Кто сказал: Война?

Размер шрифта: - +

Глава 18

Послушным ребенком Айсинар никогда не был. Его дед, прославленный отец-блюститель, при котором даже мьярнские господа удачи сидели смирно, держал в стальном кулаке не только службу блюстителей, но и род Лен. Выпрягаться было дозволено только одному внуку. Может, потому, что отец его, конченный куцитраш, редко вынимал изо рта мундштук кальяна и почти не узнавал сына, или потому, что мать имела к свекру особые подходы, но Айсинару сходило с рук что угодно. Прогулы в семинарии, драки, битые стены и стекла, поломанная мебель, развороченные заборы… дед только извинялся и платил. А внук продолжал творить, что пожелает.

К тринадцати у Айсина уже была дурная репутация среди наставников и компания приятелей на подхвате, но этого ему было мало. Он хотел водиться со старшими, а именно с Навирином Хеэйдом, по которому, как было известно всей семинарии, давно плакал Серый замок.

В тот памятный день по литературе задали какую-то нуднятину, годную только для девчонок, а получать нагоняй от преподавателя не хотелось. Поэтому на занятия Айсин не пошел, а спрятался на заднем дворе семинарии, чтобы подготовиться хотя бы к следующему уроку естественных наук. Он едва успел развернуть конспект, как во дворе появились трое ребят, и среди них — тот самый Навирин.

Из пенала на поясе он достал курительную трубку и отдал другому мальчику. Тот набил трубку, не торопясь раскурил, и, затянувшись пару раз, вернул назад. По двору поплыл сладко-горький запах ведьминых метелок. Мальчишки курили, передавая трубку по кругу, не замечая сидящего в нише стены Айсина. А у того руки потели и горели щеки от близости кумира. И ведь стоило только обратить на себя внимание, заговорить… и вдруг быть осмеянным и отвергнутым? Но отчаянное желание присоединиться боролось со страхом недолго.

— Эй, Нави, дай и мне затянуться? — спросил Асинар, когда трубка вновь вернулась хозяину.

От неожиданности Нави дернулся и, выхватив трубку изо рта, тут же запустил в ближайшие заросли рододендрона, только тогда оглянулся и увидел Айсина.

— Ты! Сопля мелкая! — заорал он, сразу же переменившись в лице. — Чего горлопанишь? Не получал давно? Трубку из-за тебя скинул, ищи теперь. Не найдешь — как раз и получишь.

Он схватил Айсина за шею и толкнул в кусты.

Едва успев прикрыть лицо и обдирая голые руки, Айсин влетел в самые заросли. Падать было больно, и во сто крат хуже — обидно. Но подчиняться и искать что-то среди пыли и палых листьев он точно не собирался. Надо было выбираться, только как, чтобы не выглядеть еще большим посмешищем? Глаза неистово щипало, но реветь на глазах у Нави и его компании было бы последним делом, и Айсинар, сидя среди поломанных веток, крепился изо всех сил.

— Ладно, Нави, оставь мальца в покое, — вступился за Айсина второй мальчишка. — Нормальный он, свой. И не виноват, что ты так сразу струсил, — а потом повернулся и подал руку. — Вылезай, как там тебя… Айсин? Я Даи.

Айсинар кивнул и схватился за протянутую ладонь. Реветь сразу расхотелось.

— Ну и сам тогда ищи, защитник маленьких, — беззлобно проворчал Нави.

— Да на раз! — Даи прикрыл глаза, протянул в сторону кустов руку, обшаривая пространство, словно слепой, а потом нагнулся и сразу же поднял потерянную трубку. — На, держи, целая.

— Целая… — Нави постучал трубкой о ладонь, выбивая остатки золы, — а курево высыпалось… такая была забористая трава. Жалко.

Третий из компании, как раз тот, что принес траву, все это время стоял в стороне, скрестив на груди руки, и не вмешивался. Только когда Нави пожалел о потерянном куреве, наконец подал голос:

— Да бездна с ним, потом еще достану. На реку идем?

— Пошли, — тут же поддержал Даи и спросил Айсинара: — ты с нами или как?

Неужели это правда — его позвали с собой?! Но не успел Айсин поверить своему счастью, как вмешался Нави.

— Стоп! На кой нам эта мелочь?

— Пусть идет, жалко тебе? — пожал плечами третий. Он был самым прилизанным и больше походил на любимца преподавателей, чем на хулигана и прогульщика. Имени своего он не назвал, но синяя с серебром лента в волосах говорила, что он Орс, из старшей ветви четвертого рода Орбина.

— Ну уж нет! Пойдет с нами, а потом все родителям растреплет.

— Да не будет он, говорю же — свой! — Даи ударил по плечу. — Скажи ему.

— Не расскажу. Честно!

Айсин был готов сказать, что угодно… да что там сказать! Он бы и сделал что угодно, любую глупость или шалость, лишь бы эти взрослые уже юноши взяли с собой, лишь бы Навирин признал его достойным.

— «Не расскажу» не пойдет. Докажи, — Нави глумливо ухмыльнулся. — Убеди меня, что не побоишься использовать дар.

— Как? — тихо спросил Айсин и замолчал, лихорадочно соображая, что бы такое сделать, чтобы Нави поверил. Он не боялся, наоборот, все время искал возможность как-нибудь проверить свои магические возможности и разобраться, на самом ли деле они так велики, как предупреждают наставники, или это просто для красного словца. Но сейчас дело было не в страхе, а в том, что ничего он по сути-то и не умел. Да, мог он иногда издали что-нибудь опрокинуть или разбить, раз удалось даже взорвать сосуд с реактивами, случайно забытый преподавателем в аудитории… Но все это получалось редко, и скорее от страха или обиды, чем по желанию. Сможет ли он оказать хоть что-то прямо сейчас? А если не выйдет?.. Айсинар воочию представил, как попробует и оплошает. Нави даже смеяться над ним не будет, просто плюнет, да и все. Скажет своим: «Видите, сопляк, пустое место», — и они уйдут. И никогда больше не будет у него такой возможности.



Влад Ларионов

Отредактировано: 08.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться