Кудесница для князя

Размер шрифта: - +

Глава 11

С самого рассвета в детинце Ижеграда началась работа. Ставили недалеко от терема дружинные избы, одна к одной. Звонко жужжали наперебой пилы, стучали топоры и перекликались строители. Кто-то даже затянул песню, чтобы лучше работалось.

Латеница перевернулась на другой бок, прикрывая уши руками. С тех пор, как она узнала, что вот-вот в город пожалует княжич Ижеслав со Смиланом и частью дружины, что сопровождали его в дороге на север, она и глаз сомкнуть не могла. Всё ждала со дня на день встречи с любимым и волновалась, словно завтра – под венец. С трудом она нынче уснула, когда уже небо зарделось первыми лучами зари. А как рассвело – всколыхнулась во дворе работа. Какой уж теперь сон!

Словно прознав, что она уже не спит, в светлицу впорхнула Доброслава в одной рубахе до пят, босая и простоволосая – хоть и мужняя жена, а поутру можно. Она бережно огладила круглый от бремени живот и села на край лавки к Латенице.

– Доброго утра, невестушка, – улыбнулась так светло, как умела только она, и коротко сжала её ладонь. – Как ты думаешь, может, сегодня приедут?

Латеница повела плечом, села, подложив подушки под спину и принялась пальцами распутывать длинные, едва не до колен, волосы. Доброслава тут же протянула ей резной гребень, схватив его со стола рядом с лавкой.

– Уж сама жду, – вздохнула Латеница, медленно проводя гребнем по густой пряди. – Должны сегодня, коли в пути ничего не задержало.

– Волнуюсь я, – покачала головой Доброслава. – Нашли ту кудесницу? Излечили мужа-то моего? Раз едет он сюда, стало быть, излечили?

Латеница чуть поморщилась от щебета будущей родственницы. Как та отяжелела, совсем никакого спасения не стало от её болтовни.  А тут еще такая беда приключилась с Ижеславом: неведомая хворь напала и вмиг принялась точить сильного мужа. Будто мало было того, что он лунами пропадал в южных краях, то словом, то мечом отвоёвывал земли у башкирский племен. Говорят, и с младшим братом собирался ими делиться, но как захворал, дело то остановилось. Правду сказать, Латеница хотела помочь княжичу. Хотела попробовать. Поначалу с лекарем говорила – тот отмахнулся. Потом с волхвом Дакшей, мрачным и неприветливым,  отважилась. А тот лишь губы презрительно скривил, мол, никакой помощи от ведьмы ему не надо.

Что ж поделать, что перешла часть дара от бабушки по отцу к ней. Не слишком щедрая часть. Так, погадать когда, заговор простенький сделать: кровь затворить. А уж оттого, что она дочь боярина, кривотолки разнесли по всем землям Муромского княжества, что не едва не великой силы колдунья. И камнями не забить – не холопка какая, на привороте нечистом попавшаяся – и снести такое люд не мог. Батюшка быстро с князем сговорился замуж за младшего сына её отдать. Пока хуже не стало. Вот она и поспешила из родных мест. А в Ижеграде совсем спокойно: здешних девиц умения Латеницы вовсе не пугали. Да и сами земли тут оказались словно опутанные волшбой. Густые непроходимые леса, холодные реки, текущие с гор, таких древних, что и в уме не укладывалось. Латеница любила ездить в окрестностях верхом. Порядком порубленный на строительство города лес всё ещё был бескрайним и хранящим в своей чаще, казалось, все тайны мира.

– Может, погадаешь, любушка? – пробился сквозь размышления голос Доброславы. – Как он там, Ижеслав мой? Мочи нет, извелась вся.

– Да потерпи уж теперь, – махнула на неё рукой Латеница. – Приедет вот-вот. Свидитесь. Не волнуйся, тебе беречь себя надо.

И коснулась легко её колена, успокаивая. Невестка вздохнула помяла пальцами подол, размышляя.

– Пойдём сегодня к озеру? – вновь улыбнулась она. – Цветов хочу набрать в светлицу. Пахнут так дивно...

И снова полились речи Доброславы неугомонным ручейком. Можно слушать, а можно и нет. Она все равно после не обо всём вспомнит, о чём говорила.

После утренни вместе с чернавками сходили они и к озеру, побродили по росистой траве, посидели на берегу. Доброслава набрала цветов-купавок. Те и не пахнут, кажется, а глаз радуют. Словно осколки желтого солнца, рассыпанные в траве. А Латеница неспешно сплела венок из трав, а после в воду бросила. Не отгуляла она свою Купальскую ночь, а теперь уж и никогда такому не бывать.

И сразу по возвращении с беззаботной прогулки в детинец понятно стало: вернулись мужи. Хлопотали во дворе отроки, уводя ещё не остывших после скачки коней, суетилась челядь, собирая обедню и готовя покои для уставших путников. Доброслава и не гляди, что гусыней вперевалку до дома шла, а припустила в терем побыстрее звонких чернавок. К мужу любимому поспешила, узнать, как ему здравствуется.

А Латеницу вдруг взяла робость. И хотелось любимого увидеть, и ноги немели. Всегда так было, когда она на него смотрела. Сердце заходилось от нетерпения, но она заставила себя пойти в светлицу. Да хоть траву с понёвы отряхнуть как следует и умыться: неровен час где на щеке следы от влажной земли остались. И на первом ярусе терема, где после залитого солнцем двора показалось темно, хоть глаз коли, она столкнулась с невысокой хрупкой девушкой. Та, похоже, заплутала: так беспомощно и испуганно на неё посмотрела.

– Ты откуда здесь? – Латеница оглядела незнакомку с головы до ног, когда в глазах перестали плясать светлые пятна и стало хоть что-то видно.



Счастная Елена

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться