Куда не надо

Font size: - +

Глава 15

                                                                                  Глава 15

 

Где может переночевать, перекантоваться сбежавший из дома пацан? Где он может укрыться от посторонних глаз? Наверное, каждый ответил бы, где-нибудь на чердаке или в подвале, я сам об этом не раз читал и слышал. В нашей девятиэтажке чердака нет. Верней, есть пространство под крышей, но вход туда преграждает металлическая решетка с тяжелым висячим замком. Ключи у лифтера, дверь тоже из металла. А в подвале нашем – какие-то складские помещения, о том, чтобы проникнуть туда, и думать смешно. Попытать счастья в других домах, без лифта? Не очень-то привлекала перспектива шастать в темноте по чужим подъездам, к тому же там, на чердаках и, особенно, в подвалах, наверняка водятся отвратительные мыши и крысы. При одной мысли о подобном соседстве меня аж передернуло. Оставался третий, испытанный путь – податься на вокзал, где светло, не страшна непогода и легко затеряться среди множества людей.

Как-то по телевизору показывали человека, который постоянно жил на вокзалах, журналист беседовал с ним. Выглядел тот бродяга неплохо, на судьбу не жаловался, даже хорохорился, пошучивал. Я, конечно, долго там не протяну, но пару деньков осилил бы. А потом видно будет. Идея с вокзалом несколько меня взбодрила, придала уверенности. И тут же вспомнил, что, захлестнутый своей идеей, не догадался я запастись деньгами. Одного сырка и куска колбасы, как ни экономь, надолго не хватит. На вокзале, я слышал, даже туалеты теперь платные. И вообще без копейки денег пускаться в столь рискованную авантюру по меньшей мере безрассудно. Если бы не решал все с бухты-барахты, не жил одними обидами и не рубил с плеча – не оказался бы я сейчас в таком глупейшем положении. Хотя бы один день потратил на подготовку,  планировал. В конце концов, продал бы что-нибудь, свою коллекцию марок, например. Но не возвращаться же домой…

Я медленно пересекал двор, размышляя обо всем этом. Еще не очень поздно, можно было зайти к Сане, одолжить десятку.  Но тут же от такой мысли отказался. Разговаривать с Саней, что-то объяснять ему, глядеть в его вытаращенные глаза мне сейчас не по силам. Но к кому, если не к  Сане? В городе нет человека, к которому я могу нагрянуть в девятом часу воскресного вечера, чтобы занимать деньги. Не к Полине же Матвеевне. Умник великий… Ленка – и та сообразила бы…

Мне обязательно нужно было с кем-нибудь сейчас пообщаться, расшевелиться. Очень уж одиноким, маленьким, затерянным в громадной черной ночи казался себе. Пусть меня отговаривают, пусть ужасаются, называют дураком – тогда я точно, всем и всему назло, не передумаю. А еще – хотелось немного, ну совсем немного, пофорсить, покуражиться. Если кто-то думает, будто я размазня, рохля, не способный на решительные, отчаянные поступки,  то глубоко заблуждается. И этот «кто-то» виделся мне вполне ясно и четко. Достаточно свернуть в подъезд, мимо которого шел, чтобы встретиться с ним. Каких-нибудь полчаса назад ни за что не осмелился бы, но ведь полчаса назад я был совсем другим человеком.

Открыла мне Милина мама. Она у нас, кстати, председательница родительского комитета.

- Огурцов? – удивилась. – Почему так поздно? Что-нибудь случилось?

- Мила дома? – уклонился я от прямого ответа.

- Дома, где ж ей быть в такое время. – И крикнула вглубь квартиры: - Мила, к тебе Огурцов!

Об одном я не подумал. Ее мама могла присутствовать во время нашего разговора, не прогонять же ее. Скорей всего так и случится – слишком поздно  пришел, чтобы она не всполошилась, не заподозрила что-то неладное. Вызвать Милу  на лестничную площадку? Но как это сделать, какие-такие могут быть у меня с ней тайны?

Мила, увидев меня, поразилась еще больше, чем мама. Зато сориентировалась лучше и быстрей нас всех. Ни о чем не стала спрашивать, сняла с вешалки свою красную куртку, набросила на плечи:

- Мама, я на минутку. – И открыла дверь, выпуская меня. А когда мы остались вдвоем, произнесла знаменитые Ленкины слова: - Ты чего?

На ней был классный, красно-синий спортивный костюм с надписью «РСФСР» на груди. О таком только метать можно. И костюм этот как-то сразу поубавил мою прыть. Я выше ее ростом и на полгода старше, но возникло  ощущение, что всё как раз наоборот. Пытаясь уравнять шансы, ляпнул, как не раз уже со мной бывало, не успев подумать:

- Разве тебе костюм выдали, чтобы ты его дома таскала?

- Ты за этим сюда явился на ночь глядя? – ухмыльнулась Мила.

- Не за этим, - буркнул я. – Мне деньги нужны.

Такого оборота Мила явно не ожидала. Даже заикнулась на первом слове:

- К-какие деньги?

- Ну хоть десятку для начала. Если можешь – больше. Я отдам. Скоро. - Приосанился, цыкнул в угол слюной и небрежно добавил: - Я из дома ушел. Пока устроюсь, раскручусь…

- Насовсем  ушел? – Милина шея еще длинней стала.

- Еще не решил. Может быть, и насовсем.

- А где ж ты теперь жить будешь?

- Пока на вокзале. – И тут же мысленно выругал себя. Язык без костей! Зачем Миле знать, что я собираюсь околачиваться на вокзале, в бродяжку превращаться? Постарался выкрутиться: - С финансами разобраться надо, потом махну в… одно место.

- Дома поругался?

- Нет, просто надоело все. Не хочу больше.



Вениамин Кисилевский

#2391 at Young adult
#1295 at Teenage literature

Text includes: предательство

Edited: 14.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: