Кто сказал: Война?

Размер шрифта: - +

Глава 17

Айсинар развернул пакет и углубился в чтение.

«Дружина кнеза Вадана, укрепленная воинами двух приграничных племен, разбивает лагерь на берегу Зана, — докладывал лазутчик. — Из глубины страны на соединение к ним подтягиваются боевые отряды четырех кнезов помельче, и еще трое племенных вождей собирают армии».

Сведения с северо-восточной границы теперь приходили ежедневно. Отношения с умгарами все сильнее накалялись. Айсинар, как и большинство патриархов Форума, по-прежнему надеялся, что Вадан только пугает, а в настоящую войну ввязаться побоится. Но принимать ответные меры считал необходимым.

Прочитав до конца, Айсинар отложил донесение разведчика и перешел к рапорту командира северного пограничного гарнизона. Левой рукой он привычно пошарил по столу и, подхватив стило, начал вертеть его между пальцами.

«Подразделения орбинских карателей, переброшенные к границе троекратно уступают врагу по численности», — сообщалось в рапорте. Чего, собственно, и следовало ожидать. Форум выделил средства на наем ласатрских гирдов, но это все время, время… Перед лицом военной угрозы с подготовкой к обороне Орбин безнадежно опаздывал.

Секретарь тихо вошел в кабинет и остановился сбоку от стола, ожидая, когда на него обратят внимание.

— Что тебе, Тайнин? — Айсинар нетерпеливо повернулся, тонкая палочка между пальцев хрустнула и переломилась пополам.

— К тебе посетитель, славнейший, — голос заметно подрагивал. Тайнин служил у Айсинара уже третий год, и все еще его боялся. Раздражал этим больше, чем помогал. — Фардаи Кнар, мастер-рудознатец из гильдии горнодобытчиков…

— Я знаю, кто такой мастер Кнар, — прервал Айсинар объяснения, — пусть заходит.

Даи Кнар… явился, значит. Почти двадцать лет не встречались, не разговаривали, и на то были веские, вполне понятные обоим причины. Это ведь он, Даи, тогда сказал: «Однажды ты кончишь, как Навирин, а я буду лгать себе, что не при чем. Я не смогу лгать, так что хватит»…

По какой нужде мастер Фардаи просит встречи сейчас, тоже сомневаться не приходилось.

Дверь отворилась, пропуская посетителя. Айсинар поднял глаза.

— Приветствую славнейшего отца-избранника Высокого Форума, — церемонно произнес вошедший и поклонился.

— И тебе привет, славный.

На первый взгляд посетитель казался незнакомцем: слишком серьезный, даже озабоченный. И лишь когда тот подошел ближе, веселые морщинки, разбегающиеся из уголков глаз, напомнили того мальчишку, которого Айсинар когда-то знал.

— Зачем пришел? Слушаю.

Слишком резко. Грубить он не собирался, но как уж вышло. Мастер Кнар немного замялся, но ответил:

— Славнейший избранник, я человек маленький, о делах Высокого Форума судить не берусь, но знаешь ли ты, как настроен теперь Форум Цеховых представителей? Многие сомневаются, что управление, которое…

Айсинар не стал выслушивать, перебил:

— Ты меня управлению учить будешь что ли? — Половинка стилуса с треском переломилась еще надвое.

— Нет, славнейший, я бы не посмел! — однако смирения в голосе мастера Кнара не было, скорее скрытая насмешка. Что ж, и это ожидаемо. — Я хотел только предупредить, что настроения неоднозначны…

— Даи, не юли, — снова оборвал его Айсинар, — я устал от этих игр и угадываний смыслов. Ты пришел ради Озавира? Так не по адресу. Даже если захочу, влиять на судебное разбирательство я права не имею.

Мастер Кнар хотел что-то возразить, но Айсинар остановил его жестом и продолжил:

— Я знаю, что в Форуме представителей у славнейшего Орса много сторонников, знаю. Но если факт измены будет доказан, то неужели гильдии выберут предателя, а не отечество? Давай, говори как есть, Даи, ты же не из тех, кто врет. Или теперь это не так?

— Накануне войны гильдии не предадут Орбин. Да и Оз не изменник, он сам бы этого не допустил. Вот, — Фардаи шагнул ближе и положил на стол клочок бумаги. — Это тебе. Я — только передать.

Бумага была дорогая, неровно оторванная часть листа, похоже, от полей какого-то документа. И на ней всего три слова: «Айсин, надо поговорить».

— Я приду, — кивнул Айсинар.

Посетитель тоже кивнул в ответ, а потом повернулся и сразу вышел.

Однако сказать оказалось проще, чем сделать. Военный совет, форум, переговоры с послами, суд… на посещение преступников у главы республики времени не оставалось.

И только когда исход судебного разбирательства стал слишком очевиден, Айсинару пришлось признать, что он нарочно оттягивает выполнение обещанного. Стыдится или трусит? А тянуть-то больше некуда, если, конечно, он собирался все же сдержать слово и встретиться с Озавиром Орсом до приговора.

Значит, пора — решил Айсинар и, как только разошелся форум, направился во дворец Правосудия.

 

 

— Не положено, славнейший, — огромный пузатый северянин в черно-белой форме младшего блюстителя с трудом согнулся в поклоне. Жидкий хвост рассыпался, жалко прикрыв лысину. — Посещения подсудных лиц препятствуют правосудию и несут угрозу законопослушным гражданам.

— Какую еще угрозу? Чушь! — Айсинар сжал в кулаке злосчастную записку. — Я — избранник форума Орбина, твердолобый ты баран, — он сунул под нос толстяку перстень с малой государственной печатью, — беру ответственность на себя.

Но печать не подействовала, как и мантия патриарха Высокого Форума до этого: блюститель, потея от страха, лишь согнулся еще ниже, но с дороги не отступил.

— Все равно не положено, правило восьмое главы третьей Устава службы блюстителей порядка и общественной безопасности запрещает… — он поднял голову и, вытирая со лба испарину, добавил: — Никак не могу, славнейший избранник, господин Тир голову снимет… А вот правило девятое по письменному разрешению судьи позволяет любые посещения.



Влад Ларионов

Отредактировано: 08.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться