Кукла Советника

Часть вторая

28

 

- Лежи, - прошептала я Угольку, выбираясь из-под обнимавшей меня лапы. – Я ненадолго.

Пантера зевнула и смежила веки, только хвостом дернула. Замирая и прислушиваясь к каждому шороху за ширмой, я прокралась к приоткрытому окну. От осенних дождей рама разбухла, и, чтобы захлопнуть ее, требовалось мужская рука. Как, впрочем, и для того, чтобы открыть – мне пришлось давить на нее пол вечера, пока Тимар был в ванной. Конечно, я могла бы ее выбить, но это была бы совсем другая история, с отсутствием карманных денег и дополнительными уроками.

Цепко хватаясь пальцами за каменную кладку, я выбралась через окно и пошла вдоль карниза. Сырой ветер раздувал мою пижаму как парус, бросал в лицо мокрые листья. Откуда они взялись на такой высоте?

На галерее сверху затопали тяжелые сапоги, запахло горящим маслом факелов. Я замерла, прижавшись к стене. Стража не заметит еще одну тень, а вот движущийся объект сначала прошьет арбалетом, и только потом посмотрит, что это было. Добравшись до торца, я облегченно вздохнула – полпути пройдено. По-обезьяньи, на радость Роху, обняла руками и ногами водосточный желоб, сползла этажом ниже и забарабанила в ставню костяшками пальцев.

Алан открыл сразу – кажется, он даже не ложился.

- С ума сошла! – прошипел он, хватая меня за плечи и втаскивая в комнату. – Ты по стене лезла?

- Ага, - выбивая зубами дробь, я завернулась в предложенное одеяло. – Чем так странно пахнет?

Алан принюхался.

- Не чувствую ничего, а что?

- Кислятина какая-то. Фу! Как от стариков… - Я прошла каморку по периметру, обнюхивая углы, Алан, оседлав стул, насмешливо следил за мной.

- Это из очага! – вынесла вердикт я.

- Ты про торф, что ли? – пожал плечами Алан. – Так я привык. Нам, бастардам, персиковые поленья не выдают.

- Я Тимару скажу, - попрыгала на месте я, согревая озябшие ноги. – Где моя одежда?

Алан кивнул на сверток, лежащий на узкой кровати.

- О каком сюрпризе ты говорила, Лаура?

- Если расскажу, он перестанет быть сюрпризом, - проворчала я, воюя с завязками. Шерстяные гетры! Боги, какое это счастье! – Отвернись, - показала я Алану язык.

Юноша демонстративно закрыл глаза, прикрыл их ладонью размером с две моих, опустил голову и отвернулся.

- Тимар ведь не знает, что ты здесь?

- Конечно, нет!

- А если проснется?

- Не проснется, я ему снотворного в чиар налила.

- Думаешь, он не догадается утром?

- Нет, конечно, - самодовольно улыбнулась я, надевая теплый свитер. – Я же всего пять капель дала, просто, чтобы крепче спал. Похмелья не будет. Можешь поворачиваться.

- Я так понимаю, сюрприз находится не в замке, - засунул руки в карманы штанов Алан, разглядывая мою одежду – плотные брюки, сапоги до колен, кашемировый свитер, плащ на сгибе руки.

- Больше скажу, - таинственно подняла я палец. – Он в Эйльре!

Брови Алана поднялись смешным домиком на высоком лбу.

- Ты шутишь? До Эйльры двадцать пять лиг!

Я ткнула оруженосца указательным пальцем в грудь.

- Не спорь со мной! Одевайся! Ночи сейчас длинные, к утру вернемся.

- И будем на тренировке как сонные мухи. Рох с нас три шкуры спустит, - притворно заныл Алан, меняя тонкую льняную рубашку на плотную стеганую.

Пламя очага заплясало на его коже, высвечивая рельефные мышцы груди. За три года Алан из мальчика превратился в молодого мужчину – моя макушка даже до плеча ему теперь не доставала, растеряв детскую припухлость, оформились черты лица, а за колючую щетину на щеках я звала его то ежом, то дикобразом – в зависимости, побрился ли он утром.

- Я готов, - Алан снял плащ с крючка над дверью.

- Надень перчатки, - посоветовала я. – Нам через стену придется лезть.

Что мне нравилось в Алане – он практически не задавал ненужных вопросов, готовый беспрекословно следовать за мной хоть в Эйльру, хоть к Темным на рога. Думаю, он даже в Лес бы пошел, реши я устроить туда вылазку. Только вздохнул бы и спросил, а хорошо ли я подумала.

С того дня, как Рох взял Алана в ученики, мы стали проводить вместе по пол дня, потом больше – когда Тим узнал, как легко ему даются языки, и, для стимула, посадил юношу за книги рядом со мной, наше земляничное приятельство превратилось дружбу. Тимар забрал Алана у Динаса и сделал своим… моим… Ну я не знаю, помощником, наверное. Сопровождающим, вот верное слово. Наверное, Тим думал, что благоразумный Алан сможет меня удержать от проделок. Ага, щаз-з. У нас с Галией война шла, и сдаваться я не собиралась.

Рыжая меня ненавидела, за что, правда - ума не приложу. Ну в самом деле, не из-за того же, что несколько лет назад Его Сиятельство отнес меня к магу, когда я надорвалась, выплескивая флер! Или за те короткие вызовы в его кабинет, где господин проверял, чему я научилась! Я бы решила, что за смешанную кровь - но Галия сама полукровка, пусть об этом никто и не знает…

Сначала были просто насмешки, колкости, злые шутки. Потом я научилась хамить в ответ – и получила пощечину, такую, что искры из глаз полетели. Тиму я жаловаться не стала, соврала, что ударилась на тренировке, и, взломав двери в гардеробную рыжей, поперчила ее белье. Особенно тщательно – плотные бриджи, которые она надевала под амазонку.  А у самой амазонки отпорола юбку, так, чтобы на честном слове и двух нитках держалась. Ой, что было… Я, когда в окно заглянула, чуть с карниза от смеха не свалилась – даже после порки мой зад таким красным не бывал.

Спустя три недели я чуть не свернула себе шею, когда Ворона вдруг стала неуправляемой и понесла, а во время галопа лопнула подпруга. Как правильно падать было первым, чему научил меня Рох, и только поэтому я отделалась вывихом запястья, разбитым лицом и синяком во весь бок. Алан испугался куда больше – заикающийся парень долго оттирал мне кровь со щек своей рубашкой и ругал себя за то, что согласился сбежать на прогулку вместо уроков.



Елена Литвиненко

Отредактировано: 30.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться