Куклы зазеркалья

Размер шрифта: - +

Глава 39

Лето набирало обороты и концу июля жарило просто нестерпимо. Вся влага уже, казалось, должна была выпариться, но в воздухе стоял какой-то морок, влажным облаком. Дышать было нечем, горячий воздух опалял не только кожу, но и носоглотку, когда проходил через нее, а потом и легкие, с разлету попадая туда.

Темные очки сползали с влажного носа, и приходилось время от времени их поправлять. Примиряло меня с такими жизненными обстоятельствами то, что скоро я окажусь в прохладном помещении кафе, вдохну прохладу, остужу легкие. А потом закажу себе, много мороженного и какой-нибудь чай со льдом и дольками лимона вперемешку. Только представила себе эту картинку, как в голове немного помутилось.

Немного, еще немного. Еще чуть-чуть. Вот уже все перехожу дорогу. Водитель, тоже разомлевший на жаре, даже не попытался обругать меня за то, что почти кинулась под колеса. Видимо было лень.

Стеклянная дверь, а за ней рай – плиточный пол, достаточно большое пространство, чтобы можно было сидеть, не задевая друг друга, сочные краски, кондиционер, работающий на полную мощность. Что еще нужно?

Наверное, только разговор с любимой подругой. Это тоже прилагается к сегодняшней программе. Так что я с удовольствием вдохнула божественный воздух.

Программа «просто попробуй» была мною выполнена. И закрывая глаза, иногда представляю, что могла бы этого не сделать и не пойти на встречу, остаться в своей добровольной темнице. И ужас накатывает огромной волной.

Сегодня утром Егор, как обычно ушел на пробежку вместе с Дрейком. Я ночевала у него пока несколько раз и еще не привыкла к обстановке. Он хирург в какой-то частной клинике. Зарабатывает неплохо. И квартирка на уровне – евроремонт, все дела. Особенно мне нравилась ванная, где можно было сделать несколько шагов вдоль и поперек, а не просто, как пингвин пастись на маленьком пятачке, не зная, как одеться, или раздеться. Весело напевая, я шикарно сбросила халатик, что прихватила с собой из дома, не выдержала - хихикнула, и шагнула в полную ванну. Испытала блаженство, булькаясь в пене. Потом приступила к приготовлению завтрака.

Готовить для себя одной всегда было лень. Но теперь мне доставляло удовольствие, радовать его разными рецептами, собранными мной из разных источников: подруг, журналов, интернета. Ну, и старалась соблюдать некоторые правила, что были у Егора пунктиком, на счет питания. Но это были такие глупости.

Все можно сделать, когда только вспоминаешь пробуждение сегодня утром. Я лежу на левом боку, чуть согнувшись, голова на его руке, сверху на бедре вторая, огромная теплая рука, спина тоже огорожена – как в коконе. В коконе, что защищает меня. Мерное дыхание щекочет шею. Я улыбаюсь, притягиваю руку, что лежит на бедре и целую ладонь.

Слышится веселое хмыканье.

- Доброе утро.

- Доброе.

Потом он высвобождает руку и гладит меня по бедру, переворачивает на спину, целует медленно, сонно, спускается ниже, прикладывается к коленке.…

Зардевшись перед зеркалом в ванне, начинаю суетливо умываться, чистить зубы. Надо еще завтрак приготовить.

 А сейчас, похоже, я заснула посреди кафе, люди, наверное, думают, что у меня тепловой удар. Марина привстала и помахала рукой, видимо тоже забеспокоилась все ли в порядке. Но, когда подошла, увидела на лице понимающую улыбку.

- Привет! Ты выглядишь, как кошка навернувшая крынку сметаны. Только, что не потягиваешься лениво.

- Примерно так и есть.

Мы расцеловались и заказали по мороженному и холодному чаю - о чем я так мечтала - поделились последними новостями. Все мои новости были написаны на моем лице. У Марины из новостей то, что свадьба приближается и еще столько надо купить и сделать. Эта паника появилась у нее в последнюю неделю, когда приехала мама Глеба и решила, что их нужно срочно спасать, а то к сроку ничего не успеют.

Хотя, что там успевать? Свадьба на двадцать человек. Тихо, без особых торжеств и изысков. Но для Марины будущая свекровь с ее энтузиазмом была главной темой. Это важно, я понимала. Тем более что на следующей неделе мы шли выбирать платье. Мне очень хотелось увидеть ее в море кружев и пышной юбке с кринолином.

 Потом ее мобильник загавкал.

- Да, Светлана Петровна.

Так звали маму Глеба. Я чуть не забрызгала весь стол чаем в приступе смеха.

- Извини. Я побегу. А то…

- Да, понятно. Звони, когда соберешься за платьем.

- Хорошо, тогда до связи.

И, чмокнув меня в щеку, улетела.



Алиса Лойст

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться