Кукла с редким именем

Размер шрифта: - +

Мирон и эльфы

 

Мирон давно задумывался, не стоит ли освоить профессию канатоходца. И теперь он стоял на лесной поляне перед толпой странно одетых людей, собиравшихся поглазеть на выступление.

Канат он припас заранее, притащив его со склада. Раз уж он тут оказался, решив попробовать съездить к незнакомым людям, то пусть будет все основательно. Канат был настоящий, толстый, почти как корабельный. Другое дело, что на колышки его нормально натянуть не получалось — он провисал до земли, и Мирон, решив, что падать с высоты метра не опасно, натянул его между деревьев. Сейчас он думал, как залезет на этот самый канат, так как подставки не припас, а на дерево лезть было неловко... Но зрители начали смеяться, и он понял, что или сразу лезть, или ничего другого.

Первые шаги дались так себе — дерево скрипело, пело, канат вихлялся как змея, и туда-сюда ходить было вообще никак. Но Мирон сжал зубы и попробовал. И тогда все зааплодировали.

Пройдясь туда-сюда и артистично помахав руками, он спрыгнул вниз, упал, встал и отряхнулся. На дерево уже лез другой парень, который был похож на крупного кота — лохматый, ушастый и ловкий. «Чьорт, ролевики-то заигрываются» - подумал Мирон. Сверкая ушами, парень аккуратно встал на ветку, сошел с нее на канат, забалансировал, удержался, покачался и грохнулся со всей силы. Мирон со всей толпой побежал ему на помощь.

- Гиллан! - заорала какая-то девушка с той стороны поляны. - Ты живооооой?

Он с удивлением узнал Мирей.

- Я нормальный — уныло ответил ушибленный Гиллан, не вставая. - Чувак, ты меня к медикам успеешь допереть?

Палатка медиков была на краю полигона. Мирон, сияя кольцами на дредах, легко нес ушибленного через весь строяк, вполне по игре изображая доброго уличного артиста. Ушибленный вздыхал. Их подстрекательница уже объявилась и шла за ними, перекидывая из руки в руку короткий меч — резиновый, что ли? - длиной с пол-руки.

В медицинской палатке, как и в мастерятнике, никого не было. Только на отшибе стояла палатка Мирей, в которую она немедленно сунулась за аптечкой. Из палатки вылезли два ребенка ростом по колено, сопровождаемые сердитым парнем, который отряхнулся, сказал «дежурство отбыл, разрешите удалиться» и пошел обратно в лес.

- Это мои дети — сказала Мирей с некоторым вызовом и очень настороженно посмотрела на Мирона. Мирон удивился, чего это она напрягается. - Марек и Борик. Я с ними еще на игры не ездила.

- Круто! - обрадовался Мирон.

- Рей, он не цивил, он умный — сказал Гиллан, салясь на камень. - Он не будет тебе морали читать про детей на полигоне. А ты вообще откуда такой прикольный, с необитаемого острова?

- Я там прошлой зимой был — сообщил Мирон. - Я Мирон, она меня знает. Ом нама шивайя. - и подмигнул ближнему к нему ребенку.

- Я Гил.

- А я — вообще я! - сказала Мирей. И расслабилась.

Она начала упрашивать Гила снять штаны, а Мирон в очередной раз удивился, до чего некоторые люди тут отличаются от прочих. Если не считать непонятной заминки про детей, то за весь день на этой игре — ни напряга, ни наезда друг на друга... Прямо отдохнул. Не то что эти, солнечные.

Игра была по Толкиену, проходила под Тулой, и палатки стояли на берегу бывшего карьера, который давно превратился в озеро. Комаров под высокой горкой было огромное количество. Эльфы-телери гордо плавали на надувной лодке, распевая веселую песню со множеством непонятных ему слов. Мирон не читал книжку, по которой играли, и не вкурил сюжет, но его это совершенно не волновало - между костров, тропинок, палаток и выгородок он двигался, как рыба в воде, каким-то шестым чувством понимая, что сейчас он выйдет туда, где его напоят и накормят. Когда вокруг расслабляющая атмосфера, нападает волчий голод и желание общаться. И, действительно, стоило пожонглировать пару минут под навесом кабака, как его действительно накормили.

 

- У вас всегда так спокойно? - осведомился Мирон, поедая «доширак» под сенью синего тента, установленного «по-горному». - Тогда мне надо все это прочитать и к вам на игры дальше ездить.

- Не всегда — проворчал Гил.

- Но в целом — да... - сказала Мирей. - Я тут вообще живу. Гила напрягают реконструкторы, там, и еще разные другие вещи. Бывают же внутриигровые идиоты, дурацкие мастера и тупые бронемишки. А, главное, бывает игра. Она меня радует. Пошли в Альквалондэ.

И они пошли в Альквалондэ, еще не сгоревшее, и поучаствовали в великолепных препирательствах нолдор с тэлери, и после этого началась драка, а когда она началась, Мирона быстро убили, потому что он отказался из-за пацифизма брать оружие, но метко и не по правилам пулялся еловыми шишками в нолдор. Поэтому Мирей и Гил быстренько отдали ему на хранение детей и побежали сражаться.

Марика с Бориком Мирон с одобрения их мамы повел в трактир и там развлекал их полдня, зарабатывая жонглированием и рассказыванием сказок. Поэтому в трактире собралась толпа, которая бесконечно спрашивала, как зовут детей, как кидать три шишки вместе, как ловить за ручку жестяные кружки и, главное, как ходить по канату.

Когда пришли оба воителя, Марек с братом уже спали. Так что Мирон натянул канат еще раз и попробовал пройтись. Хромающий Гил тоже хотел бы, но, понятное дело, обломался.

По полигону игры ходил какой-то человек в пиджаке, дико выглядевшем на фоне эльфийских одеяний, и белой повязке на голове, означавшей, что его тут нет. Он всех фотографировал.

 

К середине второго дня Мирон почувствовал, что ему пора. Он уже запомнил почти всех персонажей и понял, зачем нолдор прутся через льды, но тут пришли орки, и все начали друг друга убивать. Мирону стало неуютно, и он заявил протест.

- Неуютно — это когда местные приходят — пробурчал Гил, но он тоже собирался. Завтра с утра ему нужно было на смену. Судя по тому, как народ сворачивал палатки, большинство собралось доиграть, взять рюкзак и поехать домой, только все-таки сначала доиграть. Мирон отошел на обочину и увидел, как кто-то рыдал в палатках Альквалондэ — может быть, их ушибло переживаниями эльфов из сожженного города. Вокруг собрался круг утешающих.     



Миранда

Отредактировано: 04.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться