Крысолов: грешное начало

Размер шрифта: - +

Пятно на всю жизнь

Ш-ш-ш-ш – рваная и вонючая тряпка мерно скользила, а больше шкрябала по полу трактира «у Брана». Непонятно из чего сделанная каша таки пристала к доскам, так что каждый очищенный сантиметр стоил мне напряжения всех сил. Я правда старался, но хотелось просто спрятаться в закуток от бросаемых на меня взглядов. Солнце уже зашло, и шахтеры, хорошенько не вымывшись, поумащивали свои зады на лавки, которые видели на своем веку и не такое.

И пока моя сменщица носилась по залу, раздавая ту же «кало-кашу», я занимался уборкой после того происшествия с Гвортом. То и дело в мою сторону летели колкости и насмешки, а что еще можно взять с худосочного пацана, который оттирает «блевотину», как ее окрестили завсегдатаи.

- Эй, оттирай постарательнее, а то твой хозяин тебе покажет, как нужно драть… пол. Ахаха, – по громогласным одобрительным крикам было понятно, что шутка зевакам зашла. Мерзкие свиньи… как можно быть настолько тупыми и грязными?

Мои движения стали более резкими и дерганными, что тут же сказалось на работе. Впрочем, оставалось совсем немного, а потом нужно что-то сделать с небольшим пятном крови, который остался на полу, да и себя в порядок нужно привести, но сначала зал.

По ощущениям, прошло чуть больше часа, и работа была сделана. Не обращая больше внимания на насмешки, я потащил тряпку в подсобку, неожиданно словив на себе чей-то пронзительный взгляд.

Вернувшись в зал, я с удивлением понял, что ведро пропало… чееерт, что теперь делать? Мои глаза округлились, я старательно просматривал все доступное пространство в поисках заветного предмета. Меня просто на месте положит господин, если я его потеряю….

На мгновение отвернувшись, я вдруг услышал скрип входной двери, и краем глаза увидел отблеск светильника от гладкой поверхности… ведра! Не раздумывая ни секунды, я бросился за похитителем, от этого просто зависела моя жизнь.

Меня встретила кромешная тьма и что-то тяжелое опустилось мне на голову. В мгновение ока я почувствовал сильную тяжесть, тело обмякло и куда-то падало…

А-а-а, – мой полустон был больше похож на предсмертный хрип. Хотя… откуда мне знать, как человек прощается с жизнью. Я-то и мухи не обижу, не то что быть свидетелем убийства.

Перед глазами все плыло, головешка просто раскалывалась, адская боль усиливалась от каждого рефлекторно сделанного движения. Пока я медленно приходил в себя, кажется, обстановка в каком-то помещении оживилась. Сзади послышался шорох, как от снимаемого плаща или отдернутой шторы.

Вслед за этим послышались громкие шаги, наконец-то зажегся светильник, и я смог осмотреться. Сквозь слезы от непривычного света взгляд зацепился за ободранные стены, наполовину покрытые какой-то плесенью желтоватого цвета. В уголках комнаты валялись горы хлама, в котором копошились хвостатые жители любого городка.

Вдруг я почувствовал, что мое тело подымается над деревянным полом, пара сильных рук схватила меня, будто за шкирку. Ноги глуповато качались из стороны в сторону, а мозг просто не мог здраво оценить ситуацию.

- Ну вооот, наконец ты пришел в себя, малец, – над самым ухом я услышал противно слащавый голос. Он мог принадлежать только одному человеку, которого я прекрасно знал.

Краткий переход, и огромная туша притащила меня в подобие спальни с отвратно воняющим аналогом матраса. Короткий полет и я больно приземляюсь пятой точкой на пол, чуть-чуть не долетев до спального места.

- А-а-х, что, что вам нужно, Гворт? Я-я, это вы забрали железное ведро господина Брана? Зачем вы это сделали? Где я и что происходит? Что вы собираетесь со мной сделать? – нервное напряжение достигло апогея, и я просто высыпал на лысоватую голову детины все накопившиеся вопросы.

- Ну-ну, тише-тише, Мали, зачем так волноваться? У нас с тобой много времени и я отвечу на все твои вопросы, по очереди… – этот голос был настолько ехидно сладким, что аж сводило скулы. До меня начало доходить, что дело нечисто.

- Господин Гворт, мне нужно срочно вернуться в трактир, хозяин ждет меня… я еще должен убраться в его комнате и помочь с мытьем посуды после закрытия…

- Не-ет, ты никуда не пойдешь, мальчишка, посмотри сюда, – он обернулся ко мне лицом, и я увидел красный след от горячего, которое я пролил на него после удара.

- Ты понимаешь, что сделал? Мое лицо всегда помогало мне добиваться расположения крошек…каждая говорила, что я очень добрый человек, пока… я ими не начинал заниматься всерьез. Ахаха, – кажется, Гворту понравилось его собственное остроумие.

- Так что, малец, ты заплааатишь за то, что сделал. Видишь ли, я просто не могу долго без «свежей крови», криков, полных боли и мольб о пощаде, так что… я займусь тобой, М-а-л-и, – губы сального детин растянулись в гадкой усмешке, обнажив желтые зубы, будто не чищенные со времен моего рождения.

Я все еще не мог осмыслить всю ситуацию, но рефлекторно поднялся на ноги и прислонился к дальнему углу полуразваленной комнаты. Выход был всего один – это дверной проем, который полностью занимало тело Гворта. Окон эта комната не предполагала, дырок в полу было предостаточно, но пролезть в них могли разве что крысы.

Видимо, удовлетворившись видом напуганного меня, толстяк принялся снимать верхнюю одежду. Я с ужасом наблюдал за этим, не в силах даже закричать, тело оцепенело.

Вот, за пыльным плащом с глубоким капюшоном на пол полетела рубаха, насквозь пропитанная его потом. Его маленькие ручки потянулись к кожаному ремню, поддерживающему потасканные штаны темно-зеленого цвета.

- Ну-ну, мальчик мой, не переживай, я сделаю тебе совсем чуть-чуть больно, а потом тебе даже самому понравиться. Поверь, со мной было так же, и папа был полностью прав, это так здорово. Правда… я мальчиков давно не пробовал, ну ничего, разница невелика, правда?, – глаза Гворта остекленели, а движения стали механическими.



Антоний Чуда

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться