Куда выбрасывает беглянок, или посторонись - барсуки летят!

Размер шрифта: - +

Глава 33 (бонус)

Глава 33 (бонусная)

Кошмар, что мог быть реальностью


«Ах… Голова раскалывается…» –  я с трудом приняла сидячее положение, – «Где я?»

Меня со всех сторон окружал непроглядный лес. От шишек, на которых уснула, болело все тело. Вспомнить вчерашний день не удавалось, – «Что произошло?»

Рядом послышались голоса и лай собак. А затем раздался призывный крик в мегафон:
–  София! София! Это спасатели! Отзовись!
–   Аууу! София! Маслова! Ты где?!
–   София! Дорогая! Выходи!!! Прости меня! Кто не ругался перед свадьбой?

Я тут же все вспомнила: предательство, угрозы, преследование…

Сделав усилие над собой, я что есть мочи побежала напролом сквозь можжевельник. Собаки взяли след. Лай приближался, мои ноги заплетались. И вот, выбившись в конец из сил, я упала. Казалось, я прикрыла глаза всего на миг, открыла – а я уже в непонятном темном, сыром помещении.

Меня окружали сырые каменные стены, ледяной пол и затхлый запах. Такие бывают в подполах старых домов.

Прождав уйму времени, где-то сверху лязгнула щеколда. Свет проник в маленькое помещение, ослепив меня. Кто-то спустил лестницу, послышался скрип ступенек. Когад все звуки стихли, меня тут же окатили ледяной водой:

–  Смотри на меня, дрянь! –  затем последовал ряд ударов по лицу. Человек хлестал меня с остервенением, неужели я кого-то настолько сильно обидела? Подняла взгляд. А, нет! Будущая свекровь тупицы Эдика. Она продолжала выплевывать в мой адрес кучу оскорблений, не забывая помянуть крепким словцом о моем «эгоизм». Из ее слов стало понятно, им от меня нужно одно – дарственная на квартиру.

Как бы крепко я жизнь не любила, но в данный момент отчетливо понимала, что, вероятнее всего, она прервется именно в этом недружелюбном месте.

«Дин-дон-дин-дон»

–  Бог тебя любит, гадина! Жди, я вернусь! Посмеешь уснуть – переломаю пальцы по одному!

Клеопатра Ильинична, тяжело дыша, полезла вверх по стонущей под ее весом, лестнице.

Что мне остается делать? Пожалуй, вспомню прошлое…

Жестокий мир поблек, а на его место пришли воспоминания из детства.

Вот я бегу с пирожком в зубах от нашей поварихи тети Клавы. А вот Настюху наказали за чтение по ночам. Егор сломал два передних зуба, упав с черемухи, а я, стараясь утешить его, сказала, что с дыркой свистеть гораздо удобнее, и он поверил!

"Еще в детстве я научилась открывать красоту своей души тем людям, к которым тянется солнце. Люди же, чьи сердца живут во тьме, никогда не смогут рассмотреть свет в ком-то другом, пока их собственный мрак не поколебит доброта"

Нам уже всем по 12-14 лет.
Сложный переходной период. Егор в шестой раз сбегает от приемной семьи, сегодня его опять приходили искать. Оля в последнее время постоянно молчит, больше нет той лучезарной девчонки, которая никогда не унывала. Настюха, ох, Настюха… Именно в те годы она попала в дурную компанию, там ее подсадили на наркотики, от которых она впоследствии и умерла. Да и Егор. Все его искали, а потом забыли, решив, что сбежал непоседливый парень.

Спустя долгих 10 лет нашли моего друга, в лесу, в братской могилке, - работа местного маньяка. Скоро и я за вами последую, Настя, Егор… Вы просто немного раньше меня ушли.

Дверь в подпол снова открылась. Моя мучительница вернулась. Избиения и унижения продолжались бесконечно. «Как я устала!» Когда сердце разбито, никто не в силах залечить раненную душу…

День неизвестно. Месяц неизвестно.

Сегодня приходил следователь. Мое письмо дошло до босса! Спасибо Вам! У меня не осталось надежды на спасение, но теперь с надеждой на возмездие, я удовлетворена. Из-за нежданного гостя меня избили сильнее обычного. Дарственную писать я отказывалась, а объяснительную в полицию - тем более. Поэтому весь свой страх и злобу истязательница выместила мне.

Очнулась. Думала, что больше не вдохну воздуха в грудь. В последний раз от побоев я потеряла сознание. Но никаких бумаг так и не подписала!

– София! София! Вы здесь??? – меня неожиданно привел в чувства далекий голос откуда-то сверху.
– По… мо… ги… те! Я тут! Подвал!!! – в мыслях я уже сорвала себе горло, но в реальности мое горло пересохло, губы потрескались, я не помнила, когда в последний раз пила, ни звука не вырвалось из моей груди…

Было страшно остаться умирать здесь в одиночестве жалкой смертью, когда лучик надежды уже задребезжал на горизонте!

Одинокая слеза покатилась по моей щеке…

Вдруг! Крышка люка распахнулась и в лицо ударил свет фонаря!

– Она здесь! Я нашел! Медиков!

Меня аккуратно уложили на носилки, врачи суетились, люди в полицейской форме задавали какие-то вопросы. Я не могла им ответить, но сообразила показать, что хочу написать.

Моментально в мои руки попала бумага и ручка. Тратя последние крупицы энергии, я вывела слово: ПЛЕН.

Дальше я, кажется, потеряла сознание, но отдаленно продолжала слышать:

– Выясните у нее имена похитителей! Нужна точная дата похищения!!! Пусть позже врачи отчитаются по поводу ее состояния! Михаил, как Вы догадались, что она в подполе?

– Интуиция, я думаю.

– Что ж… Сегодня она спасла жизнь этой девушке…

Я проснулась вся в поту, пытаясь понять реальность сейчас или сон! Мне было страшно! Страшно, что жизнь, которую я полюбила окажется просто сном. Закрою глаза, а когда вновь открою – окажусь среди стаи журналистов, прокуроров и медиков.

Мне нравится жизнь, связанная с магией, экспериментами, проказами. Познав мир истинного счастья, я не смогу теперь просуществовать ни дня без друзей, новоприобретённой семьи, любви.

Этот жуткий сон мне приснился на двенадцатый день «Охоты». Ребята рассказывали, что я жутко кричала, но они были не в силах меня разбудить. В ту ночь я сорвала голос, а на утро лицо опухло так сильно, что меня можно было принять за собрата рылопята.

Обеспокоенные друзья пытались выяснить у меня причину кошмара. Но мне не хотелось бередить старые раны и рассказывать о своих скелетах в шкафах. Дни сменяли друг друга, а эпизод с моим ночным концертом постепенно начал забываться. Вскоре разговоры на данную тему больше не звучали во время наших посиделок, напряжение сошло на нет.

Благодаря тому сну, сейчас я знаю наверняка, я благодарна за шанс, предоставленный мне целым миром! За шанс познать все то, чем обделила меня родная Земля.

В ночи не так уж страшен холод
Когда есть кто-то,
Кто согреет добротой.
Обнимет ласково с заботой
И нежно поцелует в лоб.
Таких людей немного и немало,
Но стоит поискать.
Твой путь нелегок и опасен,
Ведь так опасны лживые слова.
Тебя попробуют направить
На грязный путь
Без шанса повернуть назад.
Жестокость людям суждена
С момента их желания.
Как только в нем сгорел ребенок малый,
Так определила мать.
Все мы мечтаем о слишком многом,
Ведь мир покажет,
Но прикоснуться не позволит.
А мы глядим, и эго воет
От жажды и страданий без чего-то.
А это что-то не нужно нам,
Поймем мы слишком поздно,
Когда в ночи холодной
Дрожать приходится безвольно,
Один ты в мире темном...
И страх, и боль,
Унять они не смогут,
Лишь холод и тоску нагнать в догонку.
Как страшно оказаться одному
Среди подобной ночи
Такому хрупкому ребенку.
На небе звезды подмигнут
И недовольно заворочат.
И спрячется луна, что также одинока,
А звезды все глядят
И заговорчески хохочат,
Над глупенькой луной,
Что плачет с наступлением ночи.
Неважно сколько прожил лет,
Дитё осталось там, во мгле,
И все дрожит без ласки и заботы,
Понять бы это нам задолго...
("Когда есть кто-то" - С.Кагорова)



София Кагорова

Отредактировано: 18.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: