Кукла и Наследник Тутти

Размер шрифта: - +

Девочка, похожая на куклу

 

Дело было точно не в короле. С королём было всё в порядке. Через год после рождения близнецов — и два после свадьбы — в тайную детскую комнату в укромном уголке дворца принесли младенца, совершенно здоровую сероглазую девочку, так похожую на короля.
Поскольку каждый знал, хотя и не смел бы сказать вслух, как звали мать этой девочки, то каждый знал и то, что умерла она так же, как королева. В родах.
И, кстати, всё дело было в королеве. 
Это у неё в роду все женились на кузинах, племянницах и тётках. Нельзя было удивиться, когда королева родила близнецов. Мальчик был ещё ничего, только сердце его не хотело биться, как надо. Врачи рекомендовали не волновать наследника, чего бы то ни стоило: любое ускорение сердцебиения могло обернуться для него трагично. Девочка, шедшая второй и чудом не застрявшая в умершей матери, была того хуже. Очень быстро стало ясно, что всё проклятье кровосмесительного рода матери сошлось в ней. Она росла такой же хорошенькой, как и брат,но никто никогда не слышал, чтобы она пыталась произнести хоть слово, не видел, чтобы она улыбалась, как все маленькие дети.
Чем дальше, тем больше. Руки и ноги ей переставляли, как надо, иначе она не могла даже удобно сесть сама. Ела девочка только в комнате, где было тихо и темно, и только жидкую еду, иначе бедняжка начинала давиться. Никогда не глядела добрым людям в глаза. Отец называл её Куколкой. И он, и его сын вслед за ним любили несчастную юродивую. Тем более, что она так умела слушать всё, что ей говорили, склонив головку с таким видом, будто всё-всё понимает и как раз обдумывает. К тому же с ней можно было играть: она повторяла простые движения раз за разом, ловя мячик или ставя кубик за кубиком, словно строя длинную крепостную стену.
И, о чудо, как же она была похожа на отца... И на ту, другую девочку, которая росла в дальнем конце дворца. Принц только раз наткнулся на свою незаконнорождённую сестричку и даже не смог отличить от Куколки. Он долго потом уверял всех, включая покорно слушающую близняшку, что его Куколка только притворяется, а на самом деле...
Король исчез без вести, когда принцу было неполных пять лет. Пропал во время охоты, где был, надо сказать, по своему обыкновению пьян. Поиски ни к чему не привели: ни короля, ни тела.
Три верховных министра, посовещавшись, объявили временное правительство до возвращения короля. Тутти продолжал оставаться наследником.
Ревизия дворца показала серьёзный беспорядок в делах и выявила тайную детскую. Девочку из неё думали отдать было в монастырь, но заколебались: в самом крайнем случае, наследовать могла и она, и тогда убийства принца было бы достаточно, чтобы скинуть его опекунов. Проливать королевскую кровь не решились. (Как и с её отцом. О, да, три министра отлично знали, что случилось с королём — хотя так же, как и все, не представляли, где сейчас его искать).
С девочкой сделали то, что от веку делали с маленькими бастардами: отдали с небольшой "пенсией" в бродячий цирк. Цирку всегда были нужны дети, из взрослых нехорошие акробаты. И не все акробаты переживают своё детство, если говорить честно.
Малыши продолжили жить, как прежде, Тутти и Кукла. Разве что теперь они всё время проводили друг с другом: после того, как исчез отец, мальчик до обморока боялся исчезновения сестры. Принц кидал мячик, и принцесса ловила мячик. Принц ставил кубик на кубик, и Кукла ставила сверху ещё один. Принц слушал урок гувернёра, и принцесса, склонив головку, тоже, казалось, слушала. Даже спали они в одной комнате: Тутти в кровати, а Кукла — в обитой атласным подушками коробке, как настоящая кукла. На кровати девочке было страшно, она начинала плакать, беззвучно кривая ротик и роняя огромные слёзы.
Три министра тряслись над наследником. Его жизнь, его здоровье были залогом их власти. Был призван лучший механик страны. От него потребовали поставить принцу механическое, железное сердце, которое работало бы так же точно, как лучшие часы. Механик развёл руками. Он мог сделать железную руку с пальцами, которые будут шевелиться, и железную ногу с коленом, которое будет так хорошо сгибаться, что безногий с этой ногой сможет танцевать. Но сердца он сделать не мог. Потребовали поменять суставы Кукле, чтобы она стала двигаться, как нормальная девочка, плавно и изящно. Механик заявил, что и лучшие из его кукол двигались точь-в-точь, как принцесса, так что предложить ему нечего. "Дело не в ногах, господа, дело в её голове," добавил он и помянул дурную кровь королевы. А потом добавил что-то, отчего озлившиеся министры приказали поместить его во дворцовый зверинец, якобы за оскорбление королевской семье. О покойной королеве больше не заикался никто и никогда, по крайней мере, при дворе.



Лилит Мазикина

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться