Кто куда, а я в деревню!

SOS, или «Алло, мы ищем героя!»

Вечером следующего дня мы с Валентоном и моим возвратившимся из города мужем ужинали на веранде, когда к нашим воротам подъехала машина, и во двор вбежали всклокоченная, какая-то вся нездешняя Люда и не менее обеспокоенный Вовчик.

— Ой, бедаааа, — кричала Людочка, — беда, люди! Валя, Лёля, беда-то какая у нас!

Люда подбежала к столу, одним махом выпила стакан вина (между прочим, это было мое вино!), фыркнула, выдохнула и наконец пояснила нам, сидевшим с открытыми от изумления ртами:

— Беда, други мои, беда…

— Ну что случилось-то, Людок, ты по-человечески объясни! С Серёгой что-то? — прикрикнула на мою подругу Валюша.

— Типун тебе на язык, Валя! Вон Серёга, живой и здоровый. Сергей, заходи давай, что топчешься в воротах!

В калитке показался высокий и очень худой мальчик в тёмных одеждах. Причёска его была… знаете, такая… в стиле аниме: очень светлые, я бы даже сказала, белые волосы коротко подстрижены, а на правый глаз падает чёлка длиной почти до середины шеи. Я не знаю, какие у вас вкусы, а я так примерно и представляла в свои детские годы принцев. Всё-таки какая красивая нынче молодёжь, кто бы что ни говорил!

Сергей молча подошел к столу, сделал нам еле заметное приветствие рукой и сел на краешек скамьи.

— Люда, Вова, ну что? Что произошло-то? Давай уже выкладывай, или я принесу лампу и стану тебе в глаза светить! — взревела я.

Люда с Вовой присели, молча накернили по рюмашке, и Люда рассказала совершенно дикую историю; такие рейды были в моде в лихие девяностые, но теперь… Впрочем, судите сами.

Ранним утром на их ферму нагрянули нежданные гости — представители компании «АгроХран». Молчаливые и угрюмые пареньки в чёрном во главе с вежливым и от этого ещё более жутким Вадимом Михайловичем. Они предложили «сделку, от которой вы не сможете отказаться»: купить у фермы заготовленное на данный момент сено по… 50 рублей за тонну. Скажу сразу для тех, кто, как и я, не знает расценок на данный продукт: предложенная «АгроХраном» стоимость — раз в сто ниже рыночной. У владельцев фермы полезли на лоб глаза от такого наглого и совершенно нереального предложения. «Нет!» — твёрдо и однозначно ответили они. Но Вадим Михайлович уже был готов к такому ответу и сообщил, что если фермеры не согласны на такие условия, то в ближайшее же время — «так говорит мое чутьё» — на полях, принадлежащих «несогласным», могут возникнуть «естественные» пожары. «А мое чутьё мне говорит, что гореть тебе самому в аду, но прежде всего, в камере гнить!» — возразила Люда. Но оказалось, что это невозможно, ибо Вадим Михайлович — самый родной и любимый племянник прокурора области Ивана Тимофеевича Пышлика. И жаловаться бесполезно аб-со-лют-но!

— И вооот, — уже рыдала Людочка, — что делать-то? Чтооооо? Если мы отдадим сено на этих условиях, нам придётся закупать другое или резать скотину в неположенные сроки, потому что кормить её нечем будет. И всё одно: получаются огромные убытки, а значит, люди у меня недополучат зарплату или придётся кого-то сокращать. А это ужасно, понимаете, ужасно! Где они найдут работу тут? Они ведь все мои родные. Даже дядь Митя, который со страусями об устройстве мира разговаривает, а потом, как говорит его жена, этими же руками хлеб ест. Ааааа, горе-то какое, — заходилась Людочка в плаче.

Вова сидел молча, чёрный от злости и страданий. Надо было что-то делать!

— А вы пробовали обращаться к главе области? Всё ж таки он главнее, как видно из названия, — сообразила Валюша.

— Пробовали, Валюш, — взялся ответить Вова, потому что Люда хрюкала, сморкалась и не могла произнести ни слова, — но, по словам секретаря, Фарух Мамедович отбыл в свой законный отпуск на дачу и просил не беспокоить по мелким вопросам.

— Вот же ангидрид его перекись марганца! — выругалась Валя так, словно произнесла алхимическое заклинание.

И мы замолчали, крепко призадумавшись, только слышно было, как хрюкает Люда и прихлёбывает коньяк Вовка.

— Добренький вечерочек, соседи, — услышали мы сквозь свои мрачные думки, подняли головы и узрели… явление Розы народу!

Да-да, перед нами стояла сама Роза Соломоновна в компании Бориски и Софы. Она подошла к веранде и водрузила на стол две бутылки вина. А Боря и Софа весело подмигнули мне.

— Здрассьте!.. — выдохнули мы. Людочка даже перестала хрюкать. Валя напряглась, но сдержалась от скандала. Потому что есть такое негласное правило: нельзя набрасываться на человека с кулаками, если он приносит с собой вино. Это очень правильный закон, и он даже верней и мудрей, чем закон Ома или там… Бернулли.

Роза заговорила первой:

— Таки я слышала тут краем глаза имечко… Фарух Мамедович. А он на минуточку не имеет фамилию Нестебайло?

— Да, — выдохнула Люда, — а откуда вы…

— Таки это мой одноклассник и дружбанчик, — улыбнулась жена соседа, — с таким странным набором ФИО крайне мало народу я встречала, точнее, больше ни одного. Могу я иметь наглость влезть в ваши горестные беседы на правах почти родственницы?

Валя было взметнулась, но была остановлена Розой:

— Давайте так, Валентина Николаевна, сначала решим одну войну, а затем можэ и к нашей перейдём.

Валя согласно закивала.

— История следующая… — начала Люда, но соседка её остановила:

— Детонька, мой край уха настолько большой, что я смогла услышать им весь ваш трагический эпикриз. А что не услышала, то вон, охломоны мои, доложили, — она довольно подмигнула Людочке, — итак, к чему вся эта песня… Ах, ну и таки вот, я имею предложение побеседовать с Фарушкой на почве наших давних дружеских связей. Он мне не посмеет дать отказа, я его в детстве от смерти спасла, на минуточку!



Ольга Есаулкова

#4615 в Проза
#1613 в Современная проза
#3010 в Разное
#931 в Юмор

В тексте есть: деревня, пародия

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться