Куклы зазеркалья

Глава 6

Серая, старая хрущевка была почти не видна из-за стены дождя. В машине было тепло и не хотелось выходить, зонта не было. Да и смысла не было в нем, до подъездного козырька не далеко.

Идти не хотелось. Это дело стало для него слишком… Что слишком? Непонятно даже ему самому.

Подъехала еще одна машина. Подождав немного, открыл дверцу и, захлопнув, быстренько добежал до козырька, тренькнула сигнализация. В здание они вошли вместе Вовой.

- Здорово! Ну и погодка!

- И тебе здорово жить и не тужить. Чему ты удивляешься? По-моему такая погода уже неделю держится.

- Не бухти и так тошно.

- Ага.

- Чего мрачный? Можно подумать в первый раз.

- Не в первый. Какая квартира?

- Двадцать третья. Это на третьем этаже. Зовут женщину Тамара Львовна.

- Понятно.

Побитая плитка, в углах паутина, стены окрашены, почему то на всех этажах в разные оттенки зеленого, где-то посветлее где-то потемнее.

 - Как в дурдоме. И почему считается, что зеленый цвет больше подходит для окраски общественных зданий? Что школы, что больницы….

- Без понятия.

Нужная им дверь, в отличие от соседних, не была современной железной и выделялась. Из-под старого дерматина, местами порезанного или истертого от времени, выглядывал желтый поролон. Не сравнить  с новыми, глянцевыми, отливающими серебряным тусклым светом. Кнопка звонка продавлена. На звучные трели открыли сразу же, будто ждали под порогом.

- Здравствуйте.

- Здравствуйте.

- Тамара Львовна?

- Да, проходите.

Женщина лет пятидесяти попыталась посторониться в узком коридорчике, чтобы они прошли, но это было подобно цирковому трюку, поэтому оставив это, прошла в комнату.

- Я ждала вас. Хотя, если честно, до сих пор не могу поверить.

- Мы все понимаем, Тамара Львовна. Но вам все равно нужно будет посмотреть фотографии. И ответить на вопросы.

- Да, конечно.

Они присели на диванчик. Поправив подол ситцевого домашнего халата, она сложила ладони на коленях и подняла на них несчастные глаза.

- Когда вы обратились в милицию о пропаже дочери?

- На следующий же день. Но его сразу не приняли, через три дня. Может это не она?

- Может быть. Но нужно убедиться.

Пальцы на голубой ткани в сиреневый цветочек сжались в замок.

- Успокоительного может быть, выпьете?

- Нет-нет. Я уже до вашего прихода выпила таблетки. Хочу поскорее убедиться. И все….

- Хорошо.

Из кожаного потрепанного портфеля были извлечены фотографии, разложены на небольшом журнальном столике. Женщина достала очки из футляра, протерла их платочком и медленно одела. Невозможно было смотреть как, осторожно прикасаясь только кончиками пальцев, она пододвигает снимки к себе, вглядывается с затаенной надеждой.

Он отвел глаза и посмотрел на сослуживца. Тот лишь терпеливо и вежливо ждал. «Черт! Осталось только сесть рядом с ней и зарыдать, как в мексиканском сериале. Это ничем не поможет». Обвел взглядом комнату, гостиная и спальня в одном флаконе, раскладной диван. Новыми из мебели были только диван с креслом, да телевизор. Старый сервант, за мутным стеклом виднелась посуда еще советского производства, в ряд выставленные рюмки, разных размеров и форм, бокалы для шампанского и вина. На следующей полке чайные чашки, блюдца, конфетница в которой лежали какие-то бумаги, на нижней полке салатник и стопка тарелок опять же с бумагами.

Общий вид комнаты был опрятный, чувствовались теплота и уют. На диване и креслах вязаные салфеточки. Обои в милый цветочек, на полу палас. В его квартире все ковры и паласы были давно убраны и свалены невразумительной кучкой на закрытой лоджии, которая служила кладовкой, некогда было их пылесосить.

- Да, это Риточка…, - женщина медленно втянула воздух, - Я… Может, чаю хотите?

- Не откажемся. Тамара Львовна, может мы, пока вы чаю наливаете, ее комнату осмотрим?

- Хорошо.

Они кивнули одновременно и разошлись с хозяйкой в разные стороны  от стола.



Алиса Лойст

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться