Куклы

Куклы

В тот день люди не вернулись домой.

 

Утром все было как обычно. Машенька куксилась, не хотела в садик, пока ее одевали в цветастое платьишко. Папа смешно прыгал из кухни в прихожую, держа в одной руке чашку кофе, а второй завязывал галстук – опаздывал. Затем мама прихорашивалась перед зеркалом, пока малышка выбирала игрушку – выбрала старого Потапа Потапыча. Когда, наконец, за всеми щелкнул замок, кот Степка растянулся на хозяйской кровати и захрапел, как сотня грузчиков. В общем, все было как обычно. Никто не думал, что люди не вернутся.

До вечера куклы занимались своими делами. Дюймовочка, старая пластмассовая кукла с пластмассовыми волосами, перед зеркалом фломастером подкрашивала стершийся глаз. Барби мерила наряды. Плюшевый Человек-паук играл в шахматы с заводным Пиратом. Резиновая Мама Утка в сотый раз пересчитывала трех утят, третий утенок в сотый раз куда-то запропадывал. Мячик дремал в углу, рядом с Самосвалом. Ближе к вечеру все приготовились к приходу людей, но они не пришли…

Куклы собрались в прихожей. Прислушались. Но в подъезде было непривычно тихо, только старуха снизу изредка подходила к двери и спрашивала: «Васенька, это ты?»

Наконец, куклы устали ждать.

- Посмотрим телевизор? – предложила Барби.

Но там по всем каналам шли одинаковые скучные боевики.

Некоторое время куклы сидели в тишине. Пришел Степка, терся мохнатыми щеками, мурлыкал.

 

Неожиданно на улице грохнуло. Куклы задрали головы, но из окна детской ничего видно не было. И не должно – оно выходило во двор.

- Салют? – удивились все.

- Конечно же, салют! – захлопала в ладоши Барби. – Вот почему нет людей! Они на празднике!

- Странный какой-то праздник, - проворчала Мама Утка, на всякий случай пряча под крыльями утят. – Машенька оставила свою ленту. Папа ушел в старом пиджаке, а про маму вообще молчу.

- Это внезапный праздник, - обиделась Барби. – Жаль, что не видно! Может, что видно из окна родительской комнаты?

 

Все дружно пошли в родительскую комнату. Там у стены стоял большой шкаф, а в нем жила фарфоровая Балерина, старая-престарая статуэтка и такая красивая, что дух захватывало.

- Уважаемая! – обратилась к ней Дюймочока. – Вам что-нибудь видно из окна?

Балерина изящно поклонилась гостям.

- Только красные вспышки.

- Это похоже на салют?

- Нет, просто много красных вспышек. Там, вдалеке.

- Какой хороший праздник! – вздохнула Барби, жалея, что взяли не ее, а старика Потапыча.

 

Но люди не пришли и на следующий день.

В подъезде было все так же тихо, только старуха снизу изредка спрашивала дверь: «Васенька, это ты?»

 

На третий день Степка разорался так, что уши заложило. Куклы сообща кое-как открыли холодильник, скинули немного колбасы. Кот сожрал ее вместе с оберткой.

За окном снова вспыхнул праздник, но ему уже никто не радовался. По телевизору по-прежнему по всем каналам показывали скучные боевики.

 

На четвертый день по телевизору уже ничего не показывали. «Сломался», - решили куклы.

 

На пятый день за окном опять был салют. Но в этот раз Дюймовочка твердо сказала:

- Что-то не так! Люди давно должны были вернуться. Они не могли уйти на несколько дней без вещей, не могли вот так оставить Степку. Надо забраться на подоконник и посмотреть что происходит.

Все с ней согласились.

На кухне окно выходило туда же, куда и в детской – во двор. Зато там был высокий стул. Его куклы сообща пододвинули к подоконнику, забрались, но ничего интересного не увидели – только пустой двор. В родительской стула нет, а кресло не удалось сдвинуть ни на миллиметр!

- Подбросьте меня на Мячике! – скомандовала Дюймовочка. Будучи ветераном детских игр, она ничего не боялась.

Где-то с пятой попытки, ей удалось попасть на подоконник. Кукла прильнула к стеклу и долго и смотрела вниз.

Ей сперва кричали, но она не слышала. Потом долго молчали, Дюймовочка не шевелилась.

Наконец, она спрыгнула на пол и сказала:

- Никакой это не праздник…

 

- Нам надо открыть окно или дверь, чтобы Степка мог выбраться, - прервала Дюймовочка тяжелое молчание.

- Люди вернуться, - всхлипнула Барби.

- Если бы они могли, они бы давно вернулись. Или предлагаешь Степке тут сдохнуть? – Дюймовочка топнула крохотной пластмассовой ножкой. Выглядело это очень смешно, но никто не рассмеялся.

- Почему сразу сдохнуть? – скуксилась Барби. – В холодильнике полно еды!

- Но однажды она закончится! – закричала Дюймовочка. – А кто пойдет в магазин? Ты? Я?!

На этом разговор закончили. Потому что, действительно, в магазин идти некому, и не известно, работают ли эти магазины вообще.

От идеи открыть окно пришлось отказаться почти сразу же. Во-первых, Степка мог разбиться – как-никак на последнем этаже жили. Во-вторых, как вообще отрывать такую махину? А дверной замок не так уж и далеко. Особенно, если стул с кухни притащить.

 

Вдруг!

- Васенька это ты?

- Я, бабуль, я! – ответил старухе весьма бодрый голос.

- Это люди! – защебетала Барби. – Я же говорила, что люди вернуться!

На нее тут же зашикали:

- Тише ты! Никакой это не Васенька…

Куклы притаились.

Дверь снизу скрипнула.

- А где Васенька? – спросила старуха, и тут же раздалось несколько хлопоков.

Куклы дрогнули.

- Это что? Это что? – окончательно испугалась Барби и спряталась за Человеком-пауком.



Мариэтта Роз

Отредактировано: 05.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться