Кто сказал: Война?

Размер шрифта: - +

Глава 8

Огромный платан рос во дворе особняка Вейзов, наверное, с самого потрясения. На одной из его толстых веток еще в раннем детстве близнецов повесили качели. Если их раскачать, то ветка дерева начинала мелодично поскрипывать. Только теперь качаться было некому, даже младшие мальчишки считали себя слишком взрослыми для этой забавы. Поэтому Гайяри и удивился, услышав знакомый скрип. А потом увидел на качелях Лолию и решил поздороваться.

Лолия смотрела вдаль, наверное, мечтала о чем-то… или просто делала вид. Гайяри остановился, загляделся. Когда качели шли вперед, косые лучи вечернего солнца очерчивали формы девушки, раскрашивали ее волосы и кожу теплым цветом красного золота. А потом ножка девушки, ажурно оплетенная ремешками сандалии, отталкивалась от земли, и качели уходили под крону. Тогда распушившаяся уже листва скрадывала четкость линий в густых сине-зеленых тенях. И выходило, что Лолия дразнит тайной: то покажется во всей красе, а то прячется раньше, чем можно было бы рассмотреть. Все-таки зря он считал подругу сестры простушкой.

Гайяри она не заметила… или притворилась, что не заметила. Он верил скорее во второе. Он вообще был уверен, что соседушка поджидает совсем не Салему, но разоблачать ее не стал — ему самому больше нравилось, когда она вот такая — спокойная и мечтательная, как будто ни до чего постороннего дела нет. Просто подошел ближе и окликнул.

— А! Гайи! — Лолия улыбнулась. — Я к Сали зашла, хотела новыми духами похвалиться, а она, оказывается, занимается. Ваша матушка сказала, что пока «Розу Джинана» не дочитает, ее не отпустят…

Все верно. У Вейзов давние связи за Поднебесьем, поэтому отец считал необходимым, чтобы все дети свободно владели языками южан. И если с естествознания, музыки или истории можно было улизнуть, подговорив учителя или сказавшись больными, то с уроками шиварийского и фариси такие номера не проходили.

Но ведь и Лолии это давным-давно известно: если у Сали «Роза Джинана» или что-то в этом духе, значит, надолго… и все-таки ждет. Значит, он прав: ждет не ее.

— …и некому мои духи оценить. А я сама составляла, мне хочется знать, хорошо ли получилось.

— Сама? — он подошел ближе и чуть склонился, принюхиваясь. — Что-то апельсиновое, миндаль и… жасмин?

— Глупый! — Лолия весело засмеялась, — Пион и лилия, а вовсе не жасмин! Цитрус ты угадал, миндаль тоже, а еще древесные нотки… Мужчины ничего не понимают в духах!

— Да это же неважно. Главное, что ты вкусно пахнешь, Лолия Мор.

— А ты бессовестно льстишь, Гайяри Вейз — она заметно порозовела, но глаз, как раньше, не опустила. Видно тот поцелуй в саду сделал ее смелее. Как ни странно, смелость Гайяри тоже нравилась, хотя он не жаловал напористых девушек. Но глядя на Лолию сразу вспоминал воздушные потоки, покорные ее тонким пальчикам, и это делало ее особенной, не похожей ни на кого другого.

— Лолия, научи меня делать ветер?

— Ветер?.. — в первый миг она растерялась, но собралась быстро. — Это опасно. Вдруг нас поймают? Помнишь, чем в прошлый раз все закончилось?

— Помню, — он наклонился к самому ее уху и, задевая губами, шепнул: — поцелуем… — а потом добавил уже громче: — Может, я ищу повод повторить?

— Шутник, — Лоли неодобрительно покачала головой. Но, немного подумав, спрыгнула с качелей. — Ладно, попробуем. Но только не ради поцелуев твоих! Не думай даже. Все потому, что мне лестно: непобедимый демон арены хочет у меня чему-то поучиться.

— Еще как хочет! Идем, — он схватил ее за руку и потащил за собой в глубину сада. Привел на ту самую поляну среди старых груш, где привык упражняться, когда хотел, чтобы ему не мешали.

— Мое место тренировок. Просторно и не видно ни из дома, ни со двора, я проверял. Показывай.

— Смотри, это просто. Как будто внутри тебя звучит музыка, а ты постепенно выпускаешь ее…

Лоли встала напротив, развела руки, прикрыла глаза — и вот уже легкий ветерок вьется между ее пальцами. Она повела руками, усиливая воздушный поток и заворачивая вокруг себя. Сбитые листья, опавшие лепестки цветов, мелкие соринки взвились до ее макушки и почти сразу же опустились.

— Это все?

Гайяри был разочарован: магия послушного ветра в этот раз казалась совсем нестрашной и быстро кончилась. Но Лолия, видно, знала, что делает.

— Пока все, — улыбнулась она. — Не хочу я, как в прошлый раз, деревья ломать. Теперь твоя очередь, попробуй.

Гайяри попытался повторить ее позу, потом — внутренне остановиться, настроить дыхание и прислушаться к себе: так его учили готовиться к бою. Музыка звучит… легко сказать, только он не понимал, как эту музыку услышать, и еще меньше — как выпустить.

Он опустил руки и пожаловался:

— Меня не слушается.

Думал, она отмахнется: чуть-чуть заминка — и сразу «не слушается»? Мало старался. Мастер Ияд так всегда и делал, когда у Гайяри что-то не получалось. Но Лоли была добрее, стала объяснять:

— Так просто ты воздух двигаться не заставишь. Попробуй дать условия, пропустить силу сквозь ладони, преобразить в тепло и направить.

— Тепло? Это зачем?

— Как — зачем? Восходящие потоки — теплые, нисходящие — холодные. Конвекция, понимаешь?

Слова-то были все знакомые… смутно припомнилось что-то о разности температур, давления, о движении воздушных масс… а суть? Как эти знания помогут ему поднять ветер? Еще только пытаясь разобраться, что же такое она имела в виду, Гайяри уже согласно кивнул. Стыдно признаваться девчонке, что чего-то не знаешь или забыл.



Влад Ларионов

Отредактировано: 08.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться