Куда выбрасывает беглянок, или посторонись - барсуки летят!

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18

Каждый убийца, вероятно, чей-то хороший знакомый
(Агата Кристи)

День возвращения в Академию настал. Казалось, мы многого успели добиться за этот месяц, однако чувства пребывали в смятении. То ли я уже привыкла к двойной жизни, то ли отвыкла от учебной рутины. Ежедневные тренировки и спарринги сказались самым лучшим образом на наших результатах. Ранее никто из друзей не мог составить мне достойную конкуренцию в бою, однако сейчас мы были равны. Безусловно кто-то в чем-то был немного лучше остальных, но разница не была столь очевидна. Также титаническими усилиями ребят я подтянула все основные предметы. Помимо этого, в день отбытия в Академию я создала новый вид яда. Как только компоненты смешались и благополучно растворились в котле, передо мной возник гримуар. Он раскрылся где-то посередине, и на пустой странице возник рецепт мной только что придуманного яда. Луи, узнав о случившемся, исчез. Позже его обнаружил случайным образом Пирс, пьяного в стельку, орущего песни и плавающего в банке самогона. Через 6 часов, в Академии, немного протрезвев, Луи счастливым голосом поведал, «…издревле считалось, что только у родственников есть шанс внести свои разработки в уже существующий фолиант…» Он сильно переживал по этому поводу. Ведь гибель целого рода означала обреченность гримуара на судьбу книги в одно поколение. А славные достижения рода Белларамиров прервались бы на открытиях его покойного первого Мастера. Но теперь! Теперь! Род Белларамиров не только возродится, но и его наследие сможет развиваться! Паук в экстазе молился и плакал, плакал и молился, пока на радостях не потерял сознание. Фамильяра я уложила на отельную подушку, а сама, скинув пыльную одежду на пол, залезла в заранее наполненную ванну.

– Уф… Как же хорошо! ... – мне опостылело мыться целый месяц в реке с множеством, бьющих из-под земли ключей. Я мечтала о горячем паре, поднимающимся с поверхности воды, о запотевшем от жары зеркале и о скрипе чистой кожи. Единственный среди нашей компании, кого устраивали купания на природе, был Пирс. Остальным же приходилось не сладко.

:::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::::

Как только мы оказались на территории Академии, дедушка Альбохрейм вызвал нас на ковер. Стоя в центре уже знакомого кабинета, мы ожидали, когда он закончит проверку кристаллов, которые предусмотрительно выдал нам до отправки в «Рылопяточку», на количество собранных душ свинок. За окном пролетали нежно-розовые лепестки с цветущих деревьев, доносились трели незнакомых птиц из парковой зоны, время от времени, с большим трудом можно было уловить взглядом мельтешащих в суете фей. В этот период все светлые создания запасались нектаром, чтобы обеспечить себя пищей на следующий квартал, а также поучаствовать в ярмарке. Мир Франтар значительно отличался от Земли. Климат на территории Академии всегда теплый: три месяца цветения, следующие три месяца растения плодоносили, еще три месяца – сбор урожая и далее вновь по кругу. Дожди тоже случались, но всегда «грибные», как принято называть слабый дождик в ясную погоду. И каждый раз по завершению над Академией возникала чудесная радуга. Глядя на нее, я вспоминала родной мир, любимую страну и маленький город, что в глубине души уже стал мне чужим. Сейчас я и самой себе была не готова признаться, что так легко отпустила некогда любимый Плёс, в котором родилась и жила два десятилетия. Где с боем прорубала себе место под солнцем, мечтала о многом, если не больше где, наконец, познала боль.

Задумавшись о забавной штуке – судьбе, я погрузилась в свои мысли, поэтому не сразу расслышала вопрос ректора:

– Так, так… и как же вы умудрились раздобыть столько душ? – хитрющий прищур на пару с лукавой улыбкой остановился почему-то на мне.

– Почему Вы снова подозреваете в чем-то меня? Мы не покупали души, если что, – немного погодя, как бы ремаркой в сторону добавила – Cтипендии не хватило бы… «Хм… Учусь на 4ёх факультетах, а стипендию получаю стандартную… Где справедливость?» Мое настроение немного скатилось на нет. Деда Альбохрейм видимо что-то заметил, почесал бороду, оглядел нашу гоп-компанию и по-прежнему улыбаясь подметил:

– Стипендии действительно не хватило бы, однако её не хватило бы также и на многие исключительные вещи, – взгляд старичка остановился на моей голове, покрытой капюшоном.

Я почувствовала, как Луи занервничал и ощетинился, взъерошив тем самым мою прическу.

– Митресса София, знаете такую поговорку «Случайная встреча – по счастливой судьбе»? Вам не сказано повезло. Дети, можете идти. Адептка София, останьтесь. И Вы, мой отважный друг. Хоть митр и невелик, Вам все же не удалось скрыться от моего взгляда.

Когда дверь за ребятами закрылась, Луи выполз из-под капюшона, спустился по моей руке на стол и деловито придвинул к себе одну из чашек:

– Теперь можем поговорить. Позвольте представиться, Альбохрейм Тинариус Дуэмнистрис – ректор данного учебного заведения, – на последнем слове в воздухе возник пузатый прозрачный чайник, на дне которого плавали диковинного вида фрукты или ягоды. Ректор аккуратно наполнил три чашки. Чай оказался освежающе холодным. Лучший выбор при знойной погоде.

– Луи, фамильяр Мастера Софи, – кратко, но гордо ответил паук.

Мой мохнатый друг и деда Альбохрейм нашли общий язык довольно быстро, они обсуждали развитие магии призыва, искусство ядоварения, приручение фамильяров, призыв и многое-многое другое. Чтобы не мешать, я тихонечко ретировалась в угол комнаты, поближе к книжному шкафу. Краповьюн закурлыкал и нежно обвил мою руку, один из его бутонов, как ласковый котенок, потерся о мою щеку, выпрашивая ласки. Выбрав несколько книг с потертыми корешками, я поудобнее устроилась в мягком диване и приступила к ознакомлению.



София Кагорова

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: