Куклы зазеркалья

Размер шрифта: - +

Глава 25

Телефонный звонок застал его за изучением сводок по «потеряшкам». Глаз только-только зацепился за что-то стоящее и интересное, как зазвонил стационарный телефон – затарахтел механическим, режущим звонком.

- Да! Слушаю вас?

На том конце провода послышалось невнятное бормотание, из-за какого-то постороннего стрекота было почти ничего не слышно.

- Извините, но я вас не слышу.

И кинул трубку, она жалобно звякнула, упав сверху на дужки.

- Черт знает что!

Ну, где же оно, только что было перед глазами.

И опять отвлек звонок.

Но теперь уже мобильный вибрировал в заднем кармане джинсов.

- Да!

Взгляд все не отрывался от листков и через стройный ряд мыслей до него не сразу донесся голос – тихий, вежливый и немного смущенный, но за этим чувствовался серьезный настрой.

- Глеб Николаевич Изотов?

- Да, он самый.

- Здравствуйте.

- И вам здравствуйте. Слушаю вас внимательно.

- Вам звонит мама Марины Изместьевой. Меня зовут Лидия Ивановна.

- Очень приятно. Что-то случилось?

- Я не уверена правильно ли поступаю и не беспокоюсь ли зря….

- Говорите, ничего зря не бывает.

В этот момент он, почему то подумал, что стеснительная Лидия Ивановна переполошилась из-за шастанья ее дочери по ночам или интереса чада ни к тем сайтам.

Хотя о чем говорить, родители сейчас совершенно не знают, чем занимаются их дети. На место умеренному раздражению пришла настороженность. Где-то внутри тоненький коготок тихонечко начал царапать.

- Понимаете, позавчера Марина не вернулась домой. Мы сначала не очень забеспокоились. Сами понимаете с Маргаритой такое несчастье. И это не в первый раз, когда она не ночует дома…

- Так, продолжайте.

- И вот. Но в первый раз она не предупредила, что не приедет. Вчера от нее тоже не было никаких известий. Сегодня я не выдержала и обзвонила с утра всех, кто был записан в ее телефонной книге. У нее осталась старая.

Женщина очень волновалась и, даже не видя ее, Глеб был уверен, что она стоит и наматывает на палец провод древнего, по современным меркам телефонного аппарата. Он слышал шевеление и поскрипывание о пластмассу.

- Но никто из однокурсников не видел ее с позавчера, как и мы. У подруг тоже нет. Я не знаю, что делать. Младший сын залез в ее компьютер. Марина этого терпеть не может, но тут уж нет никаких сил моих…

- И что? – поторопил он ее. Хотя уже предчувствовал, что услышит в ответ и все холодело внутри.

- На сайте знакомств мы прочли ее переписку с каким-то молодым человеком. Очень странным на мой взгляд.

- Почему?

- Он… как бы это правильнее выразиться? Слишком навязчив. Вот. Как раз на позавчерашний вечер у них было назначено свидание.

- Где?

- В кафе «Мельница» на Солнечной 25. Странный выбор, на окраине. Я не могу избавиться от плохого предчувствия, Глеб Николаевич. Марина последние дни ходила как отрешенная, не отвечала ни на какие вопросы. И все свободное время проводила за компьютером на этом сайте. Это уже Мишка за ней подглядывал, говорит, будто искала там кого-то. Я не понимаю, что происходит. В ящике нашла вашу визитку, вспомнила, что вы занимаетесь делом Маргариты. Маринино исчезновение может быть с этим связано?

- Возможно, Лидия Ивановна, очень возможно. Вы сегодня дома будете?

- Да. Не думаю, что надолго буду отлучаться.

- Я заеду к вам через пару часов.

- Хорошо. Буду ждать.

На том конце положили трубку, а он все сидел, держа свою. «Как же так? Ты все проморгал. Твою мать!». Всего несколько дней или больше? Они пролетели, как минуты, нет даже секунды для него – оказались роковыми. Холодная пустыня разрасталась изнутри и уже покрыла всю комнату. Перед глазами были бумаги, но Глеб их не видел.

За дверьми послышался топот, знакомое сопение. Вова, как всегда недовольный погодой, жизнью, правда умеренно, пробирался на рабочее место. В этой стабильной, каждодневной процедуре была такая умиротворенность и простота, что холодный панцирь, покрывший его, лопнул. Как будто до этого задерживал дыхание и сделал, наконец, первый вдох.

- Здорово, ударникам труда!

- Здорово!

- Чего мрачный такой? Премии лишили?

- Нет, пока. Сгоняй на Солнечную 25, кафе «Мельница».

- И что там, в кафе «Мельница»? Наш маньяк шоу устроил?

- Почти угадал.

- Да ладно.

- Сейчас мне позвонила мать Марины Изместьевой, это…

- Я помню, подруга Блондинки – последней жертвы. Она еще узнала Яну Сычеву. И?



Алиса Лойст

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться