Крысолов: грешное начало

Размер шрифта: - +

Пьяный угар еще никому не помогал

Равномерный свет падал на деревянный настил трактира «у Брана». Казалось, что веселая атмосфера в зале, наполненном людьми, развесит любого обывателя, решившего пропустить кружечку перед сном. Однако хозяин трактира хмурился и нервно колотил столешницу огромными пальцами. Всем видом он показывал, что чем-то обеспокоен.

- Лина, ты точно последний раз видела его в зале, когда он убирал там остатки утрешнего происшествия?, - сурово спросил Бран у сменщицы Мали.

- Да-да, господин, он загодя взял ваше ведро и тряпку в подсобном помещении и пошел убирать бле… то, что осталось от утрешнего погрома, – слегка запинаясь на одном дыхании произнесла девушка.

- Хм-хм, уже прошло больше 5 часов, если верить твоим словам… куда он мог уйти или… кто был способен украсть его и зачем?, – вопросы и самые невероятные теории роились в его голове и слетали с языка.

Несмотря на огромную комплекцию, трактирщик не был лишен зачатков здравого смысла и первое, что пришло ему в голову – месть Гворта малышу за доставленные неудобства, в которых он, собственно, сам был виноват.

- Выдворим всех выпивох сегодня на часок раньше, я прогуляюсь по злачным местам, нужно кое-кого найти. Все понятно?, – пара требовательных глаз уставилась на девушку.

- К-к-конечно, господин, так и сделаем. Тогда нужно успеть подать клиентам как можно больше всего, верно?, – робкая улыбка промелькнула на бледном лице.

- Да, вот за тем столиком скоро закончиться пиво, ступай, предложи еще, – указательный палец был направлен на темный уголок зала.

«И как только здоровяк все это увидел?», – промелькнуло в голове у Лины. Впрочем, мимолетная мысль не помешала ей арбалетной стрелой полететь в указанном направлении, выполняя приказ своего хозяина.

Гворт, клянусь Лотаром, если ты сделал что-то с мальчонкой, я собственными руками придушу тебя и скормлю свиньям!, – лапищи рыжеволосого гиганта сжались, а лицо налилось краской.

 

Давай-давай-давай!!!, – громогласный крик стоял в заведении «Загарпуненный биван». Столы, казалось, беспомощно сложатся карточными домиками от мощных ударов, а барабанные перепонки лопнут от создающихся звуковых волн – все посетители были невероятно возбуждены. А происходило действительно странное…

- Мила-а-к, давай, тащи, я на тебя три серебряных поставил. Ахаха, рожу набью, если проиграешь этому сопляку и вытрясу из тебя деньги, как протрезвеешь!, – с задних рядов послышался голос какого-то выпивохи.

Перед стойкой на паре стульев сидели двое, резко контрастирующие на фоне друг друга. Крепко сложенный мужик в бандане. Его загоревшая, как смоль кожа, выдавала в нем моряка на каком-то судне. Напротив него сидел тощий юноша лет пятнадцати, с невинным видом запрокидывая внушительную кружку. По его кадыку, мерно двигающемуся взад-вперед стекала белая пена, да, он хлестал пиво. Но главное отличие между ними – степень опьянения. Более опытный коллега едва держал вертикальное положение, а глаза смотрели в невидимые дали.

- Эй-эй-эй, парень, как ты это делаешь?, – кто-кто выкрикнул из зала, когда мерный стук дерева о столешницу известил об очередной пустой кружку пенного.

- Ха-ха-ха, господин Баркс, еще одна г-г-отова, – я с ловким видом поставил пустой бокал на стол.

- Кхм, это был двадцать третья кружка… Милак, твоя очередь. Подставляй кружку, – хозяин трактира был удивлен, что выдавала его немного немногословность и какая-то задумчивость.

- Б…а..л..ззз, а не ову бошэ, – мужик напрягал все силы, чтобы выговорить хоть что-то, его язык еле двигался во рту, а тело волшебным образом еще сидело на неустойчивом стуле.

-  Милак, я наливаю тебе следующую кружку!, – процедил хозяин трактира, самостоятельно потянувшись за деревянным сосудом.

Матрос, кажется, даже не расслышал произнесенных слов, пребывая на иных планах бытия. Мимолетное оживление вызвал стук дерева о дерево и вид до боли знакомого бокала с поднимающейся пеной.

- Охх-х-х-х, ана и а пс, – все также неразборчиво для большинства произнес Милак.

- Давай, морской бродяга, не позорь нас!!!, – кажется, над ухом кто-то с надрывом прокричал.

Мне было жутко неловко в этой ситуации, а мочевой пузырь требовал срочного опорожнения. Никогда не выпивал столько жидкости с тех пор, как в детстве упал в бадью с водой, слишком перегнувшись через край.

«Фууух, и как долго это будет продолжаться? Хоть бы эффект от листьев еще продержался, я слишком далеко зашел», – мимолетные мысли выдавали мое беспокойство. Тем не менее, внешне я держался на уровне.

А тем временем, матрос героически поглощал очередную порцию пойла. Казалось, что он совершит очередной подвиг, но что-то пошло не так... Его тело резко качнулось в сторону, пиво полилось на широкую рубаху и штаны. А затем последовало феерическое падение.

Зал резко замолк, каждый счел своим долгом посмотреть на пол, где безжизненной грудой валялся выпивоха. Никто не мог поверить в происходящее. Как бы показывая, что пациент еще жив, Милак в полуобморочном состоянии начал извергать все, что съел и выпил на тот де настил. Картина маслом получилась не самой приятной, зато жизненной.

- Господин Баркс, мне кажется, что я победил своего оппонента и выполнил условия нашего пари. Не так ли?, – на моем лице расплылась гаденькая улыбочка вперемежку с превосходством. Душа ликовала, ведь это первая победа над кем-то в моей жизни. Знания позволили добиться столь многого!

По налившемуся краской лицу трактирщика было видно, что он готов собственноручно казнить «извергающийся пьяный вулкан», но что-то его сдерживало. Скрестив руки от греха подальше, Баркс решился на ответную реплику.



Антоний Чуда

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться