Кто куда, а я в деревню!

Милости просю к нашему страусю!

Людка встретила меня тоже «при параде»: оттянутая мужская майка почти до колен, подвернутые треники и чёрные пыльные резиновые сапоги. Справедливости ради надо сказать, что при этом на ней красовалась ярко-синяя шляпа с огромными полями, скорее, подходящая для средиземноморских пляжей, чем к этому кхм… туалету.

Люда заметила мой взгляд:

— Да из Египта привезли, чего ж пропадать, она хорошо от солнца защищает. И симпатичная! А ты чего так разоделась? На дискотеку собралась? Али в клуб? — хохотнула Людка.

— Дык я думала, мы… культурно посидим.

— А мы и посидим культурно, вечером, шашлычок пожарим, я его уже замариновала, из фермерского, нашего мяса, между прочим, никакого ГМО! А сейчас поедем хозяйство наше смотреть, заодно порядок там наведём. Подожди, выдам тебе спецодежду.

И меня облачили примерно в такой же костюмчик: линялая футболка с покемоном, драные джинсовые бриджи и отличные, новые резиновые сапожки: «Специально для гостей храню!»

Погрузились мы в видавший виды ПАЗик и помчались. На мой вопрос о месте пребывания супруга Люда хихикнула и сказала:

— А барин сейчас народ свой собрал и проводит планёрку. Как раз успеем на неё, чтобы внести немного рацпредложений в его доклады о том, как космические корабли бороздят…

Мы ехали мимо полей, засеянных свеклой, кукурузой и чем-то еще, что я по незнанию не смогла идентифицировать.

— Люд, это что — ваше?

— Ну да, я же говорила, так, сеем кое-что по мелочи, скотинке на корм. Ну, если кто готов купить у нас из односельчан, не жадничаем, продаём понемногу, особенно если человек у нас трудится.

Ндааа… «По мелочи»… Всякому бы такую мелочь.

…Ферма была огромной. Всё, как и рассказывала Люда, только куда как масштабнее. На огромной территории громоздились птичники, свинарники, коровники и отдельное здание для персонала, больше похожее по размерам на Дом культуры. Там-то в самом большом зале и проходила «планёрка».

Народу было очень много, как говорится, яблоку негде упасть. Полный аншлаг, вопреки общеизвестной нелюбви простых трудяг к любого рода собраниям. Работники все сплошь и рядом были подтянутыми, бодрыми и опрятными, халаты поражали кипенной белизной, и, казалось, прикоснись к ним, и они захрустят от чистоты. Любопытно, у них что, ещё и прачечная своя? Или это народ такой сознательный?

Пред собравшимися выступал худощавый высокий коротко стриженый блондин с учительской бородкой и в интеллигентных очках с толстой оправой:

— …Да, мы стараемся идти в ногу со временем и применяем на практике ультрапродвинутые современные технологии, не исключено, что скоро мы с вами будем использовать нанотехнологии, да! Но! Чтобы оставаться в строю и избежать стагнации…

Тут робко поднялась чья-то рука в зале.

— Да, Митрич, — со вздохом сказал докладчик.

С места поднялся немолодой мужичонка и бойко возразил докладчику:

— Всё верно ты говоришь, Владимир Иванович, пусть оно, конечно, нам нуно эти технологии или нано, а только как мы избежим этой стагнации? Всю нашу жисть мы складывали сено в стога! Всю жисть! А ты что же предлагаешь?

— Ох, Митрич… — снова устало вздохнул руководитель планёрки, — «стагнация» — значит застой, понимаешь? Стога мы вам оставим, не беспокойтесь. Пока не придумали, как без ваших этих стогов обходиться.

Гул облечения прошёлся по залу.

— Видишь, до чего людей доводит своими философиями бытия? — ткнула меня в бок Людка и пошла на «сцену».

— Так, Вовк, дай я пару слов воткну в твою упоительную песню, — потеснила она плечом Владимира и обратилась к залу, — так, дорогие мои, значитца, что получается? Получается, что от вас я слышала жалобы, будто не хватает доилок новых, так? Это мы закупим, не извольте волноваться. Ещё в прачечной кто-то сломал машинку стиральную одну штуку и гладилку одну штуку. Не знаю, какие кирпичи вы там стирали-гладили, но это мы заменим. В остальном есть что трагическое, проблемное?

— Нееет, нету! — ответил зал.

—Ну и ладушки, значит, подвожу итоги планёрки: всё идёт по плану, товарищи, вперёд заре навстречу и так далее! Собрание на сём считаю закрытым, ежели какие вопросы в личном порядке — завтра ко мне с 12 пополудни милости прошу. И не забывайте мыть руки! Мыла накупили — хоть попой ешь!

— А мы и жопу помоем, Люд, ежели надо! — раздалось из зала.

— Вот что ты им опять втирал, а? — гневно спросила Люда докладчика, когда все разошлись.

— Люд… ну я — в образовательных же целях, чтобы они понимали, как всё оно в мире и у нас, — оправдывался смущённый Владимир.

— Коров вон иди просвещай. Или сыну своему лучше с летними заданиями помоги — толку больше будет. Ладно, — Людмила заулыбалась, и её лицо стало таким светлым, всю сердитость будто смыло волной, она кивнула на меня и спросила Владимира, — смотри, кто это? Ну? Я же тебе рассказывала, а? Лёлька же, помнишь, в детстве дружбанились, она у Валентины гостила, племяшка её.

— Да, Лёля, рад вновь видеть вас в наших пенатах, — Владимир шаркнул ножкой и приложился к моей руке.

— А это вот, как ты поняла, он самый — Володька, муж мой, — на всякий случай, для тех, кто на бронепоезде, представила она мужчину.

А дальше понеслись смотрины и экскурсия по ферме. Мне показывали прачечную (я не ошиблась таки!), раздевалки и душевые для персонала, которые большинству российских гостиничных в подмётки не годились. Ещё мне продемонстрировали комнату отдыха для персонала с огромным телевизором, новомодной кофеваркой и кожаной мебелью. Затем меня водили по таким комфортабельным свинарникам и коровникам, что мне казалось вполне закономерным обнаружить у каждой скотинки как минимум по планшету. Ну а что — им же надо как-то развлекаться!



Ольга Есаулкова

#22514 в Проза
#14051 в Современная проза
#30093 в Разное
#5732 в Юмор

В тексте есть: деревня, пародия

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться