Куклы зазеркалья

Глава 34

Хоть мы и не договаривались, но Марина среагировала моментально и верно, когда я появилась в дверях с безумным видом и ведром наперевес. Дима только и успел, что вскинуть голову, на этот звук, ее зубы уже впились в его руку. Она всем телом повисла на нем, прикладывая последние силы, что остались, давая мне сделать последний решительный шаг.

Раз и еще раз! ...

И потом, похоже, что еще… Кажется, чья-то рука легла на плечо, останавливая.

- Хватит, Лера! Хватит!

Вроде она шептала, но нет, оказывается, орала прямо в ухо. В глазах страх.

- Хватит, пойдем от сюда… быстрее.

- Иди. Я сейчас. Сверни налево от двери.

- Хорошо, сверну, но только вместе с тобой…

- Я сказала, иди!

- Нет.

- Иди!

И оттолкнула ее.

Конечно, она не понимала, я не могла объяснить, но послушно повернулась и, придерживаясь за стенку, вышла.

Так, комната была достаточно большой. Что же я хотела сделать? Стеллаж с какими-то банками и канистрами. На них написано такими большими буквами красными: «ОГНЕОПАСНО». То, что нужно! Открыть некоторые было тяжело, пришлось пожертвовать остатками ногтей. Но я открыла и разлила часть из них по комнате.

Потом нагнулась над худосочным, скрюченным телом. Сейчас он не выглядел, как опасный зверь, скорее, как обиженный ребенок. Пошарила в карманах – вот она, дешевая зажигалка с колесиком.

Прихватив самую большую канистру, поволоклась к двери, за мной вилась мокрая змейка.

Нельзя допустить, чтобы кто-то узнал про Андрея. Что вообще был второй. Не могу, не хочу. Не смогу об этом говорить. Я даже с самой собой не смогу об этом говорить. Нет, не могу. «Но второе обгоревшее тело все равно обнаружат, и это вызовет вопросы». Этот голосок вылез неожиданно, видимо, здравый смысл решил показать, что еще тут и работает… «Ну и что? Бомж или еще одна жертва. Или случайный свидетель, не знаю. Это их дело будет. Главное. Что не опознают». «Случайная жертва?! У него одни женщины в списке. Это раз. И случайность исключена… Ерунда!». «Заткнись! Не лезь! Нет времени и сил» - благополучно пожелала я ему. Нашел подходящий момент.

Непослушными, онемевшими пальцами чиркнула колесико зажигалки. Не получилось… Черт! У меня все руки в крови, скользко. Вытерла об остатки одежды… Боже, сейчас стошнит.… Нет, нельзя…

Еще усилие – колесико повернулось и вспыхнуло пламя. Сбоку послышалось шевеление и, от неожиданности, выронила хлипкую пластмассу из рук. Но этого было достаточно – жидкость и вправду огнеопасна – маленькие язычки быстро побежали ручейком вглубь комнаты.

Из боковой двери была видна рука, и валил тяжелый, удушливый дым. Нет, мне это только кажется. Кажется, что слышу его голос:

- Лера…

Ноги приросли к полу. Сознание кричало и билось в истерике, что надо уходить. Но, было большое желание подбежать и затолкать эту высунувшуюся руку обратно и подпереть дверь чем-нибудь тяжелым. Надо…

Я ничего не замечала. Даже того, что к моим ногам и огромной канистре, стоящей рядом с ними, подбирается жиденькое пламя. Из паралича меня вывел оклик сзади. Марина осторожно выглядывала из-за угла:

- Лера! Уходи от туда!

Оторвав взгляд от пальцев, которые вроде шелохнулись, с трудом переставляя ноги, потащилась к ней. Только зашла за бетонный угол, послышался один хлопок, за ним второй… «Кто-то рядом взрывает петарды?! На улице? Какие петарды, идиотка! Это огнеопасные канистры, которые ты подожгла… как хорошо».

Кажется, это я произнесла вслух.

- Хорошо?! Ты, что сдурела! Не сиди здесь, Лера! Уходим!

Марина толкала меня, тормошила, тащила…

А в голове, как заезженная пластинка звучало:

«Уходим, уходим

Наступят времена почище.

Бьется родная в экстазе пылая

Владивосток 2000…».[1]

Хотелось одного – лечь. Да, нужно прилечь… Сердце как-то странно с трудом выгоняло кровь обратно в сосуды. Медленно, с каждым сжатием все медленнее. Поплыли радужные картинки. Неимоверная слабость во всем теле, холод в ногах и руках. Кости превратились в желе и не могли держать всю остальную массу…

Еще один хлопок послышался издалека и свет выключился…

- Лера, вставай!

 

 

 

Дальше были только отрывки… Черно-серое кино.

Испуганное, затравленное Маринино лицо надо мной…

Потом лицо какого-то мужчины, вот он повернулся и что-то начал говорить быстро за плечо, видимо, там кто-то еще стоит. Не видно…



Алиса Лойст

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться