Кто куда, а я в деревню!

Не ходили бы вы в баню, коли совесть не чиста!

Перво-наперво нам надо было заманить в ловушку горе-вымогателя Вадима Михайловича и его дядюшку Пышлика Ивана Тимофеевича. Для этого Людочка использовала всё своё обаяние. Она налила в голос столько мёду и сахару, что, если бы мужчины были пчёлами, они бы увязли в этой погибельной, но желанной сладости на веки вечные:

— Ой, Вадим Михайлович, мы просто подумали… Нам же крайне надо дружить с нужными людьмиииии. Дааааа... И нам так хочется показать вам все чудеса и прелести настоящего фермерского гостеприимства. Рыбалка, застолье, баня ну и, конечно, лучшие девочки нашей фермы! Только привозите и дядю своего, нам бы и его поддержкой заручиться, даааа… И мы уж выполним заради такого знакомства все ваши пожелания: пригоняйте транспорт для сена — мы вам сразу всё и отгрузим, дааа-дааа… — на слове «даааа» Людочка так томно выдыхала, что Вовчик, случающий этот разговор, ярко порозовел ушами.

Согласие на приезд высокопоставленных гостей было получено. «Приём века» состоялся уже на следующий день.

Начался приём вполне невинно. Мы встретили делегацию, в числе которой значились Вадим Михайлович, Иван Тимофеевич и пара их верных «псов»: Серёга и Михайло (водители-телохранители-собутыльники), поднесли хлеб-соль, расшаркались и раскланялись настолько раболепно, насколько только умели. Затем делегаты были торжественно доставлены на рыбалку, где на берегу пруда мы уже накрыли фуршетный стол с коньяком Хенасси, шампанским «Дом Периньон», чёрной и красной икрой, ломтями фуагра, клешневатыми омарами, ледяными устрицами и другими изысками.

— Надо было ещё приготовить дефлопе с крутонами[1], — ворчала я, нарезая зелёные лаймы и желтобокие лимоны.

— Ничего, — усмехалась Валентина, щедро намазывая чёрную икру поверх красной, — и так хороши будут.

А пока гости делают вид, что ловят рыбу, давайте посмотрим, что происходит с второстепенными героями нашей вечеринки. Для изъятия с фермы «уценённого» сена товарищи рэкетиры пригнали с собой три грузовика, и ими управляли, соответственно, трое водителей. Их надлежало обезвредить любыми методами (кроме уголовно наказуемых). Эту трудную миссию смело и самоотверженно взял на себя Вениамин Фомич. Задача была такая: шофёров отвлечь, ненароком напоить и удерживать в отдельном домике до окончания мероприятия. Вениамин пообещал, что «ни одна шоферюга не уйдёт от меня в здравом уме и трезвой памяти», потому что применит он самое верное средство: спирт! Мы с Людкой по этому поводу вспомнили алкоголическое стихотворение-пародию из нашей разгульной юношеской жизни:

Даже если спирт замёрз,

Всё равно его не брошу.

Буду грызть его зубами,

Потому что он — хороший!

Валюша посмеялась и к месту продемонстрировала чудеса своей начитанности, точно процитировав небезызвестную булгаковскую фразу: «Разве я позволил бы себе налить даме водки? Это чистый спирт!»

Веня не проникся цитатой из классика и обиженно просипел:

— Дамы — не дамы, а спирт — наивернейший способ, это я вам точно ховорю! Я их ухайдокаю спиртузом так, шо усё будет в полном ажуре, я вам харантирую!

Основная проблема состояла в том, что водители не имели никакого права — под угрозой увольнения и прочих неприятных санкций — употребить спиртное в рабочее время, а тот вечер у них был рабочим. Но Фомич — пройдоха и хитрец тот ещё! Он решил соблазнять шоферюг, которые были примерно одного с ним возраста (важность этого вы сейчас поймёте), самым сладким для русского человека чувством — ностальгией.

В начале лихих 90-х на прилавках магазинов, тоскующих в своей голой пустоте из-за тотального дефицита, появились большие и солидные бутылки… спирта Royal (в народе — «рояль»). Происхождение данного продукта было неоднозначным, предназначался он явно не для употребления «внутрь человека», но… наши соотечественники бодро и весело распивали сей алко-продукт как в чистом, так и в разбавленном виде. Особым шиком считалось разбавить «Рояль» порошковым напитком типа «Инвайта», а еще лучше — «Юпи», более дорогим и «элитным».

Мучительным и неразрешённым остался для меня вопрос: с какой целью Фомич сохранил бутылку этого спирта целой и нетронутой? Впрочем, это не так уж и важно, главное, что она была, — самая что ни на есть «оттуда», прямая поставка из прошлого.

Ну и кто в здравом уме откажется от такого? Как в старые добрые времена, Вениамин предложил своим потенциальным собутыльникам «ударить по клавишам» (именно так в те годы звучал призыв испить «рояля»). Водилы не устояли и, понадеясь на «авось», отдались в руки судьбы в лице Вениамина Фомича. Они «ударили по клавишам», потом ещё и ещё. И мирная пьянка понеслась по накатаной. И катилась вплоть до фееричного финала… Но обо всём по порядку.

 После рыбалки мы проводили наших уже изрядно весёлых гостей в баню. Для пущего усыпления бдительности мы отправили к ним самых отчаянных и профессиональных парильщиков нашего села — крепких и натренированных бойцов банного фронта. Они так ловко и красиво стегали голую громко ойкающую компанию вымогателей, что одно только это могло послужить неплохой усладой наших ушей. Но, как поётся в одной песне, «только-только-только-только этого мало», и как значится в другой — «лучшее, конечно, впереди». «Да-да, впереди», — хихикали мы и потирали руки.

И вот напаренные, розовые, аки молодые порося, весёлые и «тёпленькие» во всех смыслах этого слова, Пышлик, Вадим Михайлович, Серёга и Михайло, деловито отфыркиваясь («Ёшкин же ты дрын, как же хорошо!»), укутались в белые простыни, накернили ещё алкоголя и уселись отдыхать в креслах.



Ольга Есаулкова

#22491 в Проза
#14032 в Современная проза
#30060 в Разное
#5732 в Юмор

В тексте есть: деревня, пародия

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться