Куда выбрасывает беглянок, или посторонись - барсуки летят!

Размер шрифта: - +

Глава 16

Глава 16

 

Святость — изящная маска грешника

 


Резные, исполинские двери каменного храма со скрипом отворились. Прогибаясь под тяжестью мешков, скрывая свои личности, в помпезный холл храма зашла группа существ. Дежуривший этой ночью дьякон, поспешил встретить таинственных гостей.

 

– Уважаемые митры, доброй ночи, храни вас Боги. Чем наша скромная обитель Богов может послужить достопочтенным митрам?

 

В полумраке готического храма, перед нами неожиданно вырос маленький, толстенький, с облезлым хвостом монах. Его тучное тело напоминало желе, толстые щеки заплыли жиром, глаза сквозь узкие щели внимательно изучали нежданных прихожан. Взгляд цепкий. Причмокивая своими толстыми губами, он, словно, пытался угадать, кто же из нас богат, чтобы обобрать того до нитки, ссылаясь на всевозможные «церковные» нужды. Его ряса разительно отличалась от одежды земных священнослужителей: тончайший шелк, вышивка серебряными нитями по всей площади ткани. На груди блестело жирное, желтое пятно. От монаха разило запахом жареного мяса, вперемешку с потом.

 

Первый подал голос Пирс – Мы наемники, пришли отдать почести своим Богам, – выйдя вперед, он отодвинул неприятного толстяка в сторону и зашагал в одном ему известном направлении. Мы, не сговариваясь, молча последовали за ним.

 

Монах сплюнул в сторону, как только (цитата: «эти грязные твари») скрылись из виду. Он презирал такого рода существ. С них нечего было взять.

 

Мы остановились за вторым поворотом в ожидании Ё. Долетев до нас, она подтвердила, что толстяк ушел в другом направлении. Все посмотрели на меня. Я воззвала мысленно к Мойре и повела ребят. Её алтарь, как и другие алтари темных Богов, располагался на подземном ярусе. Спустившись по винтовой лестнице приблизительно на 8 этажей, нас встретила скульптура Богини, подсвеченная одинокой лучиной. Алтарь разместился под ступнями Божества, в объемной чаше.

 

– Это не Крам…, верно? … Софь? – с дрожью в голосе, как бы уточняя, спросила Кьяра, продолжая пятиться назад к ступеням.

 

Ребята тоже порядком напряглись. Меня прожигали взгляды, мысленно я чувствовала, что все ждут от меня пояснений.

 

– Мойра, – решив быть не многословной, я дала короткий ответ, и поволокла первого жмурика. Кряхтя, добавила – Крам второй по очереди. Все сами увидите, но без лишних вопросов, пожалуйста, –  ребята переглянулись и присоединились к моему «веселому» занятию.

 

Пятерых убитых мы расположили в чаше, предварительно вытащив из мешков. Затем наступила очередь главного подарка Богине: обернутого в паутину букмекера, не особо церемонясь, закинул на алтарь Пирс. Аккуратным росчерком кинжала Маха распорол кокон, в тот же миг Луи запечатал, перепуганному до смерти сатиру, рот, и только после зафиксировал ему ноги, руки и голову.

 

– Какая встреча, митр Ксаль, – Ё недовольно фыркнув, пнула еще живого сатира в глаз.

 

Их неприязнь зародилась давно, на почве ставок. Ксаль несколько раз натравливал на Ё головорезов, видимо, хотел избавиться от конкуренции.

 

Сняв капюшон, я помолилась Богине, попросила её поменьше трэша в моей жизни и жизни моих товарищей. Не оборачиваясь на истошно мычащего букмекера, мы покинули святилище.

 

По пути к Краму, я шепотом велела Луи сгонять к остальным трем Богам и поблагодарить их от моего имени. Незаметно для всех, паук ловким скачком оказался на стене, деловито перебирая лапками, его пушистая 5ая точка пропала из виду.

 

Как-то мой фамильяр потребовал себе рюкзак. Сейчас я безумно рада внезапной прихоти Луи, которую митр Жаливэйл воплотил в явь. После, в Гильдии Магов, заплатив за регистрацию, оформление срочного заказа и услуги выбранного по каталогу мага, крошечный рюкзак стал невесомым и до неприличного вместительным.

 

Вакхелю я презентовала текилу собственного изготовления. Авагуту - игральные карты, воспроизведенные мной по памяти, с инструкцией. Бали я преподнесла пояс для танца живота с монистами. В его пошивке мне помог знакомый ювелир митра Жаливэйла. Сейчас все эти сокровища тряслись за спиной верного Луи.

 

Стоит сказать откровенно, к посещению храма я готовилась с первого дня ссылки в «Рылопяточке» и планировала посетить Богов за день до отбытия в Академию. В итоге все сложилось несколько иначе.  

 

У Бога Войны Кьяра долго и усердно челобитничала перед его крошечной гранитной копией. Я же тихонечко прошмыгнула к алтарю. Возложив совершенно обычный на первый взгляд мешочек, я пошла останавливать безрассудство подруги, которая своими стараниями уже набила на лбу добротную шишку.

 

Напоследок мы занесли одного из погибших команды «Некросы» на алтарь Богини красоты и грации, покровительницы всех творческих направлений, Богини Амадутиль. К этому времени Луи благополучно вернулся и уже вновь восседал на моей головушке. Я прочитала в пол голоса романтическое стихотворение Великого русского поэта, и наша команда покинула пристанище Богов.

 

Через час.

 

Храм наполняли взволнованные шепотки, монахи сновали туда-сюда. По решению старших дьяконов двери храма впервые за многие десятилетия закрылись для страждущих. Кто-то, напоминающий дежурного священнослужителя, сейчас стоял во мраке, перед покоями епископа. Его крошечные, нечестные глазки бегали из стороны в сторону, страшась своей дальнейшей судьбы. Намереваясь отправить вместо себя какого-нибудь бедолагу, толстяк уж было развернулся, но голос из опочивальни епископа заставил его остановиться. – Что стряслось? Кто посмел потревожить Богов? Отвечай!



София Кагорова

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: