Куда выбрасывает беглянок, или посторонись - барсуки летят!

Размер шрифта: - +

Глава 17

Глава 17

Душевное богатство материализуется

– Хозяйка, просыпайтесь! Хозяйка! – мой несносный фамильяр, скакал по мне, как неплохой слоник. – Не знаю, что у тебя приключилось, но давай позже, – прокаркала я из-под одеяла.

– Хозяйка, у Луи две важные новости! Наше посещение Храма не осталось незамеченным! Весь город стоит на ушах!

– А, что?! – я резко вскочила, сон, как рукой сняло. – Луи, помедленнее, так что произошло?

Луи, пригладив всклокоченную шерстку на брюшке, последовательно вдохнул-выдохнул и начал свой доклад:

– Сыновья плотника пара часов, как вернулись из города. На общем собрании они поведали, что из проповеди настоятеля стало известно следующее: «…Ночью в Храм проникли Адепты Хаоса и осквернили несколько алтарей…» Подробности неизвестны, однако мне что-то подсказывает, что к этим самым Адептам причислили именно вас!

Паук немного успокоился и задумчиво произнес:

– Довольно странная ситуация… Адептов Хаоса уже давным-давно, как искоренили. Да и их Бога, если мне не изменяет память, выгнали в шею из Божественного Пантеона, еще в первые года мировой войны…

– Луи, откуда ты столько знаешь? Нам про Приспешников Хаоса рассказывали в Академии. Митр Титто Бравок говорил о них в настоящем времени и был до ужаса эмоционален.

– Мой прежний Мастер был магистром магии, ученым-исследователем, путешественником, а также, он, непосредственно принимал участие в той войне. Вечерами, сидя в старом кресле, у камина, за бокалом хорошей медовухи, он частенько рассказывал мне про те времена. Так вот, Мастер говорил, что Бога Хаоса одолели совместно Боги двух Пантеонов, впервые темная и светлая сторона сотрудничали. Существа же уничтожали любой намек на возможное возобновление этого нездорового культа. Хаоситов преследовали без сна и отдыха. Сотни лет геноцида не прошли даром. Несколько десятков тысяч родов были вырезаны подчистую. Любое доказательство причастности – прямая дорога на дознание, затем в камеру пыток и конечный пункт – прилюдная смертная казнь. Для каждого осужденного – своя, оригинальная смерть. Палачи в тот период заработали не мало. Их жалованье равнялось жалованью государственного чиновника, включая взятки последнего, – на этом предложении, Луи подхватил капельку воды из моей кружки и прополоскал горло.

– И правда странно… Ели все так, как ты говоришь, то выходит, что коррупция проникла во все слои общества, во все сферы деятельности. Кому-то ведь выгодно пропагандировать существование таких антагонистов? А после любой косяк сваливать на возникших из неоткуда злодеев?

– Хм… Оставим этот вопрос на потом, главное, что вас не раскрыли! Теперь о второй новости. Я пришел к тебе с огромной просьбой. Помнишь об аукционе? Он сегодня. Хозяйка, Луи просит Вас всей душой, поедим, давайте поборемся за Граммолу!

– Луи, прекращай льстить, достаточно было просто попросить. Думаешь у нас хватит денег? – щенячий взгляд стал мне ответом. – Уф, хорошо, а Вы с Ё все приобрели необходимое?  – паук в бешенном темпе утвердительно закивал головой.

– Ладно, мохнатый жулик, пошли собираться! – скрипнув, старенькая кроватка, нехотя выпустила меня из мира сновидений.

Перед входом в город стояла длинная очередь. Стража по миллиметру осматривала поклажу каждого, особенное внимание уделялось крупногабаритным мешкам. Мы были налегке, но даже нас не обошел допрос: «Куда? С какой целью? Время пребывания в городе? И т.д.» Получив от меня в разы поднятую плату, Борьке позволили ступить за стену.

Горожане на удивление вели себя тихо, народа на улицах поубавилось. Даже не знаю, что сказать, вероятно, я ожидала всеобщей паники и митингов. В такой замогильной атмосфере мы и добрались до здания Аукциона, что находился глубоко на севере Булбурга. Внутри гостей встречали прекрасные девушки. Одна из них проводила меня в комнату регистрации, по пути объясняя правила Аукционного Дома. Время от времени она поглядывала заинтересованным взглядом на Луи.

– Я не продаюсь! – припечатал Луи и отвернулся. Мне кажется, что он слегка нервничал.

Извинившись перед нашей сопровождающей, я заполнила анкету, оставив в конце листа кровавый отпечаток. Затем с меня взяли магический оттиск. Закончив бюрократию, Алин, так представилась наша помощница, продемонстрировала мне каталог, в ходе беседы выясняя, что бы я хотела приобрести и на какую сумму рассчитываю. При этом не проронив ни слова о пауке Граммола. Я вежливо кивала, голос Алин действовал, как снотворное, заставляя мои глаза нещадно слипаться. Луи вышел из себя:

– Уважаемая, нас интересует особенный товар и уберите свои чары. Что будет если вдруг Ваше начальство узнает о, так сказать, любопытном хобби своих некоторых сотрудниц?

С его словами я мгновенно пришла в себя, немного растерянно посмотрела на сидящую перед собой нимфу. В какой раз благодарю судьбу, что свела меня с фамильяром.

Путем нехитрого шантажа и угроз нам удалось разузнать о том, что некто уже внес неприлично большой залог за паука и молчание о его сегодняшней продаже, хотя правилами самого Аукциона были запрещены подобного рода сделки. Еще немного попугав наглую «селедку», мы последовали за дрожащей и мокрой Алин до VIP балкона. Пока я топала по ступеням на второй ярус, Луи мне шепотом пояснил, что нимфы, связанные с водой, стоит их как следует напугать, теряют всю свою притягательность, превращаясь в то, что мы видим перед собой сейчас. А именно: мокрая, полуголая девушка с облезлой чешуей по всему телу, вместо волос – водоросли или ракушки, а глаза, как у бешеной рыбины. Да и цвет ее кожи навеивал воспоминания по утопленникам, такой же синюшный, с трупными пятнами. Запах исходил от этой девы морей еще более отвратительный, чем ее внешность. В общем, повезло нам с сервисом.



София Кагорова

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: