K.S.E.N.O.N

Размер шрифта: - +

Личное

   Девушка, склонив голову на плечо, следила за бегущими строками на магнитоле. Тихо играла музыка, напоминающая по стилю джаз или блюз. Звуки саксофона и низкий, флиртующий голос мужчины навивал меланхолию.
   Уже в который раз Хоуп почувствовала на себе отражающийся в зеркале любопытный взгляд незнакомца. От Дональда Мэйра исходил слабый запах одеколона. Тот сказал, что не наводил сегодня марафет,  значит, запах остался на его одежде, а именно на вороте классического, темно-коричневого пиджака, со вчерашнего дня.
   Этот человек был явно придирчив к собственному внешнему виду. Не смотря на то, что волосы его на данный момент пребывали в полнейшем хаосе, лицо мужчины было гладко выбрито, и кожа казалась матовой. На указательном пальце сиял массивный золотой перстень, который Дональд  в полнейшей мере мог продемонстрировать именно в момент вождения, когда обе его руки вращали руль.
   Николас дремал, скрестив руки на груди. Хоуп не видела его лица, но, переключив внимание с музыки, могла уловить его глубокое и иногда надрывистое дыхание.
   Внезапно машина довольно резко свернула, и девушку качнуло влево. Мэйр даже не потрудился сбавить скорость. Такая манера вождения всегда раздражала его пассажиров и в том числе Николаса. Выпрямившись, Хоуп прильнула к окну и стала разглядывать местность. Дорога, по которой они ехали, была узкой, а асфальт давно потрескался, из-за чего кроссовер затрусило на средней скорости. Неровность дороги и сам поворот тут же ощутил Рид и открыл глаза.
   - Что это? – спросил он, пытаясь сориентироваться на местности.
   - Дорога к портовому складу, - ответил Дональд и загадочно улыбнулся.
   - Что-то не похоже.
   - Ну, да. Мы не сможем проехать по главной, потому что она перекрыта. Придется сперва пересечь одну небольшую ферму. Вернее, то, что от нее осталось.
   - Перекрыта? – переспросил Рид.
   - Там сейчас ведется расследование. Слышал про нападение на склад три дня назад?
   - Нет, мне ничего об этом неизвестно. 
   - И не удивительно. Ситуация похожа на ту с «Квантом».
   - А сам откуда знаешь?
   - От одного человека, к которому мы как раз едем на встречу, если ты еще не забыл.
   - Не забыл. Но ты так и не сказал, кто он.
   - О! Это сюрприз. Этот человек довольно известен в определенных кругах.
   - Неужели? – с безразличной интонацией переспросил Рид.
   - Да, да. Хотя, ты вряд ли мог раньше слышать его имя.
   - И как же ты познакомился со столь незаурядной личностью?
   Мэйр, прежде чем ответить, посмеялся непонятно над чем и, все же, ответил:
   - Он брат мой бывшей жены.
   - Ты был женат? – неподдельно удивился Николас, - Такой жиголо, как ты? Я с трудом верю, - его губы растянулись в улыбке.
   - Это была если не самая, то одна из самых больших ошибок в моей жизни. Уже через неделю после бракосочетания она заявила, что не желает меня знать, наспех собрала вещи и свалила, но перед этим успела наглядно описать мне все прелести семейной жизни и тем самым отбить у меня всякое желание еще хотя бы раз вступить в брак. Зато Эрик оказался отличным парнем. Мы с ним сразу поладили, не смотря на кровное родство с этой фурией. Но повторюсь, второй раз я точно  не женюсь, какие бы ни были у нее замечательные родственники, - заверил Дональд и слегка ударил ладонью по рулю, словно подтверждая тем свою клятву, - Но это не очень интересная история. А что на счет тебя? У тебя, вроде, была какая-то. Рыженькая, да? Куда она делась? Вы расстались?
   - Она не была рыжей, - сухо ответил Рид и отвернулся к окну, не горя желанием говорить на эту тему.
   - Разве нет? Наверно, я путаю с одной из своих.
   - Скорей всего.
   - А, все таки, почему вы расстались? – не унимался Мэйр.
   - Дон, - Николас скептически глянул на него.
   Тот знал, что когда Николас обращается к нему подобным образом, лучше сбавить обороты, ибо его коллега относился к тому типу людей, что не любят пустой болтовни и становятся раздражительными, когда кто-то начинает интересоваться их личной жизнью. К тому же, парень явно страдал недосыпанием, а значит, стоило быть еще более осторожным.  
   - Хорошо, я молчу. Ты же знаешь, мне всегда все интересно. А еще мне просто до дрожи интересно, кто эта симпатичная девушка позади нас. Может, все таки, скажешь? Если мне правильно подсказывают мое чутье и логика, то это из-за нее у тебя проблемы? – Дональд вдруг стал немного серьезнее.
   Рид не спешил с ответом. Он бы ни в коем случае не стал делиться информацией о Хоуп даже с самим Папой Римским, если б это было обычное рядовое дело, ведь право клиента на конфиденциальность оставалось неизменным. По сути, девушка не являлась его клиенткой. Им был Винсент, но следователь уже давно решил, что не вернет ее докторишке, пусть это и подорвет его репутацию. Но в данном случае все гораздо сложнее. Николас продолжал думать, что события на «Кванте» как-то связаны с Хоуп, а поскольку они с Дональдом решили объединить усилия ради поиска правды, он не мог умалчивать об особенности девушки.
   - Я вас познакомлю, но только после того, как мы увидимся с твоим знаменитым другом, - наконец ответил Рид.
   Тем временем Хоуп, прислонившись щекой к сидению спереди, со скукой слушала разговор двух мужчин, которых словно ни капли не смущало ее присутствие. При этом она продолжала следить за медленно меняющимся пейзажем за окном. Солнце, как всегда, напрочь отказывалось высовываться из-за сгустка серых облаков, но, тем не менее, небо было достаточно светлым в сравнении с другими днями и особенно осенью. Вдали виднелись остатки леса, а чуть ближе – поля, которые уже давно никем не обрабатывались, и одинокие дома, в которых уже давно никто не жил. Эта не шибко веселая картина, однако, диаметрально отличалась от той, что изо дня в день видели горожане. Иногда глазам хотелось раздолья, и сейчас Хоуп пыталась буквально впитать в себя весь этот простор, о котором в большом и в то же время тесном городе можно только грезить.
   Дональд и Николас продолжали о чем-то говорить. Вернее, в основном говорил первый, а второй либо коротко отвечал, либо кивал головой, либо же просто игнорировал собеседника. Но теперь девушка почти не воспринимала их слова. Она была погружена в свои собственные мысли и даже не заметила, как пейзаж резко изменился, а машина остановилась.    
 



Илва Стрельцова

Отредактировано: 24.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться