливым, но уверенным в себе. Его отец молча шел рядом, внимательно всматриваясь в каждого члена команды. У крыс было принято ходить голышом, но в последнее время пошла мода на большие соломенные шляпы. Все пассажиры кроме отца закрывали свои головки. Крыс же гордо сверкал залысиной.

- Мы обещаем сделать все для вашего комфорта и безопасности. Не забывайте, главные здесь вы, - Джо наклонился, чтобы смотреть маленькому зверю прямо в глаза. - Отплываем через 10 минут. Хьюго проводит вас на места.

Плечистый матрос, закатав рукава тельняшки, пригласил пассажиров вглубь корабля. Капитан элегантно отсалютовал им своей шляпой и пошел проверить каюты. Когда Джо оказался вне поля зрения маленьких зверей, он достал из кармана заработанное золото и взвесил одной рукой. Настроение от этого жеста у него явно улучшилось, и капитан, присвистывая, продолжил работу.

 

Путешествие началось. Пинки каждое утро радостно пробегал по всему кораблю, набивая рекорды, пока отец читал или приставал к команде. Днем они вместе играли в шахматы или просто разговаривали. Старый Крыс любил рассказывать о своих былых лихих буднях. Каждый раз у него находилась какая-то новая история, которая подходила под категорию «раньше было лучше». Пинки добродушно терпел отцовское ворчание, но только когда они были наедине. При капитане и команде зверь вел себя более отстраненно и нередко поправлял отца. На ужин они никогда не опаздывали, в общем и целом были образцовыми пассажирами.

- Это плесень? – спросил Крыс отец, даваясь кусочком сухаря.

Команда и пассажиры сидели за общим столом и принимали ужин. Крыс отец задел локтем общую миску с орехами, которые постучали градом по полу.

- Папа! – шикнул Пинки.

Он единственный кто использовал для еды нож. Крыс вытер уголки губ своей салфеткой и полез под стол собирать орехи.

- Влажность, - отозвался штурман. – Просто отрежьте зеленую часть, остальное есть можно. Главное, чтобы основные продукты не портились. Вот на «Авроре» вся картошка сгнила, а у нас ничего, есть можно.

- А разве у нас гнить не начала? - возразил Хьюго, засучив правый рукав.

- «Начала», - фыркнул штурман. – Начала - не значит сгниет.

Пинки недовольно посмотрел на отца.

- Не надо раздражать команду, - прошептал он, вытирая испачканную чаем шерстку отца. – Хорошо ведь едем.

- Держи мою картошину, - добродушно улыбнулся старичок. – Эту не ешь.

Он аккуратно положил сыну вторую картофелину. Все продолжили кушать.

- Капитан, почему мы сменили маршрут? – вдруг спросил Хьюго и наклонился ближе к столу.

- Не при пассажирах, - отрезал Джо.

- Сменили маршрут? – удивился Пинки. – Путешествие затянется?

- Наоборот, штурман рассчитал более короткий путь, - сказал капитан, недовольно посмотрев на матроса. - Будем на месте на три четыре дня раньше.

- А мы никуда не спешим, - отозвался Крыс отец.

Паувер не смотрел на крыс и продолжал жадно вгрызаться в картошку. Вообще для пассажиров капитан был недосягаем. То есть они, конечно, все время могли его видеть и слышать, но только не говорить. Джо, как призрак, незаметно управлял путешествием. Пинки никогда не видел капитана за делом, но был уверен, что без него корабль просто развалится. Так же чувствовали и матросы «Елизаветы». Все это создавало вокруг Паувера магическую пелену, которая превозносила его над остальными и вызывала чувство благоговения.

***

- И когда пираты окружили нас, и бежать было некуда, я вынул свою шпагу и прокричал: «Я убью первых троих, кто сунется ко мне!» Потом, правда, оказалось, что это были не пираты, а налоговая инспекция, но в том баре мне до сих пор наливают за счет заведения.

Крыс отец бойко засмеялся, закончив историю. Они с сыном сидели за столом вместе с Хьюго. Все остальные уже разошлись по местам.

- У папы еще много таких историй, - протянул Пинки.

Ему было неудобно за разошедшегося отца, но Хьюго, кажется, искренне радовался рассказам. Матрос в конце каждой истории несколько раз хлопал в ладоши, после чего поправлял рукава своей тельняшки. Он сидел напротив крыс, положив ступню на коленку и слегка наклонившись вперед.

- Веселые у вас бывали деньки!

- Это точно. Раньше я много путешествовал вот на таких кораблях, - Крыс постучал лапкой по деревянной балке. – Много, где бывал. И в Тунисе, и в Греции… Палермо - прекрасный город!

- Вы и сейчас дома не сидите.

- Сейчас я только по курортам и санаториям разъезжаю, - вздохнул Крыс. – Я стал умнее осторожнее и никаких глупостей больше не совершаю. Вот с сыном путешествуем, на экскурсии ходим. Он у меня молодец! Очень сообразительный крыс уродился.

- Папа, перестань.

- В мать пошел, такой же красавец, - отец нежно потрепал сына по плечу. – Жаль только, здоровьем слаб, как я сейчас.

Пинки очень смутился. Ему хотелось быть похожим на отца в молодости: веселым, отчаянным и деятельным. Но он больше походил на отца теперешнего только более глупого и без забавных историй.

- Сыном я горжусь! – гордо сказал отец. – Он мне во всю по дому помогает. Мы с ним сами мебель делаем. Крысик только трусит немного за станком работать, но это пустяки я его еще научу ничего не бояться в этом мире! Мы вот начали плотничать со скворечников, а теперь уже на шкафы и кровати перешли.



А. Гусь

Отредактировано: 15.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться