Кукла с редким именем

Размер шрифта: - +

Грамотные люди

 

Он\на ехала в метро.

Он\на жила от метро довольно далеко. С ней\ним была тяжелая ноша. Поэтому ей\ему хотелось не уставать от бессмысленного движения людей вокруг, а просто читать.

Тупые плакаты вокруг вызывали адское раздражение. Он\на решила не испытывать терпение своей покровительницы мольбами о вразумлении рекламных работников, а уткнулась в книгу. В конце концов, чего от них ждать, в этих конторах и так все неграмотные.

 

"...Грамотность по себе не есть просвещение, а только средство к дости­жению его; если же она употреблена бу­дет не на это, а на другое дело, то она вредна. [...] Умственное и нравственное образо­вание может достиг­нуть значительной степени без грамоты; напротив, грамота, без всякого умственного и нравственного образования и при самых негодных примерах, почти всегда доводит до худа. Сделав чело­века грамотным, вы возбудили в нем потребности, коих не удовлетво­ряете ничем, а покидаете его на распутье. 
[...] 
Что вы мне ответите на это, если я вам докажу именными списка­ми, что из числа 500 чел., обучавшихся в 10 лет в девяти сельских учили­щах, 200 человек сделались известными негодяями?"

Владимир Даль, «Заметка о грамотности» (1858)

Ишь чего придумал. О вреде грамотности. Да попробовал бы он... Когда вокруг реклама...  

Тут он\на почувствовала взгляд. Напротив него\нее сидели двое мужчин, разглядывавших е\е с тяжелым интересом. Тяжелым? Почему тяжелым?

Потому что взгляды тяжелые, мысленно укорил\а он\на себя. Хотелось продолжить читать, чтобы узнать, с какого перепугу Владимир Даль составил свое наблюдение. Хотя — крестьяне...

Эти двое были не похожи на пару, как ему показалось сначала. Совсем наоборот, это как же его проглючило-то. Кроме того, у собаки, сидевшей с ними, был очень больной вид.

Вот черт, подумал\а он\на. Все так тяжело. Мир упорно не соответствует.

После удачного стрита он\на возвращалась домой. По дороге удалось успешно перетереть со встреченной гей-парой, очень добрыми людьми, которые всегда ободряли и воодушевляли е\е. Еще бы, даже без операции сейчас очень тяжело найти хоть какую-то нишу в обществе, хоть жизнь и стала безопаснее, но он\на делала это открыто — особым образом одевалась, хотя никогда не могла заставить себя носить юбки в этом обществе, старательно худела, делала прически, изгоняла из речи глупые обороты и матерок, оставшийся от жизни в маленьком северном городе, говорила о себе в женском, таком притягательном роде. Главное было — себе никогда не врать. И мир сразу стал проще, хотя и сильно опаснее. 

Он\на всегда, сколько себя помнила, хотела быть той, кем ее создала Богиня. То есть настоящей женщиной. А в маленьком северном городе это было бы очень печальное дело. Приходилось очень много играть в настоящего мужика.

Ладно, надо отстаивать свои права. Иногда грамотность спасает, вопреки ценному мнению составителя словарей.

Сегодня ей\ему очень кстати сказали — если ты боишься играть, представь, что ты клоун или кукла. Это помогает. Старшему из знакомой гей-пары это помогало еще тогда, когда он получал по шее в тех гребенях, где вырос. Он занялся карате, уехал в столицу, выучился, нашел работу и любовь, и это подтверждало правильность такого подхода — а младший, правда, пока что руководствовался принципом «выдуманным не больно». Ну что же такое, возмутилась он\на. Нет, конечно. Я не выдуманная! Я живая.

Если будет конфликт, сделаю вид, что я — бойцовый клоун типа «питбуль», — подумала он\на, хотя пока не ощущала никакой агрессии. А то.

Один из двоих агрессивных личностей подтолкнул собаку к нему\ней и скорчил рожу.

Все-таки люди — подумала он\на. Пытаются познакомиться по пьяни? - улыбнулась и протянула руку.

Пес заскулил и отпрянул.

… - невнятно прозвучал осколок чужой речи в грохоте вагона — речи настолько чужой, что не сравниться ей ни с одним известным языком. Он\на поняла это сразу. Пахло агрессией.

- О, Геката... - сорвалось с языка. Он\на непроизвольно потрогала щеку. Священный знак еще не успел стереться, и, значит, есть какой-то шанс, что благословение еще не отошло.

Он\на не знала, кто это. Может быть, это опустившиеся бандиты или эти, новые выходцы с Кавказа, которых сейчас принято обвинять во всех смертных грехах - они там все разные, а боятся всех подряд. Или, может быть, это мужики, которые только что откинулись с армии, и тогда придется попотеть, чтобы отбиться. (Тупые животные). Но за те две с половиной минуты, пока пес прятался от нее в дальний угол, а эти двое, не приближаясь, как будто занимали все доступное пространство, из которого нужно было теперь вырываться — за это короткое время, о Госпожа Кладбищ, он\на поняла, что в происходящем таится ужас, которому нет места среди живых, и это было очень-очень страшно (мат-т-ть его, и его, и его — всплыл в памяти тщательно вытесняемый любимый загиб).

Он\на встречала и наркодилеров, и сутенеров, и бандитов — но эти были безопаснее. Он\на заметила, как обмякли и побледнели оба соседа — справа и слева.

Сп-пакойно, подумала он\на. Викка учит нас верить в силу Богини и женщины. Пусть у меня нет женского тела, но есть неиссякаемая женская сила, идущая от самой матери-Земли. Типа того. А если все еще нет — я, мать твою, привычно обойдусь грубой и мужской!..

И поэтому он\на решительно подхватила футляр с саксофоном и шагнула навстречу ужасу.

- Вы чего хотите, ребят? - спросила он\на буднично и совершенно на гопницкий манер. Все-таки куда денешь большой опыт уличной драки. - Че надо-то?

- Мы не хотим, — сказали вроде бы оба, когда говорил один. - Мы ничего никогда не хотим.



Миранда

Отредактировано: 04.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться