Куда выбрасывает беглянок, или посторонись - барсуки летят!

Размер шрифта: - +

Глава 23

Глава 23

Богам нет дела до проблем смертных,
у них своя тысячелетняя Санта-Барбара.

Нага и звир смотрели друг друга. Некоторое время спустя, будто бы что-то решив для себя, император снял с шеи кулон и передал его Нааге. Приняв украшение, она терпеливо ждала каких-либо разъяснений со стороны Понтифия I, хотя на языке крутилось триллион вопросов.

– Открой, – единственное слово, от которого вдоль позвоночника пробежал табун мурашек.

Восьмигранной кулон, правильной формы, из обычной стали. Наага нажала на выпирающую резную магнолию, одновременно с чем послышалось несколько поочередных щелчков, и крошечный тайник раскрылся на подобие бутона. Сияние озарило кабинет. В руке наги, с улыбками на лицах позировала компания подростков. Некоторые из них выглядели неопрятно. На проекции также можно было различить нынешнего императора звиров Понтифия Сиятельного со взлохмаченной шевелюрой и сажей на носу. Нага увидела еще одно знакомое лицо, по правую руку от Его Величества, потупившись в смущении, стояла совсем еще юная и миниатюрная нага: «Мама?».

– Вступив в права наследования, я поступил в одну из престижнейших по тем временам Академию. В ней проходили подготовку исключительно наследники из правящих семей и некоторые особо одарённые гении. Я никогда не отличался какими-то удивительными способностями или предрасположенностью к учебе, мне приходилось нелегко. Помимо этого, в Академии поощрялось соперничество, интриги и все, что свойственно любому выходцу из знатного рода. Мои мечты завести друзей рассыпались прахом еще в первый день занятий. Пребывая в такой непростой для наивного юноши обстановке, я медленно начал раскисать. И в самый трудный момент моей жизни появилась Малишшша, твоя мать. Она казалась единственным и последним незапятнанным лучиком света в этой обители лжи и притворства. Она никогда не ставила себя выше других, но в обиду себя не давала так же, ценила дружбу, умела поддержать и верила в добро. Она любила повторять одну фразу, которую я не забываю по сей день: «Мечтай – это прекрасно! Помогай – это великодушно! Прощай – это смело! Никогда не отчаивайся и верь, за черной топью где-там, в уединении ждет прозрачное волшебное озеро. Не предавай ни себя, ни других! К такому человеку всегда будут тянуться хорошие люди, а мир будет заботиться о нем, как о своем родном чаде». После выпуска мы продолжали поддерживать оживленную переписку, но с годами письма стали приходить реже, а позже и вовсе перестали. Я пытался всеми силами выяснить, что происходит. Даже воспользовавшись всеми своими связями мне удалось разузнать лишь самую малость, но и того было достаточно, чтобы заподозрить неладное. Шпион сообщил, что наследная дочь дома Кобр была обещана в жены наследнику другого не менее знатного рода. Как ты можешь догадываться, этим кланом был клан Мамб. Вдобавок, в отчете посланник зашифровал еще несколько строк. В них говорилось о подозрительных манипуляциях клана жениха. Они не готовились к свадьбе, скорее это была подготовка к войне. Это был последний раз, когда наш информатор выходил на связь. Скорее всего его устранили. Мне оставалось лишь усилить патруль на границах и молиться, чтобы с твоей мамой все было хорошо. В день предстоящей свадьбы невеста пропала. Весь материк стоял на ушах. Представители правящего рода обещали баснословную награду за голову похитителя и возврат твоей мамы домой. Простой люд так никогда и не узнал, что Малишшша, дочь императорской четы, сбежала с возлюбленным. Какой бы был скандал! Спустя несколько лет, в одну из зимних ночей, ко мне в личные покои влетела летучая мышь-посланница. На ее лапе поблескивал сапфирами знакомый до боли перстень. В студенческие годы мы с твоей мамой обменялись родовыми печатками, договорившись, что, если один из нас окажется в беде, кольцо станет нашим тайным знаком. Мышь передала письмо и тотчас вспыхнула в языках пламени, оставив после себя лишь горстку пепла, да золотой перстенек.

С этими словами император выдвинул ящик стола и протянул наге потрепанного вида пергамент.

Молю, спаси мою дочь! Мне уже не помочь… Со дня на день нас с мужем отыщут и казнят. Убийцы клана Мамб совсем близко. Наага совсем маленькая, ей не выжить в одиночку.
Малина

Наага шокировано раз за разом перечитывала коротенькое сообщение. В кабинете Понтифия I уже давно потухли свечи, единственным источником света оставался магический светлячок.

– Малина, – еле слышно произнес Его Величество и погладил простенькое украшение на своем мизинце.
– Знаешь, почему Малина? На это было две причины: первая – имя твоей мамы было сложно произносить не нагам, а вторая – она обожала малину. Она тратила всю стипендию на покупку этой ягоды. Однажды она даже сказала, что выйдет замуж за того, кого полюбит больше, чем малину. В те дни ее слова казались нам забавной шуткой, но жизнь сама по себе еще та шутка…
– Что стало с мамой и папой?
– Мои подчиненные перерыли все вдоль и поперек, но, когда мы обнаружили ваш домик на опушке леса, было слишком поздно. Твои поиски мы не прекращали, но старались делать это незаметно, чтобы о твоем существовании не догадался тот, кому не следует. К моему великому счастью, первым, кто тебя встретил, оказался моим хорошим другом и ректором Академии, старина Альбохрейм.
– Ты понимаешь для чего нужна Мамбам?
– Не дура… – проворчала, как обиженная девчонка, Наага.
– Вот и ладненько! Пока побудешь под защитой клана Сайроса. Как все разрешится – вернешься.
– Еще чего! Я не собираюсь убегать! А как же моя крошка Софи?! Я не оставлю ее!!! – погремушка на кончике хвоста начала угрожающе трещать.
– Можешь навестить перед отбытием, на этом все! Это приказ!
– Да, Ваше Высочество, нага неохотно поклонилась.  



София Кагорова

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: