Куклы зазеркалья

Глава 23

Дверь давно уже захлопнулась, но у меня в голове все еще гудели отголоски скрежета железных листов по бетонному полу.

Возвращаться в это истерзанное тело не хотелось. Пока жива, это хорошо. Лицо вроде не сильно задето, только в челюсть один раз попало. Зато руки и ноги… Мама, дорогая! Во время успела свернуться калачиком.

Рядом с кроватью мне оставили бутылку воды и половинку батона. При виде него, завернутого в полиэтиленовый пакет, опять затошнило. Чуть привстать с кровати получилось не сразу. Полторашка с водой была холодной, и я приложила ее к челюсти – хоть какое-то облегчение. Потом немного обмыла лицо, руки и шею. Заплакала, но от рыданий заболело в боку. Попыталась лечь поудобнее, но тщетно. В какое-нибудь место обязательно впивалась пружина.

Что он там говорил? Мы вместе выберем девушку, чтобы мне узреть перевоплощение своими глазами и все понять…. На душе стало еще гаже.

Это я значит своими же руками, сюда человека запихну? Или не руками, но это не важно. Можно, конечно, увидеть в этом и хорошую сторону при желании. Например, справиться вдвоем с психом будет легче. Остается только надеяться, что она окажется не какой-нибудь гламурной истеричкой.

«Господи, пошли мне надежду. Не в смысле девушки с именем Надежда, а такую, чтобы дала надежду на спасение. Да, вдвоем будет легче…. Я смогу, я смогу…».

Под шелест этих мыслей в голове я и заснула.

 

 

Глаза резко открылись, когда до моего слуха дошло шуршание под дверью. Села на кровати и прижалась спиной к стене. Так казалось, что сзади есть какая-то защита. Внутри поднялась волна адреналина, хотелось куда-нибудь бежать, забиться в любую возможную щелку…

Нет. Надо успокоиться. В голове как будто нажали кнопку магнитофона, и заиграла «Агата Кристи», я тихонько шевелила губами:

- «Да я люблю. Да я люблю.

  Об этом песни я пою.

  И петь не надо о другом:

  Мы о другом споем потом.

  А я люблю, а я люблю.

  И удержаться не могу.

  Я оптимист, я оптимист…».[1]

Он захлопнул дверь и подошел ко мне, поэтому пришлось прерваться и напевать только мысленно. В руках был небольшой ноутбук.

- Привет.

- Привет.

- Как ты себя чувствуешь?

«Я чувствовала бы себя замечательно, если бы ты издох».

- Нормально.

- Я решил не откладывать все в долгий ящик. На сайте уже присмотрел нескольких девушек. Тебе нужно только помочь выбрать.

Я кивнула. Дима присел рядом. Может и не Дима? Все возможно.

- А по каким… М-м-м… критериям ты выбираешь девушек?

- О, ну тут многое имеет значение. Главное во внешности – это волосы. Музыкальные вкусы. Что она читает, чем увлекается. Как ведет переписку….

- То есть, образована или нет, тоже имеет значение?

- Да.

- Но у меня, например, нет почти никакого образования…. И особо начитанной меня не назовешь.

Он довольно улыбнулся. Видимо радовался, что я интересуюсь такими вещами. Придурок.

- Ты особый случай, я же говорил.

- Хм….

«Оказывается, к маньяку не так-то просто попасть. Резюме нужно, будто ты в какую-нибудь серьезную фирму устраиваешься. Собеседование пройти…. Твою мать! Я смогу, я смогу, я переживу…».

Тут под нос мне подсунули ноутбук. И так… в переписке с ним состоят около пяти девушек. Вот дуры! Прости, Господи.

- Обрати особое внимание на Марину и Ольгу. Я хочу выбрать одну из них.

Голос не слушался, поэтому просто кивнула. Пальцы на правой руке были немного опухшие, еще не пришли в норму, пришлось долго возиться с сенсорным экраном. «Черт! Ольга… О-хо-хо… нет молода. Сколько ей? Восемнадцать. Какая-то попса, пафосные авторы, пишущие ерунду. Сомневаюсь, что она их читала. С чего он ее выделил? … А ты прям себя старухой считаешь? Хотя, после всего и вправду чувствую себя как древняя старушенция. Я не знаю. Я не могу…. Марина. Двадцать лет. Из прочитанного – неплохой списочек…. Я не могу этого сделать, просто не могу!».

Рука замерла.

- Ну? Что ты думаешь?

- Марина.

- Я так и знал! Мы с тобой думаем одинаково, - «не дай Бог, чтобы мы думали одинаково», - ты просто чудо! Все. Жди, через день-два у тебя начнется совсем другая жизнь. И у меня тоже.

И я ждала. Прокручивая в голове песни. Читая, даже иногда вслух, стихи. Временами проваливалась в сон.



Алиса Лойст

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться