Кукла с редким именем

Размер шрифта: - +

Маугли сдает экзамен

Ну, что же вы, выходите, - сказал Репьев и постучал ручкой по столу.

Комиссия сделала вид, что ужасно заинтересована. Но молодой человек вместо того, чтобы выпрямиться, как на табуретке, и дисциплинированно рассказать кусочек из Киплинга, просто сел на пол и обхватил колени руками.

"Интересное дело" - подумал Репьев, но промолчал. Если юноша хочет набрать побольше очков, пусть хоть попробует. Пластика у него вроде бы вполне подходящая...

- Зачем вы это делаете? - окликнула его Мадам.

- Надо - напряженно отозвался он. - Я сейчас.

Так, минус балл, решил Репьев.

 

Так, глядя в пространство и сделав соответствующее лицо, тут уже читали многие, а смотреть нужно в зал, смотреть нужно на зрителя... ну, ну, еще ну... О господи, еще один интроверт. Спасибо, не картавый. Чувств много, выражать не умеет, пластика — наверняка хреновая, мало ли как человек привык сидеть, опыта - два класса школьного театрика. Расплачется потом у подружки в подъезде, как маленький. Ну что, ждем...

Но молодой человек, кажется, не демонстрировал уход от себя и не пялился в пространство. Он выглядел отрешенным, и в его позе было что-то, от чего Репьев не смог отвести взгляд. А парень не отводил взгляда от него. Господи, что такого интересного в моих руках и ручке?.. Почти против воли взгляд преподавателя устремился в ту же точку, и шелест дождя стал почти ощутимым. Репьев раздраженно оглянулся, но окно было закрыто. В него должна была стучаться ветка каштана, зачем-то подумал Репьев. 

- Маугли учит человеческие вещи говорить - сказал молодой человек и сглотнул. Наверное, ему было страшно.

- Продолжайте - успокаивающе сказал Репьев. Он незаметно толкнул Мадам под столом, и она еще сильнее склонилась над бумагой, вырисовывая там какие-то круги.

 

- Маугли говорит им - ведите себя прилично.

"Прилично" прозвучало очень неплохо. Ага, давай, открывай рот... Вздрогнул Локтев, почти заснувший, и прислушался. Молодец, коллега, работать надо на экзамене. Молодец. а ты давай, давай, пока тебя не прервали.

О, так, а теперь он нас всех наконец заметил, не только меня. Мог бы и с самого начала, мы, вообще-то, не нарисованные.

- Вот вода. Вот кувшин, - продолжал парень. - Ты, кувшин, иди по воду, а ты, скамейка, не лезь под ноги. Я встану на скамейку, подниму кувшин, полью цветы.

Нетипичное что-то, особенно текст. Да, подумал Репьев, с пантомимой тут более-менее нормально. Может быть, он не такой уж и …

Парень принял смущенную позу и неожиданно зарделся, как девушка, самым настоящим румянцем. Ого...

- Жена у Маугли еще совсем молодая, и у них есть ребенок. Маугли отлично понимает ребенка, только все норовит закинуть его за спину, придерживая зубами за руку. - Парень очень удачно изобразил, как. - Ребенок начинает орать, и жена выскакивает из дома и дергает Маугли за косички, а юный отец улыбается и мотает головой.

Дикция его становилась все более четкой, дыхание выправилось. По залу пошло эхо.

- Уже три года как они живут в этом доме среди джунглей, там, где никто не собирается их выкуривать во имя Ее величества. Местный сахиб, любитель собирать коллекции, при встрече кивает им и приподнимает большую шляпу. Маугли спит не дома, а в развилке большого дерева. под деревом спит стая - пять волков и один тигренок. 

Мадам улыбнулась и подняла голову от исчерканного листка.

- Дело в том, что Маугли снится английской королеве, которая очень беспокоится за судьбу своих внучек, готовых вот-вот родиться — парень вышел на диагональ, сделал несколько шагов и замер. На лице его появилось доверительное выражение - как будто он рассказывал что-то по секрету одному-единственному человеку на свете. Пластика. хм... Выражение лица хорошее... - Вернее, о судьбе внука и внучки - повел рукой парень. - Для того, чтобы ей присниться, надо хорошо отдохнуть в одиночестве. - претендент улыбнулся Мадам, но как бы и не ей. - И вот, когда Ее величеству не спится, она берет большой том Киплинга и читает его себе вслух.

И тогда на нее нисходит мир и покой, и Ее величество погружается временно в просторы медитации, хотя и не знает об этом. А, может быть, и знает: она же все-таки королева!

Царственная поза сменилась абсолютно раскованной. Молодой человек продолжал, жестикулируя и зачем-то опять сев на корточки:

- Все это придумал большой, старый, исхудавший до состояния скелета йогин, живущий в двухкомнатной квартире в дебрях бывшего Советского союза.

Локтев подавил смех.

- Когда он занемог — продолжил поступающий, обводя горящими глазами всех присутствующих - он пустился в путь, дабы найти пристойное место для смерти, перевалил через горы, прошел Афганистан поперек - здоровье еще позволяло - и пятьдесят лет назад его приютили, как дряхлого участника гражданской войны с басмачами, и дали квартиру, за которую он не платит по сей день. - Волосы его быстро растрепались, и лицо приняло несколько безумное выражение.

- Его великая цель - не дать Индии развалиться. Для этого надо поддерживать мистическую связь — тут он растянул между ладонями воображаемую резинку, - между Киплингом, английской королевой и всеми выросшими детьми бывшего Советского союза. И их детьми, ибо мультик про Маугли живуч, как никто.

Светлана Андреевна неодобрительно покачала головой. Не надо тут примазываться.

- В течение Кали-Юги — тут парень вошел в раж, как проповедник, встал и начал текуче двигаться от края к центру — в течение Кали-Юги и еще немножко этот йогин просто необходим. Значит, нирвана далека, и во исполнение долга придется жить вечно. Но в этом лотосе цели, как еще один лотос, скрыта еще более великая цель: лохматый невоспитанный Маугли тоже будет жить вечно. И даже, страшно подумать - счастливо. Когда старый йогин думает об этом, он улыбается.



Миранда

Отредактировано: 04.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться